×

«Да только воз и ныне там»?

Почему Правила поведения граждан и организаций при введении режима ЧС вряд ли будут эффективны в борьбе с COVID-19
Цыпина Елена
Цыпина Елена
Адвокат АП Челябинской области 

2 апреля председатель Правительства РФ Михаил Мишустин подписал постановление № 417 об утверждении Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации (далее – Правила).

Читайте также
Правительство утвердило правила поведения граждан и организаций при введении режима ЧС
Правила введены в соответствии со ст. 10 Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера
06 Апреля 2020 Новости

Прежде чем перейти к обсуждению названного документа, считаю необходимым отметить, что период, который мы сейчас проживаем, осложнен эпидемиологической ситуацией, связанной с распространением инфекции, возбудитель которой, как утверждают генетики-вирусологи, «ведет себя необычно». Говоря о необычности, специалисты подчеркивают высокую вирулентность вируса, его патогенность и способность к мутациям, что не позволяет адекватно реагировать в рамках привычного modus operandi.

Ситуация осложняется еще и значительным объемом ежедневных, зачастую противоречивых, публикаций в СМИ, касающихся распространяющейся по миру пандемии 2019-nCoV, что, безусловно, создает дисбаланс в функционировании государственных институтов и бизнеса, общественная жизнь переживает экстремальные и молниеносные метаморфозы. Это неизбежно вызывает у многих людей панические состояния. В таких условиях критически важное значение приобретают своевременные и адекватные меры, связанные с предупреждением распространения коронавируса.

Принятые на сегодняшний день правовые акты (указы Президента РФ, распоряжения Правительства РФ и субъектов Федерации), связанные с угрозой распространения 2019-nCoV, широко обсуждаются общественностью и профессиональным сообществом. Не входя в обсуждение проблемы их противоэпидемической эффективности, замечу, что толкование указанных актов с учетом правовых позиций Конституции РФ представляется неоднозначным.

Очевидно, что нормы права и механизмы правоприменения не обладают присущей 2019-nCoV способностью стремительно адаптироваться в окружающей среде, поэтому у них нет шансов комплементарно «отреагировать» на разворачивающуюся эпидемиологическую ситуацию. Данное обстоятельство, на мой взгляд, существенно затрудняет достижение правовой определенности в сфере безопасности государства, общества, а также граждан и организаций.

В результате мы наблюдаем быструю реакцию законодательных органов и принятие правовых актов, направленных на недопущение ухудшения санитарно-эпидемиологической ситуации в России, однако скорость их принятия неизбежно влияет на качество содержания и оставляет массу вопросов для обсуждения. К таким актам можно отнести и Правила, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 2 апреля № 417.

Данные Правила, на мой взгляд, носят общий характер и не направлены на разрешение текущей санэпидемиологической ситуации в стране.

Напомню, что указами Президента РФ от 25 марта и 2 апреля в РФ период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. объявлен нерабочими днями. В рамках этих указов главами субъектов были введены режимы повышенной готовности. При этом гражданам РФ рекомендована «самоизоляция на дому».

С юридической точки зрения сложно понять, что это за термин, поскольку в законодательстве он отсутствует. В целом режим «самоизоляция на дому» носит ограничительный характер – выходить из дома можно только в случае крайней необходимости. В то же время рекомендация в виде «самоизоляции на дому» сама по себе не может являться требованием.

​ Возвращаясь к Правилам, считаю целесообразным остановиться на п. 3, устанавливающем обязанности граждан при введении режима повышенной готовности на территории ряда субъектов РФ. Даже при первом взгляде на этот пункт возникают неразрешимые практические вопросы в части исполнения налагаемых обязанностей.

Так, в соответствии с положениями п. 3 Правил гражданам «при получении инструкций (указаний) от уполномоченных должностных лиц, в том числе через средства массовой информации», предписано эвакуироваться с территории, на которой существует угроза возникновения ЧС или из зоны ЧС, и использовать средства коллективной и индивидуальной защиты и другое имущество (в случае его предоставления органами власти).

Вообще такая ситуация легко моделируется, если существует, например, зона заражения инфекцией, внесенной в перечень особо опасных (карантинных) инфекций на территории РФ (к примеру, выявлен очаг сибирской язвы). Названная зона, как правило, имеет ограниченную территорию, на которой применяются нормы давно утвержденных и действующих в настоящее время санитарно-эпидемиологических правил.

Напомню, что Постановлением Правительства РФ от 31 января 2020 г. № 66 коронавирусная инфекция (2019-nCoV) включена в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, наряду с ранее упомянутой сибирской язвой, а также чумой, холерой и т.д. В отношении последних выработаны санитарно-эпидемиологические правила. Однако, несмотря на включение 2019-nCoV в указанный перечень, соответствующих санитарно-эпидемиологических правил в отношении этой инфекции не принято. Функционирование системно значимых предприятий и организаций частично продолжается, эвакуировать никто никого не собирается, способ информирования не детализирован, процедуры не формализованы, что неизбежно ведет к неразберихе и злоупотреблениям. Остается рассчитывать на здравомыслие и правовую культуру исполнителей.

В целом обсуждаемые Правила, на мой взгляд, трудноприменимы к нынешним реалиям в стране. Кроме того, они накладывают обязанности, не исполнимые при текущей санэпидемиологической обстановке, и не позволяют полноценно ее разрешить.

Не сомневаюсь, что к разработке текста документа были привлечены ученые- эпидемиологи и вирусологи, однозначно участвовали экономический и силовой блоки правительства. В то же время, учитывая разнонаправленность целевых функций экспертов, результат получился, как в той басне, где воз (не ВОЗ!) и ныне там.

Рассказать:
Другие мнения
Неверов Станислав
Неверов Станислав
Адвокат АП Санкт-Петербурга, Антикризисная коллегия адвокатов Санкт-Петербурга
Ответственность по долгам корпорации или ее видимость?
Арбитражное право и процесс
О практике применения п. 3.1. ст. 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью
15 Июня 2021
Ведищев Николай
Ведищев Николай
Адвокат АП г. Москвы, КА «Московская городская коллегия адвокатов», директор Адвокатской конторы № 39, к.ю.н.
Включены в предмет преступления
Уголовное право и процесс
Определение вида механических транспортных средств для привлечения водителя к уголовной ответственности по ст. 264 и 264.1 УК РФ
15 Июня 2021
Старчиков Михаил
Старчиков Михаил
Полковник юстиции запаса, практикующий юрист
В ракурсе адвокатской деятельности
Трудовое право
О правовом регулировании труда государственных гражданских служащих при выполнении иной оплачиваемой работы
15 Июня 2021
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Советник ФПА РФ, управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры»
Первооснова качественного правоприменения
Законодательство
Что необходимо для развития института финансирования юридической помощи третьими лицами
01 Июня 2021
Чертков Александр
Чертков Александр
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н.
Во благо общества и каждого гражданина
Конституционное право
Для реализации принципа единства публичной власти необходимо взаимное доверие на всех ее уровнях
20 Мая 2021
Сизов Алексей
Сизов Алексей
Адвокат, руководитель практики таможенного права и ВЭД TAXOLOGY
Актуальные риски и неочевидные возможности
Таможенное право
Особенности ведения таможенных споров
18 Мая 2021
Яндекс.Метрика