×

Врачебная тайна: статус-кво сохранится?

Предложенный правительством законопроект вряд ли поможет кардинально решить проблему
Цыпина Елена
Цыпина Елена
Адвокат АП Челябинской области 

Проблема получения супругом (супругой), родственниками и иными членами семьи умерших сведений, составляющих врачебную тайну, существует значительное время и не раз становилась предметом обсуждения исследователей и практиков. Безусловно, поправки в Закон об основах охраны здоровья, направленные на обеспечение доступа к информации, составляющей врачебную тайну, давно назрели и требовали внесения изменений в действующее законодательство.

Однако несмотря на очевидный пробел в этом вопросе законодателями он так и не восполнялся. Дефицит надлежащей детализации законодательного регулирования был устранен в январе 2020 г. правовой позицией Конституционного Суда РФ, признавшего Постановлением от 13 января 2020 г. не соответствующими Конституции РФ ряд законодательных норм, касающихся условий и порядка доступа к медицинской документации умершего пациента его супруга (супруги), близких родственников (членов семьи) и (или) иных лиц, в силу неопределенности их нормативного содержания, поскольку они не позволяли определить указанные условия и порядки.

Читайте также
Родственники умершего пациента вправе получать копии его медицинских документов
КС подчеркнул, что несмотря на десятки принятых поправок в Закон об охране здоровья, ни одна не была направлена на совершенствование регулирования доступа заинтересованных лиц к медицинской документации покойного
15 Января 2020 Новости

КС РФ также указал, что «впредь до внесения в законодательство необходимых изменений, вытекающих из настоящего Постановления, медицинским организациям надлежит по требованию супруга (супруги), близких родственников (членов семьи) умершего пациента, лиц, указанных в его информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство, предоставлять им для ознакомления медицинские документы умершего пациента с возможностью снятия своими силами копий (фотокопий), а если соответствующие медицинские документы существуют в электронной форме – предоставлять соответствующие электронные документы». При этом в постановлении подчеркнуто, что отказ в таком доступе может быть признан допустимым только в том случае, если при жизни пациент выразил запрет на раскрытие составляющих врачебную тайну сведений о его здоровье.

Оперативное внесение поправок можно расценивать, на мой взгляд, только положительно. Считаю такую инициативу необходимой, поскольку родные и близкие умерших пациентов должны иметь возможность обладать информацией о том, каким было состояние здоровья умерших, а также данными об обследовании, лечении, объеме и качестве оказанной медпомощи. Кроме того, это право вытекает из положений Конституции, Семейного кодекса РФ, международных актов, практики Европейского Суда по правам человека и ряда других нормативных правовых актов.

Читайте также
В Думу внесен законопроект о предоставлении родным умершего пациента его медицинских документов
Поправки предложены одним из депутатов со ссылкой на январское постановление КС, признавшего неконституционными ряд норм Закона об основах охраны здоровья
04 Марта 2020 Новости

В марте 2020 г. мы с коллегами комментировали в «АГ» проект федерального закона депутата Госдумы Алексея Куринного (законопроект № 911708-7) о внесении изменений, касающихся информации, составляющей врачебную тайну. Статью 13 Закона об основах охраны здоровья предлагалось дополнить ч. 3.1 следующего содержания: «Заключение о причине смерти и диагнозе заболевания, а также иные сведения, в том числе копии медицинской документации, составляющие врачебную тайну пациента, в случае его смерти предоставляются лицам, указанным в части 3 статьи 22 настоящего Федерального закона, по их требованию, за исключением случаев, когда пациент (его законный представитель) при жизни выразил письменный запрет на предоставление им такой информации и (или) определил иное лицо, которому должна быть предоставлена такая информация в случае его смерти. Форма, в которой пациент вправе выразить запрет или указание о распоряжении информацией, составляющей врачебную тайну, определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти».

По сути, предложенный вариант предусматривает презумпцию согласия умершего пациента на раскрытие информации, составляющей врачебную тайну, его супругу (супруге) и близким родственникам (членам семьи). По моему мнению, такое решение является разумным, поскольку позволяет исключить формальный подход, соблюсти нормы закона, а также защитить права пациента и его близких.

Читайте также
Правительство внесло в Госдуму законопроект, регулирующий доступ к сведениям, составляющим врачебную тайну
Согласно поправкам в Закон об основах охраны здоровья граждан доступ к медицинской документации возможен, только если пациент либо его законный представитель не запретили предоставлять указанные сведения
27 Июля 2020 Новости

В настоящее время Правительством РФ предложен проект изменений в ст. 13, 14, 19, 20 и 22 Закона об основах охраны здоровья (законопроект № 987162-7).

Так, редакцией ч. 3 ст. 13 предусмотрено, что только «с письменного согласия гражданина или его законного представителя ˂…˃ допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти гражданина, ˂…˃ супругу (супруге), близким родственникам (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам) и иным членам семьи либо иным лицам, указанным в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство, по их запросу, если пациент или его законный представитель не запретил предоставлять им указанные сведения».

Часть 5 ст. 22 Закона предлагается дополнить следующим: «Пациент либо его законный представитель имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, и получать на основании такой документации консультации у других специалистов. Супруг (супруга), близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушки, бабушки) и иные члены семьи либо иные лица, указанные в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство, имеют право непосредственно знакомиться с медицинской документацией пациента, в том числе после его смерти, если пациент либо его законный представитель не запретил предоставлять медицинскую документацию для ознакомления указанным лицам. Порядок ознакомления с медицинской документацией пациента устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти».

Все предлагаемые правительством изменения связаны с дачей самим пациентом информированного согласия на предоставление сведений о нем, в том числе в отношении предоставления медицинской документации. Однако полагаю, что по сравнению с ранее комментировавшимся альтернативным законопроектом, внесенным в Госдуму в марте 2020 г., предлагаемые в данном законопроекте меры не являются достаточными, поскольку не учитывается ряд медицинских ситуаций, когда получение от пациента информированного согласия не представляется возможным.

Это касается, в частности, случаев, когда в медучреждение поступает пациент с нарушением сознания, не позволяющим получить информированное согласие, и, не приходя в сознание, умирает. Медицинскими терминами нарушение сознания оценивается как оглушение, сопор или кома. Эти состояния возникают при ряде заболеваний и травмах, к которым относятся, например, острое нарушением мозгового кровообращения (инсульт, инфаркт головного мозга), инфаркт миокарда, нейроинфекции (менингиты, энцефалиты), черепно-мозговые травмы и иные нарушения, сопровождающиеся отеком головного мозга. В таком состоянии пациент не сможет вследствие тяжести состояния выразить свою волю на распространение сведений, составляющих врачебную тайну. Данные случаи в медицинской практике нередки, и ситуации неопределенности приводят к сложностям в получении медицинской информации в отношении названных пациентов.

Очевидно, что и после принятия поправок в редакции, предложенной правительством, медицинские организации будут формально следовать норме закона и отказывать в предоставлении медицинской информации супругу (супруге), близким родственникам и иным членам семьи, а, следовательно, статус-кво будет сохранен. При таких обстоятельствах граждане будут вынуждены по-прежнему обращаться за получением медицинской информации в отношении умершего близкого человека в суды, следственные органы и прокуратуру. Конечно, количество подобных обращений существенно сократится, но это, к сожалению, не станет кардинальным решением проблемы получения медицинской документации в отношении умерших пациентов.

На мой взгляд, проект, предложенный депутатом Госдумы Алексеем Куринным (законопроект № 911708-7) о внесении изменений, касающихся информации, составляющей врачебную тайну, восполнит пробел законодательного регулирования надлежащим образом и создаст возможность для реализации конституционных прав близких умерших пациентов.

Рассказать:
Другие мнения
Ганнушкина Светлана
Ганнушкина Светлана
Руководитель Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал»
Пандемия способствовала освобождению из ЦВСИГ 50% мигрантов
Производство по делам об административных правонарушениях
В ряде регионов спеццентры просили помочь обжаловать высылку иностранных граждан
27 Июля 2020
Виноградова Татьяна
Виноградова Татьяна
Адвокат АП Архангельской области
Практика отобрания детей требует кардинального изменения
Семейное право
Однако предложенный законопроект вряд ли решит проблему злоупотреблений в данной сфере
22 Июля 2020
Оленичев Максим
Оленичев Максим
Правовой советник ЛГБТ-инициативной группы «Выход»
«Вне закона»?
Семейное право
Проект поправок в СК РФ лишает значительную часть членов общества права на брак, усыновление детей и защиту от произвола и насилия
21 Июля 2020
Домнин Сергей
Домнин Сергей
Арбитражный управляющий, СРО АУ «СЕМТЭК»
«Резиновая» аффилированность
Арбитражное право и процесс
Слишком вольная трактовка понятия приводит к необоснованным отводам арбитражных управляющих
16 Июля 2020
Комиссарова Ярослава
Комиссарова Ярослава
Доцент кафедры криминалистики Московского государственного университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), главный редактор федерального научно-практического журнала «Эксперт-криминалист», к.ю.н., доцент, член Британской и Европейской ассоциации полиграфологов
Оценка заключений экспертов и специалистов
Производство экспертизы
Необходимо выработать четкие правила оценки научной обоснованности заключений эксперта и специалиста в судопроизводстве
08 Июля 2020
Гриб Владислав
Гриб Владислав
Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ
Создать «эффект домино»
Налоговое право
Три универсальные меры поддержки, которые помогут стимулировать деловую активность
07 Июля 2020