×

Независимость – ключевой аспект

Почему проведение СМЭ по ятрогенным преступлениям спецотделами СКР противоречит законодательству
Цыпина Елена
Цыпина Елена
Адвокат АП Челябинской области 

 Когда предметом исследования Конституционного Суда РФ станет жалоба гражданина на нарушение его конституционных прав рядом норм УПК РФ, а также законами, регулирующими экспертную и медицинскую деятельность (федеральными законами «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», «О лицензировании отдельных видов деятельности» и «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»), – было лишь вопросом времени. Неравнодушной оказалась врач-хирург Римма Алиуллова, которая ранее была осуждена по ч. 2 ст. 109 УК РФ за причинение смерти пациенту вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей.

Читайте также
Оспорить в КС нормы, позволившие провести судебную экспертизу «ведомственным» экспертам, не удалось
Суд напомнил, что сторона защиты может заявить отвод эксперту, в том числе и в связи с его служебной зависимостью от сторон либо их представителей
05 Августа 2020 Новости

Жалоба сводилась в основном к оспариванию норм, которые, по мнению заявительницы, отступают от правовых принципов и позволяют устанавливать виновность обвиняемого на основании заключения экспертов, работающих в учреждении, не имеющем лицензии и состоящем в ведомственной подчиненности органу предварительного расследования, а также изменять состав комиссии экспертов без уведомления обвиняемого и его защитника, необоснованно отказывать в удовлетворении ходатайства защиты об исключении экспертного заключения как недопустимого доказательства и о назначении повторной экспертизы.

Напомню, что организация и производство судебной экспертизы в России регулируются Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Статьей 11 указанного Закона установлено, что «организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться экспертными подразделениями федеральных органов исполнительной власти, на которые возложены функции по организации и (или) производству экспертизы в целях осуществления судопроизводства в Российской Федерации». 

Но в последние годы эта формулировка обрела новые смыслы.

Читайте также
Александр Бастрыкин и Леонид Рошаль не пришли к согласию по вопросам ятрогенных преступлений
Создание в СК специализированных подразделений по расследованию происшествий в области медицины негативно воспринимается как медиками, так и адвокатами
21 Декабря 2018 Новости

Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин с 2017 г. неоднократно высказывался в публичном пространстве о необходимости создания в структуре СКР специальных отделов по расследованию ятрогенных преступлений (связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи). Обсуждение этого вопроса в профессиональном сообществе выявило ряд противоречий, которые могли возникнуть при принятии такого решения, однако 26 ноября 2018 г. был подписан приказ о внесении изменений в штат центрального аппарата СКР и следственных органов, касающийся создания таких отделов.

С целью предоставления СКР полного объема прав на организацию и (или) производство судебных экспертиз был принят Федеральный закон от 26 июля 2019 г. № 224-ФЗ, которым внесены изменения в законы о государственной судебно-экспертной деятельности и о Следственном комитете Российской Федерации. В частности, ч. 4 ст. 1 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации»  дополнена п. 3.1 следующего содержания: «организация и производство в судебно-экспертном учреждении Следственного комитета судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации», а ст. 45 – ч. 10, устанавливающей: «До создания в системе Следственного комитета судебно-экспертного учреждения, но не позднее чем до 1 января 2022 года организацию и производство судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, в Следственном комитете могут осуществлять экспертные подразделения Следственного комитета (главное управление, управления и отделы по федеральным округам, управления и отделы по субъектам Российской Федерации), которые действуют на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей экспертных подразделений вышестоящим руководителям экспертных подразделений».

Читайте также
«Дела врачей» будет расследовать специальная группа СК
Следственный комитет РФ создает группу по расследованию ятрогенных преступлений
02 Июля 2018 Новости

Оценивая внесенные поправки, нельзя не обратить внимание на закрепленный в них принцип подчиненности сотрудников вновь созданных экспертных подразделений СКР. Именно это противоречие было основным предметом обсуждения в юридическом сообществе в период подготовки к внесению изменений в законодательство. Коллеги выражали озабоченность в части объективности заключения такой экспертизы. С этим трудно поспорить, ведь фактически получается, что экспертами становятся сотрудники следственного органа. 

Важно отметить, что в ст. 7 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности предусмотрена независимость эксперта, который проводит экспертизу, а именно: «при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела». Не допуская малейшей возможности предвзятого отношения экспертов СКР к служебным обязанностям, руководствуясь как минимум нормами трудового права, не представляется возможным исключить их зависимость от органа, назначившего экспертизу, – их работодателя.

Кроме того, в ст. 18 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности установлены ограничения при организации и производстве судебной экспертизы, согласно которым «эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы, а если она ему поручена, обязан немедленно прекратить ее производство при наличии оснований, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации». Соответственно, в ст. 70 УПК РФ предусмотрено, что эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей, и в таком случае подлежит отводу.

 Однако, несмотря на законодательный запрет на зависимость эксперта, изменения в ст. 11 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности все-таки были внесены. Поправками, в частности, определено, что в течение переходного периода, установленного Законом о Следственном комитете Российской Федерации, организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться экспертными подразделениями федерального государственного органа, реализующего в соответствии с законодательством полномочия в сфере уголовного судопроизводства. Если производство судебной экспертизы поручается указанным подразделениям, они осуществляют функции, исполняют обязанности, имеют права и несут ответственность, предусмотренные для государственных судебно-экспертных учреждений. Таким образом, перед СКР поставлена непростая задача по созданию внутренней структуры, которая ни в коей мере не будет от него зависима.

Оценивая позицию КС по жалобе Риммы Аллиуловой (Определение КС от 30 июня 2020 г. № 1394-О), следует отметить, что Суд предметно не исследовал вопрос о зависимости эксперта от органа или лица, назначившего экспертизу, указав только, что у лиц, привлеченных к уголовной ответственности, имеются процессуальные права, установленные УПК РФ, и «в силу пункта 5 части четвертой статьи 47 и пункта 8 части первой статьи 53 УПК Российской Федерации сторона защиты могла заявить отвод эксперту по любому из оснований, предусмотренных статьей 70 данного Кодекса, в том числе в связи с его служебной или иной зависимостью от сторон или их представителей». А ведь именно этот вопрос в данном деле имеет, на мой взгляд, первостепенное значение! 

Полагаю, что проведение судмедэкспертизы по уголовному делу, связанному с ненадлежащим оказанием медпомощи, специальными отделами СКР противоречит прежде всего положениям Закона о государственной судебно-экспертной деятельности, а именно:

  • ст. 4, в которой указано, что государственная судебно-экспертная деятельность основывается на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники;
  • ст. 7, устанавливающей, что «при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела».

Следует отметить, что в данном случае нарушаются и принципы уголовного судопроизводства, в том числе состязательности и равноправия сторон, являющиеся общепризнанными в демократических правовых государствах.

Что касается довода заявительницы об установлении виновности обвиняемого на основании заключения экспертов, работающих в учреждении, не имеющем лицензии (что, по ее мнению, противоречит п. 46 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»), то в оценке данного аргумента соглашусь с позицией КС. 

Так, согласно Перечню работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность (Приложение к Положению о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»), утвержденному Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. № 291), лицензированию подлежат: 

  • судебно-медицинская экспертиза;
  • судмедэкспертиза вещественных доказательств и исследование биологических объектов;
  • судмедэкспертиза и исследование трупа;
  • судебно-психиатрическая экспертиза.

Раннее в перечень работ и услуг, составляющих медицинскую деятельность, входила судмедэкспертиза по материалам уголовных и гражданских дел, однако Решением Верховного Суда РФ от 23 июня 2004 г. № ГКПИ2004-738 ряд пунктов раздела «Прочие работы и услуги» Номенклатуры работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи, утвержденной Приказом Минздрава России от 26 июля 2002 г. № 238, в том числе п. 06.020.3 «судебно-медицинская экспертиза по материалам уголовных и гражданских дел», признаны недействующими.

В дальнейшем «судебно-медицинская экспертиза по материалам уголовных и гражданских дел» не была выделена как отдельная медицинская деятельность, подлежащая лицензированию. В лицензируемый перечень работ и услуг, составляющих медицинскую деятельность, она не включена до сих пор. Из этого следует, что деятельность при производстве судебно-медицинской экспертизы по материалам уголовных и гражданских дел не относится к категории медицинской и для ее осуществления лицензия не требуется. В то же время именно такая экспертиза была назначена и проведена по уголовному делу в отношении Риммы Алиулловой (приговор Менделеевского районного суда Республики Татарстан от 12 июля 2017 г. по делу № 1-61/2017). Поэтому довод жалобы по указанному основанию не является допустимым.

Таким образом, позицию Конституционного Суда в отношении доводов заявительницы об изменении состава комиссии экспертов без уведомления обвиняемого и его защитника, а также о необоснованном отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об исключении экспертного заключения как недопустимого доказательства и о назначении повторной экспертизы полагаю правомерной и обоснованной.

КС РФ указал, что в силу ст. 198, 206 и 207 УПК РФ «подозреваемый, обвиняемый и защитник вправе ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц, о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, а также о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы». Механизм оспаривания результатов судебной экспертизы известен и применяется как на стадии предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства. Однако при рассмотрении данного уголовного дела такие механизмы, по-видимому, применены не были.

Думается, что вопрос о предвзятости экспертов, состоящих в ведомственной подчиненности органу предварительного следствия, еще не раз будет предметом судебного исследования, в том числе в Конституционном Суде. Однако разрешение возникшей ситуации, полагаю, возможно только путем устранения имеющихся в законодательстве противоречий.

Рассказать:
Другие мнения
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph.D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Увольнение за «чрезмерную активность» под маской профнепригодности
Международное право
Спор врача с клиникой о незаконном увольнении завершился мировым соглашением
18 Июня 2021
Карсетская Елена
Карсетская Елена
Юрист, эксперт по трудовому праву
Увольнение профсоюзного лидера: компромиссный подход КС
Трудовое право
Суд вправе принять решение о незаконности увольнения, но без восстановления на работе
17 Июня 2021
Плахотнюк Вячеслав
Плахотнюк Вячеслав
Адвокат АП Санкт-Петербурга
«Проблемный иммунитет»
Уголовное право и процесс
Из-за коллизии законов норма о неприкосновенности сенатора РФ и депутата Госдумы может «кануть в небытие»
16 Июня 2021
Яремчук Анастасия
Яремчук Анастасия
Руководитель антимонопольной практики Rights Business Standard (RBS)
«Помилование» с шансом на исправление
Арбитражное право и процесс
Как возобновляется процедура заключения контракта на комиссиях по РНП
16 Июня 2021
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
Главное – определить подсудность будущего спора
Арбитражное право и процесс
Как получить фактическое исполнение от иностранной компании в РФ
15 Июня 2021
Безбородов Александр
Безбородов Александр
Адвокат, партнер международной юридической фирмы BEITENBURKHARDT
Предложенные варианты могут помочь сделать процедуру взыскания задолженности с иностранной компании более эффективной
Арбитражное право и процесс
Оптимальный выбор в качестве суда, компетентного разрешать спор, – в пользу арбитражной институции
15 Июня 2021
Яндекс.Метрика