×

Дело о мировом соглашении в банкротстве «Главмосстроя», о котором писала «АГ», получило широкий резонанс в юридических кругах1.

Читайте также
Воля кредиторов о заключении мирового соглашения с банкротом – презюмирует отмену судебных актов?
Верховный Суд указал, что разрешение вопроса об утверждении первоначального мирового соглашения противоречит природе данного института права в связи с заключением сторонами нового мирового соглашения на иных условиях
29 Августа 2019 Новости

Напомню, суть проблемы состояла в том, что суд первой инстанции утвердил мировое соглашение, признав его экономически эффективным, а суд округа, действуя в качестве кассационной инстанции, это соглашение аннулировал, сочтя его экономически неэффективным и, более того, – заведомо невыполнимым.

При этом вторая инстанция прислушалась к аргументам независимых кредиторов (и их адвокатов, включая юристов АБ «Бартолиус»), которые полагали, что решение о спорном мировом соглашении было принято голосами кредиторов, аффилированных с контролирующими должника лицами, и целями его заключения были затягивание времени и уход от расплаты с независимыми кредиторами.

Какая из двух инстанций была права? Ответ пришлось искать Верховному Суду РФ.

Изначально судья ВС РФ отказала в передаче дела в Коллегию по экономическим спорам (поддержав тем самым суд округа), но потом зам. председателя ВС РФ Олег Свириденко истребовал дело и все же передал его в коллегию для рассмотрения по существу.

«Главмосстрой» настаивал на отмене акта суда второй инстанции и оставлении в силе определения об утверждении мирового соглашения. Независимые кредиторы, напротив, требовали оставить в силе акт суда второй инстанции – т.е. отменить мировое соглашение.

Формулировки определения зам. председателя ВС РФ, передавшего дело в коллегию, вызвали серьезное беспокойство некоторых специалистов, в том числе не вовлеченных в дело. Они, по-видимому, подразумевали, что суд округа не имеет права анализировать мировое соглашение на предмет эффективности. Мотивировка, приведенная в определении зам. председателя ВС РФ, следующая: такой анализ является «переоценкой фактических обстоятельств дела», установленных первой инстанцией, что не входит в функции кассационного суда.

По мнению ряда специалистов, включение данных тезисов в итоговое определение могло бы «открыть ящик Пандоры» в делах о банкротстве. Запрет судам округов пересматривать в кассационном порядке решения судов первой инстанции по утверждению мировых соглашений оставил бы независимых кредиторов без защиты от судебных ошибок, а равно и от судейских злоупотреблений (апелляция по поводу утверждения судом мирового соглашения законом почему-то не предусмотрена).

К счастью, в Определение от 22 августа № 305-ЭС16-20931(19) по делу № А40-165525/2014 данные тезисы не вошли. Вместо них коллегия приняла в некотором роде «Соломоново решение», отменив акты обеих инстанций, отказав в утверждении мирового соглашения и направив дело для дальнейшего рассмотрения в первую инстанцию.

То есть формально просьбу «Главмосстроя» об отмене судебного акта кассационной инстанции судьи Коллегии ВС РФ удовлетворили, но и мировое соглашение, вызывающее протесты независимых кредиторов, тоже аннулировали вместе с утвердившим его актом. Пожалуй, это можно считать промежуточной победой независимых кредиторов.

В качестве обоснования коллегия указала следующее. Оказывается, после аннулирования судом округа исходного мирового соглашения состоялось собрание кредиторов, на котором было принято новое мировое соглашение – предположительно на более выгодных для них условиях! По мнению коллегии, в связи с этим «старое» мировое соглашение обсуждать не имело смысла – независимо от того, законно или незаконно оно было аннулировано, а новое еще находится на утверждении суда первой инстанции, и обсуждать его рано.

В итоге коллегия сформулировала следующую позицию: «Приняв решение о заключении нового мирового соглашения в деле о банкротстве должника на иных условиях, собрание кредиторов тем самым выразило волю на изменение его содержания, одновременно отказавшись от ранее достигнутых договоренностей в прежнем соглашении. В такой ситуации разрешение судом вопроса об утверждении спорного мирового соглашения нарушает исключительную компетенцию собрания кредиторов должника и противоречит природе данного института права».

Тут, конечно, остается открытым вопрос – как учесть воздействие на волю собрания кредиторов судебного акта, который впоследствии был отменен самой же коллегией? Очевидного ответа на него нет.

Так или иначе высшая судебная инстанция нашла техничный выход из сложной ситуации, более или менее справедливо разрешив конкретное дело. «Ящик Пандоры» остался закрытым.

Увы, при этом коллегия уклонилась от решения чрезвычайно важной, как с теоретической, так и с практической точки зрения, правовой проблемы, поднятой в определении зам. председателя ВС РФ: может ли вопрос об экономической эффективности мирового соглашения в банкротстве, разрешенный первой инстанцией, пересматриваться в вышестоящих инстанциях, или это вопрос факта, который не подлежит пересмотру ни в кассации, ни в надзоре?

Этот вопрос также остался без ответа. Однако, несомненно, он будет возникать вновь и вновь – в том числе, вполне возможно, при утверждении судами нового мирового соглашения в деле «Главмосстроя». Рано или поздно (разумеется, лучше рано) кому-то все равно придется на него отвечать.

Думается, единственно правильный ответ (вопреки мнению Олега Свириденко) – о допустимости пересмотра вышестоящими судами решения первой инстанции об утверждении мирового соглашения. Иначе «ящик Пандоры» все же откроется…


1 См., например: Тай Ю. Бойтесь банкротов, мир приносящих! или Как закопать топор мира?; Будылин С. Дело о мировом соглашении, или Ящик Пандоры с ароматом рыбы; Две кассации отменили мировое соглашение. Верховный суд направил дело «Главмосстроя» на пересмотр вслед за окружным судом; Малаховский А., Климачева К. Мировое соглашение в банкротстве: заключаем правильно.

Рассказать:
Другие мнения
Денисов Вячеслав
Денисов Вячеслав
Адвокат, руководитель пресс-службы АП Новосибирской области
Верность адвокатским традициям
Уголовное право и процесс
Как совместные усилия защитников помогли добиться справедливого результата судебного разбирательства
14 Ноября 2019
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Старший юрист АБ «Халимон и Партнеры»
Бизнес как заложник законодательных лакун
Конституционное право
Ряд спорных вопросов демонстрирует противоречивость, неясность и неопределенность ч. 1 ст. 171 УК РФ
13 Ноября 2019
Парамонов Дмитрий
Парамонов Дмитрий
Адвокат, руководитель практики международного налогообложения МКА «ФБК Право»
Добровольное декларирование активов: утрачено ли доверие налогоплательщиков?
Уголовное право и процесс
Закон вряд ли предполагал превращение архива ФНС в «читальный зал»
12 Ноября 2019
Денисов Вячеслав
Денисов Вячеслав
Адвокат, руководитель пресс-службы АП Новосибирской области
Искусство убеждать обычных граждан
Уголовное право и процесс
О победе новосибирского адвоката в суде с участием присяжных заседателей
08 Ноября 2019
Меркулов Никита
Руководитель научно-исследовательской группы по внедрению информационных технологий в уголовное судопроизводство при НОЦ «Уголовно-правовая экспертиза»
Доказать прямой умысел
Уголовное право и процесс
О конструкции состава преступления, предусмотренного ст. 242.1 УК РФ
28 Октября 2019
Нестеренко Дмитрий
Нестеренко Дмитрий
Адвокат АП Волгоградской области, Волгоградская областная коллегия адвокатов
Признание вины – не приговор
Уголовное право и процесс
Верховный Суд РФ удовлетворил кассационную жалобу адвоката АП Волгоградской области
28 Октября 2019