×

Когда добросовестность под сомнением

ВС подчеркнул право судов выйти за рамки спора, если сделка содержит признаки мнимой (притворной)
Мыльцын Дмитрий
Мыльцын Дмитрий
Адвокат КА г. Москвы «Якупов и партнеры»

8 июля Верховный Суд РФ утвердил Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям (далее – Обзор), в котором раскрыл наиболее интересные практические аспекты, а также дал рекомендации судам.

Так, признана правомерной практика привлечения судом при недобросовестном поведении участников процесса, чьи действия свидетельствуют о возможном нарушении валютного, налогового и таможенного законодательства, а также положений Закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, к участию в спорах следующих органов:

  • прокуратуры (осуществление прокурорского надзора в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма);
  • налоговых органов (выявление признаков легализации доходов, полученных вследствие нарушения законодательства о налогах и сборах и валютного законодательства, а также неполноты учета выручки);
  • таможенных органов (выявление признаков легализации доходов, полученных вследствие перемещения через таможенную границу наличных денежных средств и (или) денежных инструментов, уклонения от репатриации денежных средств при ведении внешнеторговой деятельности);
  • уполномоченных органов в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (Росфинмониторинг) – выявление признаков, свидетельствующих о том, что операция (сделка) с денежными средствами или иным имуществом связана с легализацией доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма, а также осуществление в соответствии с законодательством РФ контроля за операциями (сделками) с денежными средствами или иным имуществом.
Читайте также
ВС разъяснил, что необходимо делать судам в рамках борьбы с незаконными финансовыми операциями
Как указано в обзоре, существенная часть споров, в которых выявляются элементы отмывания полученных незаконным путем доходов, вытекает из долговых обязательств и оборота векселей
15 Июля 2020 Новости

Таким образом, суд при наличии оснований полагать, что один из участников процесса нарушает законодательство и связан с легализацией доходов, полученных незаконным путем, может привлечь соответствующий орган как по своей инициативе со стадии подготовки дела к разбирательству, так и посредством рекомендации – то есть проинформировать его о возможности вступления в процесс.

В Обзоре также указано, что зачастую с заявлением о вынесении (выдаче) судебного приказа в суды обращаются лица, намерения которых связаны с незаконными финансовыми операциями. В таком случае судам важно обращать внимание на факт бесспорности требования в заявлении о вынесении (выдаче) судебного приказа. Наиболее убедительным доказательством бесспорности являются письменные доказательства, достоверность которых не вызывает сомнений (п. 3 Постановления Пленума ВС от 27 декабря 2016 г. № 62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве»).

При наличии сомнений в бесспорном характере требований судья должен вынести определение об отказе в принятии заявления, в том числе в случае выявления признаков направленности действий заявителя на совершение незаконных финансовых операций. Такие сомнения могут быть связаны, например:

  • с поступлением в суд в течение непродолжительного периода времени идентичных по форме и аналогичных по содержанию заявлений к различным должникам от нескольких заявителей;
  • с поступлением в суды, находящиеся в одном регионе, в течение определенного непродолжительного периода времени идентичных по форме и содержанию заявлений к одному и тому же должнику.

Итак, заявитель может обратиться в суд в порядке искового производства по требованиям о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника, ранее указанных в заявлении о выдаче судебного приказа, по которому вынесено определение об отказе в принятии.

Кроме того, в Обзоре проанализирована ситуация, когда суд отказывает в утверждении мирового соглашения, не принимает признание иска ответчиком и иные результаты примирения сторон в случае подозрения о совершении участвующими в деле лицами незаконных финансовых операций в отсутствие между ними спора о праве.

К таким ситуациям можно отнести:

  • признание задолженности ответчиком в предварительном судебном заседании при объективных сомнениях в достоверности доказательств, представленных сторонами (создание видимости хозяйственного спора);
  • попытка утверждения мирового соглашения о добровольной выплате ответчиком денежных средств в пользу истца при объективных сомнениях в достоверности представленных в суд доказательств либо добросовестности намерений сторон (сделка, по поводу которой ведется спор, является мнимой).

То есть судам дана рекомендация тщательно проверять доказательства, представленные сторонами при обращении к примирительным процедурам (заключение мирового соглашения, признание иска), если есть обоснованные сомнения в добросовестности действий участников спора.

Одной из самых спорных, на мой взгляд, позиций, выраженных в Обзоре, является рекомендация судам при обнаружении в ходе рассмотрения дела в действиях участвующих в деле лиц признаков экономического преступления обращаться в правоохранительные органы с частными определениями.

Данные ситуации могут возникать, например:

  • при поступлении из кредитной организации в суд сведений о предъявлении взыскателем судебного приказа, в ходе проверки которого возникли подозрения в его подлинности (в ходе судебной проверки сведения подтвердились);
  • при поступлении в суд искового заявления при наличии в других районных судах аналогичных исков по тем же предмету и основанию, с теми же сторонами, отличающихся лишь подсудностью с учетом полученной от Росфинмониторинга и кредитных организаций информации о применении к участвующим в деле лицам противолегализационных мер.
Читайте также
Судебный приказ: основания возврата заявления и особенности обжалования
Суды кассационной инстанции чаще поддерживают позицию должников
14 Июля 2020 Мнения

В этом случае суд, несмотря на наличие такой возможности согласно положениям ст. 188.1 АПК РФ, ст. 226 ГПК РФ и ч. 4 ст. 200 КАС РФ, обращаясь в правоохранительные органы, на мой взгляд, выходит за рамки осуществления правосудия при производстве по конкретному делу, поскольку с подобными обращениями должны выступать соответствующие компетентные органы, а также в случае нарушения их прав вызывающим сомнение судебным актом – лица, участвующие в деле.

Таким образом, суд, привлекая к участию в деле органы, в компетенцию которых входит не осуществление правосудия, а проведение проверки, а при наличии оснований – возбуждение уголовного дела и производство предварительного расследования, – выходит за рамки конкретного спора, что ставит под сомнение принцип состязательности и равноправия сторон и, как следствие, снижает уровень доверия участников процесса к суду.

В связи с этим, полагаю, следует внести соответствующие изменения в названные положения (ст. 188.1 АПК РФ, ст. 226 ГПК РФ и ч. 4 ст. 200 КАС РФ) и позволить сторонам самостоятельно привлекать к участию в деле третьих лиц, заявляя соответствующие ходатайства, а также обращаться при наличии оснований в компетентные органы с заявлениями и обращениями.

Верховный Суд РФ также рекомендует судам отказывать в удовлетворении требований, основанных на мнимой (притворной) сделке (придание правомерного вида передаче денежных средств или иного имущества).

К таковым относятся сделки, совершенные формально, например:

  • составление актов приема-передачи в отсутствие реальной передачи имущества или госрегистрация перехода права собственности на недвижимое имущество без реальной передачи владения (п. 86 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»);
  • совершение сделки на сумму иную по сравнению с действительной суммой исполнения (п. 87, 88 того же Постановления).

При наличии подозрений в мнимости или притворности сделки суд должен:

  • исследовать вопрос о несовпадении воли с волеизъявлением относительно обычно порождаемых такой сделкой гражданско-правовых последствий;
  • оценить согласованность представленных сторонами доказательств, проанализировать их на предмет соответствия сложившейся практике хозяйственных взаимоотношений;
  • установить наличие или отсутствие убедительных пояснений разумности действий и решений сторон сделки.

В Обзоре приведены следующие примеры действий суда при обнаружении мнимых (притворных) сделок.

Так, арбитражный суд отказал во взыскании задолженности по выплате агентского вознаграждения в размере 1 млрд 800 тыс. руб., поскольку в ходе рассмотрения дела выявил множественные признаки сомнительности операций с участием истца, а именно:

  • в отношении его контрагентов, а также контрагентов ответчика различными кредитными организациями принимались заградительные меры в виде отказов в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, открытии банковского счета и расторжения договора банковского счета;
  • истец находится в стадии ликвидации.

В итоге суд пришел к заключению о мнимости сделки, основываясь в том числе на заключении Росфинмониторинга, и установил, что единственная цель обращения истца в суд –получение внешне легального основания для перечисления значительной суммы денежных средств в преддверии ликвидации и распределения имущества.

В другом примере суд также отказал во взыскании 90 млн руб. задолженности по договору субподряда, в ходе рассмотрения иска были обнаружены признаки мнимой сделки, в частности сомнительная финансово-хозяйственная деятельность истца, направленная на «транзит» и обналичивание денежных средств.

В таких случаях судам рекомендовано истребовать дополнительные доказательства – подтверждение реального выполнения работ (их причины и фактический порядок выполнения).

В результате суд сделал вывод о мнимости сделки, так как документы, представленные сторонами в качестве доказательств, были составлены лишь для придания правомерного вида передаче денежных средств за работы, факт выполнения которых сомнителен. Других доказательств по запросу суда стороны не представили.

В Обзоре подчеркнуто, что суд может выйти за рамки спора, проанализировать сделку, в рамках которой ведется разбирательство, и принять решение о ее мнимости или притворности с учетом заключения компетентных органов, а также основываясь на доказательствах, представленных (или не представленных) по запросу сторонами.

Обзор содержит много иных рекомендаций, которые будут полезны как практикующим адвокатам и юристам, так и судам при возникновении сомнений в добросовестности участвующих в деле лиц, при наличии признаков совершения ими незаконных финансовых операций.

При этом важно помнить, что приведенные рекомендации являются универсальными, а каждый судебный спор уникален. Вопрос о том, как поступить, какие доказательства предоставить, какие доводы и действия участвующих в деле лиц будут свидетельствовать об их недобросовестности, а какие финансовые операции – иметь признаки подозрительных и незаконных, суды должны решать самостоятельно в каждом конкретном случае. Однако, следуя данным рекомендациям, можно снизить и даже исключить риски неблагоприятных последствий.

Рассказать:
Другие мнения
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Увольнение за «утечку информации»
Международное право
Стремление к максимизации прибыли нередко приводит компании к нарушениям законодательства
22 Октября 2021
Батурина Ирина
Батурина Ирина
Заместитель руководителя юридической службы по вопросам правового обеспечения медицинской деятельности ГК «Садко»
Срок исковой давности по «медицинским» спорам: проблемы исчисления
Медицинское право
Как на его определение влияют особенности предмета договора оказания медуслуг
21 Октября 2021
Сальникова Вероника
Сальникова Вероника
Адвокат, партнер МКА «Яковлев и партнеры»
Интересы и мнение ребенка – разные категории
Семейное право
Всегда ли мнение психолога в споре о месте проживания детей является решающим?
20 Октября 2021
Косян Артем
Косян Артем
Адвокат АП Краснодарского края
Когда «неравноценность» – не порок
Арбитражное право и процесс
Развитие института оспаривания сделок по «банкротным» основаниям: опасные тенденции
19 Октября 2021
Порошин Василий
Порошин Василий
Адвокат Первой Вологодской коллегии адвокатов
Проблемы пересмотра приговора по вновь открывшимся обстоятельствам
Уголовное право и процесс
Что поможет искоренить негативные тенденции практики
18 Октября 2021
Трезубов Егор
Трезубов Егор
Доцент кафедры трудового, экологического права и гражданского процесса Кемеровского государственного университета, заместитель директора юридического института Кемеровского государственного университета по научной работе, к.ю.н.
Суд не должен восполнять пробелы административной процедуры
Административное судопроизводство
ВС заключил, что апелляционная комиссия вуза может быть административным ответчиком
14 Октября 2021
Яндекс.Метрика