×

Нераскрытые назначения как возможность предвзятости

Верховный суд Великобритании разъяснил основания для отстранения арбитра
Ботюк Юрий
Ботюк Юрий
Партнер компании CANDEY

В конце 2020 г. Верховный суд Великобритании вынес долгожданное постановление по делу Halliburton Company Chubb Bermuda Insurance Ltd [2020] UKSC 48. Оно касается распространенного в Великобритании сценария – назначения одного и того же арбитра в нескольких арбитражных спорах, возникших в результате одного и того же инцидента с одной общей стороной.

Рассмотренное дело является прецедентным в отношении явной предвзятости в арбитражных разбирательствах, обязанностей арбитра по раскрытию информации и последствий нераскрытия арбитром информации в полном объеме.

Фабула дела

Компания Halliburton оказала компании BP услуги по цементированию и бурению скважин в Мексиканском заливе, где в 2010 г. взорвалась буровая установка Deepwater Horizon. Впоследствии BP предъявила иски к Halliburton, которая, в свою очередь, пыталась подать заявку по своему полису страхования сверхнормативной ответственности в страховую компанию Chubb (ранее известную как Ace Bermuda Insurance Ltd). Условия договора страхования подлежали бермудскому арбитражу, регулируемому законодательством штата Нью-Йорк США. Местом арбитражного разбирательства стал Лондон. Страховщик отрицал заявку, и компания Halliburton подала иск против страховой компании в соответствии с договором.

Обе стороны назначили арбитров, но не смогли договориться о кандидатуре председателя. Согласно разд. 18 Arbitration Act 1996 Высокий суд назначил председателем Кеннета Рокисона, королевского адвоката («QC»). Компания Chubb уже предлагала его кандидатуру, но Halliburton возражала на том основании, что страховой договор регулировался законодательством штата Нью-Йорк, а Рокисон являлся английским юристом.

Перед назначением в качестве председателя Рокисон раскрыл информацию о своем участии в арбитражных разбирательствах с компанией Chubb, включая назначения от страховой компании, а также об участии в иных текущих разбирательствах.

После вступления в должность председательствующего Рокисон согласился еще на два назначения:

  • в декабре 2015 г. он был назначен компанией Chubb арбитром в арбитражном споре между Chubb и Transocean Holdings LLC («Transocean») по иску о катастрофе Deepwater Horizon в соответствии с полисом страховой ответственности Transocean;
  • в августе 2016 г. он был назначен компанией Transocean арбитром в споре против другого страховщика – также в связи с катастрофой Deepwater Horizon.

Нераскрытые назначения

В ноябре 2016 г. Halliburton узнала о «нераскрытых назначениях» Рокисона и выразила обеспокоенность по этому поводу. Кеннет Рокисон принес извинения за то, что не раскрыл информацию о двух указанных назначениях, но отказался выйти из арбитражного разбирательства Halliburton – Chubb.

Впоследствии компания, руководствуясь разд. 24 Arbitration Act 1996, обратилась в суд с требованием отстранить Рокисона из-за сомнений в его беспристрастности и назначить другого председателя. Дело не увенчалось успехом ни в Коммерческом суде, ни в Апелляционном.

Решения судов

В 2017 г. в Коммерческом суде судья Popplewell отклонил ходатайство Halliburton на том основании, что нераскрытые назначения не вызывали обоснованных опасений в отсутствии беспристрастности Рокисона, поэтому их не нужно было раскрывать.

В 2018 г. Апелляционный суд отклонил жалобу Halliburton, указав, что Рокисон QC обязан был раскрыть информацию об упомянутых назначениях. Однако одного факта неразглашения информации для того, чтобы подтвердить доводы ходатайства о явной предвзятости назначенного арбитра, было недостаточно. Halliburton обжаловала решение в Верховный суд Великобритании.

Решение Верховного суда

Верховный суд вынес решение в ноябре 2020 г. Постановление было направлено на то, чтобы внести ясность в вопрос об отстранении арбитра от должности на основании явной предвзятости и обязанности раскрывать всю необходимую информацию.

Как указывалось в документе, для определения наличия явной предвзятости, оправдывающей отстранение арбитра от должности, правильным критерием является то, может ли гипотетический объективный и информированный наблюдатель («FMIO») заключить, что существовала реальная возможность предвзятости. При этом FMIO должен учитывать уникальные особенности международного арбитража – в частности, назначение арбитров сторонами, их осведомленность о репутации арбитра и возможности тактического оспаривания его назначения.

Суд постановил, что в некоторых обстоятельствах, когда арбитр соглашается на несколько назначений, связанных с одними и теми же фактами с одной общей стороной, FMIO может сделать разумный вывод о том, что реальная возможность предвзятости существует, и арбитр должен быть отстранен из должности. Однако это зависит от фактов и – в значительной степени – от практики соответствующей формы арбитража.

Ключевая часть постановления касается обязанности раскрытия информации: суд указал, что в отсутствие какого-либо соглашения арбитр обязан раскрывать информацию в соответствии с законодательством Великобритании. Эта юридическая обязанность является частью обязанности арбитра действовать беспристрастно в соответствии с разд. 33 Arbitration Act 1996. Обязанность раскрывать информацию регулируется обязательствами арбитра о конфиденциальности, из которых вытекает возможность потребовать прямого или предполагаемого согласия сторон на такое раскрытие. Нераскрытие соответствующего факта само по себе может являться основанием для подачи заявления в соответствии с разд. 24 Arbitration Act 1996 об отстранении арбитра.

Нераскрытие информации в соответствии с разд. 33 является важным фактором, который FMIO должен учитывать, определяя реальную возможность предвзятости арбитра. Решение суда о том, отстранять ли арбитра от должности с учетом фактов, известных с даты возникновения обязанности раскрывать информацию, должно быть принято в день слушания по делу.

По обстоятельствам данного дела Верховный суд установил, что Кеннет Рокисон QC нарушил обязанность, не раскрыв всю информацию о назначениях. Однако суд отклонил апелляционную жалобу компании Halliburton на том основании, что, когда в январе 2017 г. рассматривалось заявление об отстранении Рокисона, FMIO пришел к выводу об отсутствии реальной возможности предвзятости данного арбитра.

Данное постановление было в целом положительно оценено юридическим сообществом, так как оно вносит ясность в основания для заявлений об отстранении арбитров в соответствии с разд. 24 Arbitration Act 1996, – в частности, указывает на обязанность раскрывать информацию. Однако суждение о пределах этой обязанности представляется менее однозначным. Остаются также вопросы, связанные с конфиденциальностью и обязанностью раскрывать информацию. Арбитражные учреждения могут посчитать необходимым обновить свои правила, чтобы учесть выводы постановления и четко определить объем обязанности при раскрытии информации и то, как она коррелирует с обязанностью сохранять конфиденциальность.

Основная критика, которая может быть высказана в отношении выводов, изложенных в постановлении, связана со сроками для оценки FMIO реальной возможности предвзятости. В своем решении судья Арден отметила, что необходимо соблюдать баланс между наложением санкций за невыполнение арбитром обязанности раскрывать информацию и влиянием на арбитраж успешного отвода и последующего отстранения арбитра. Ключевой вопрос заключается в том, придает ли этот баланс достаточный вес опасениям предвзятости. Некоторые стороны могут впоследствии выразить недовольство, если во время подачи заявления об отстранении арбитра существовала реальная возможность предвзятости, но, как и в данном деле, это было к моменту слушания разрешено.

Рассказать:
Другие мнения
Быков Александр
Быков Александр
Адвокат МКА «РОСАР», эксперт pro bono publico при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в г. Москве
Дисбаланс правомочий эксперта и специалиста в судопроизводстве
Производство экспертизы
Какие изменения в УПК способствовали бы его устранению
27 Октября 2021
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Адвокат АП г. Москвы, партнер Юридической группы «Парадигма»
Границы пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам
Арбитражное право и процесс
Суды по-прежнему допускают существенные ошибки в их определении
25 Октября 2021
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Увольнение за «утечку информации»
Международное право
Стремление к максимизации прибыли нередко приводит компании к нарушениям законодательства
22 Октября 2021
Батурина Ирина
Батурина Ирина
Заместитель руководителя юридической службы по вопросам правового обеспечения медицинской деятельности ГК «Садко»
Срок исковой давности по «медицинским» спорам: проблемы исчисления
Медицинское право
Как на его определение влияют особенности предмета договора оказания медуслуг
21 Октября 2021
Сальникова Вероника
Сальникова Вероника
Адвокат, партнер МКА «Яковлев и партнеры»
Интересы и мнение ребенка – разные категории
Семейное право
Всегда ли мнение психолога в споре о месте проживания детей является решающим?
20 Октября 2021
Косян Артем
Косян Артем
Адвокат АП Краснодарского края
Когда «неравноценность» – не порок
Арбитражное право и процесс
Развитие института оспаривания сделок по «банкротным» основаниям: опасные тенденции
19 Октября 2021
Яндекс.Метрика