×
Баулин Олег
Баулин Олег
Президент АП Воронежской области

За первым программно-политическим материалом Ивана Павлова появился второй, по, на первый взгляд, беспроигрышной тематике – о защите прав адвокатов и фонде их поддержки.

Ожидаемо, поскольку конкретного содержания идея превращения адвокатуры в «форпост» либерального движения не имела. За исключением, пожалуй, уже получившей прессу и оценки идеи «избавления» от президентов и связанных с ними группировок членов советов палат и квалификационных комиссий как обязательного условия «демократизации» и увеличения количества оправдательных приговоров по всей стране. Как следствие, стоило ожидать чего-то конкретного, что может предложить автор, чтобы претендовать на заявленную роль. И Пражский клуб, и Иван Павлов так долго примеряли на себя роли специалистов, обладающих исключительной методикой защиты, и борцов за права адвокатов, что Фонд поддержки адвокатов просто обязан был появиться.

На самом деле идея защиты адвокатов, безусловно, важна и нужна, и мне бы и в голову не пришло возражать против нее. Все, что может облегчить профессиональную работу адвоката, полезно и следует принять.

Читайте также
Когда защитникам нужна защита
О Фонде поддержки адвокатов, созданном для помощи коллегам, преследуемым за профессиональную деятельность
11 Марта 2019 Мнения

Но вот Фонд поддержки адвокатов по ряду причин желания его принять и поддержать не вызывает, причем не только в связи содержанием предшествующей публикации Ивана Павлова и моим отношением к ней.

Обосновывая необходимость Фонда поддержки, автор пишет о неспособности действующих адвокатских структур, адвокатских палат и адвокатских образований заниматься защитой прав адвокатов, о том, что они «по определенным причинам» «не могут» или «не хотят» делать что-то такое, на что способны неформальные структуры. Дело даже не в том, что тезис ошибочен, об этом чуть позже. Автор либо не в курсе происходящего в адвокатуре, либо ему это безразлично, поскольку не имеет значения для реализации его собственных политических задач и планов в отношении адвокатуры. Неудивительно, так как либерализм западного толка предполагает отношение к «серой» массе в диапазоне от равнодушного до презрительного в сочетании с удивлением от того, что «серая» масса вовсе не торопится встать под знамена «либерала», и даже наоборот.

Сама же шумная и якобы детальная презентация Фонда поддержки, вроде бы уже где-то «зарекомендовавшего» себя, не сопровождается презентацией итогов и результатов. Потому что их нет, потому что для того, чтобы рассказывать о чем-то, нужно поработать длительный период и чего-то добиться. Но последовательность и эффективность – атрибуты профессионального отчета, а не продолжения политической декларации. Поэтому в числе примеров Ивана Павлова – финансирование расходов, связанных с проездом и проживанием защитников по делу Михаила Беньяша и экспертизы по делу Андрея Маркина. Это, надо полагать, именно то, чего не могут и не хотят делать адвокатские палаты. И хотя бы для выдвижения тезиса нужно старательно забыть, что залог по делу Михаила Беньяша внесла краснодарская палата, а эффективным по поводу меры пресечения по этому же делу стало именно обращение президента ФПА РФ.

Теперь в отношении тезиса о «неспособности». Иван Павлов, его фонд и Пражский клуб не первопроходцы в деле защиты прав адвокатов. Вообще не первопроходцы. Мы в своем любимом Воронеже тоже не первооткрыватели, но одним давним примером комбинирования процессуальных и нетрадиционных средств и способов защиты прав адвокатов хотел бы поделиться.

В январе 2004 г. в помещениях, занимаемых подразделениями Воронежской областной коллегии адвокатов «Баев и партнеры», «Китаев и партнеры», следователями прокуратуры и ОВД, был проведен обыск, чем были грубо нарушены права адвокатов и их доверителей. В связи с этим АП Воронежской области подготовила резолюцию, в которой постановила:

«1. Совету Адвокатской палаты Воронежской области принять предусмотренные законом меры для восстановления и защиты прав адвокатов, для привлечения виновных в нарушении прав адвокатов, российской адвокатуры, конституционного права граждан на получение юридической помощи, положений закона о защите адвокатов и адвокатской тайны к ответственности.

2. Обратиться с заявлением в органы прокуратуры о возбуждении в отношении Санина С.Ю., Мерзликина Д.В., Каменского Д.М. уголовного дела по факту превышения должностных полномочий, повлекшего существенное нарушение прав и интересов граждан.

3. Подготовить материалы для оспаривания в судебном порядке противоправных действий прокуратуры Ленинского района г. Воронежа, Санина С.Ю., Мерзликина Д.В., Каменского Д.М.

4. Оказать адвокатам Хлыстову С.М., Китаеву А.А. и другим лицам, которым причинен вред незаконным производством обыска, содействие в предъявлении к прокуратуре Ленинского района г. Воронежа (с учетом положений ст. 1069 ГК РФ), а также персонально Санину С.Ю., Мерзликину Д.В., Каменскому Д.М. исков о компенсации материального и морального вреда, а также рекомендовать адвокатов для осуществления представительства.

5. Руководствуясь ст. 37 Конституции РФ, рекомендовать адвокатам Адвокатской палаты Воронежской области начиная с 21 января 2004 года прекратить участие в процессуальных действиях по делам, находящимся в производстве прокуратуры Ленинского района г. Воронежа до официального признания незаконным проведения обыска в служебных помещениях, занимаемых подразделениями Воронежской областной коллегии адвокатов – адвокатскими конторами «Баев и партнеры», «Китаев и партнеры».

6. Направить информацию в адрес первого заместителя Руководителя Администрации Президента Российской Федерации Козака Д.Н. о грубейших нарушениях прокуратурой Ленинского района г. Воронежа, Саниным С.Ю., Мерзликиным Д.В., Каменским Д.М. положений уголовно-процессуального законодательства (п. 5 ст. 450, ст. 447, 448 УПК РФ), Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ст. 6, 8).

7. Направить информацию о нарушениях прав адвокатов и адвокатуры в Комитет по защите прав адвокатов при Совете Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

8. Обратиться в Главное управление Министерства юстиции РФ по Воронежской области и Управление по вопросам оказания правовой помощи Министерства юстиции РФ с просьбой об оказании содействия в восстановлении и защите прав адвокатов и их доверителей.

9. Провести в адвокатских образованиях и подразделениях собрания, на которых довести до сведения адвокатов настоящую резолюцию».

Все пункты были реализованы, и в тот раз палата победила. Пусть не нокаутом, а по очкам, но тем не менее. Постепенно и судебное постановление было признано незаконным и отменено, и участники следственного действия получили дисциплинарные наказания. И, пожалуй, самым эффективным был точечный бойкот, поддержанный всеми адвокатами палаты. Сам по себе метод «персональной» забастовки, конечно же, ошибочен, но именно в той ситуации наглого и жесткого нарушения адвокатских гарантий и прав был необходим. Однако, коллеги, обратите внимание – без политизации, только в профессиональных целях и интересах.

Было много и другой работы, прибегали и к аналогичным точечным и иным квази-забастовкам, участвовали в следственных действиях, обжаловали, оспаривали в суде. К сожалению, случаи привлечения адвокатов к ответственности бывают разными, и иногда представители совета палаты ограничивались сочувственным отношением к коллеге, оказавшемуся в непростой ситуации. Было и так, что, разобравшись в ситуации, отзывали обращения палаты в правоохранительные структуры. Многое было, потому что защита адвокатов и адвокатуры – это сложная разноплановая работа, состоящая из эпизодов, сильно различающихся обстоятельствами и результатами. И не гордиться этой работой надо, и не пропагандировать ее, а делать. Если же кто-то делает первые шаги – спрашивайте, посоветуем и покажем. Но примите во внимание – у вас пока учиться нечему. Разве только планированию и агитации.

Фонд же только появился. Или не появился?

В юридическом смысле фонд – унитарная некоммерческая организация, не имеющая членства, учрежденная на основе добровольных имущественных взносов и преследующая общественно полезные цели. Как видно из статьи, регистрация фонда не планируется в связи с нежеланием тратить на это драгоценное время. То есть фонд как бы есть, но его как бы нет. Довольно четко прослеживается намерение автора создавать параллельные квази-адвокатские структуры, но не легитимировать их, поскольку таким образом можно избежать вопросов об их деятельности и со стороны государства, и со стороны адвокатов. И заодно неявно уйти от конкуренции с законодательством об адвокатуре, по которому ее функции могут выполняться только предусмотренными законом органами и структурами. Так что все-таки фонда нет, есть группа уважаемых коллег, намеренных оказывать помощь избранным ими адвокатам, права которых, по мнению этих коллег, нарушены и заслуживают защиты.

Собственно, остается пожелать удачи, но с одной оговоркой. В предыдущем материале я уже писал о том, что не следует политизировать адвокатуру, придавать ей политические функции и ставить в первые ряды протестного движения. Адвокатура и адвокаты не должны заниматься политической деятельностью, потому что профессиональная деятельность в противостоянии с государственными структурами (как минимум по уголовным делам) и есть единственно возможная для адвоката политика.

Иван Павлов говорит о праве адвоката иметь гражданскую позицию. Согласен, даже спорить с этим нельзя: у кого же еще, как не у адвоката, может быть твердая гражданская позиция, основанная на понимании права, морали, профессиональной этики. Далее автор пишет о праве адвоката участвовать в протестных акциях, отстаивать свою гражданскую позицию. Вот тут вопрос непростой, и ответ на него скрыт в нюансах. Я бы сказал по-другому – гражданин, имеющий статус адвоката, может участвовать в протестных акциях и отстаивать свою гражданскую позицию. И если он это делает, ему следует забыть о статусе спецсубъекта и не увязывать свою политическую активность с профессией. Как и в случае перехода улицы в неположенном месте. Исключить саму вероятность конфликта интересов, не обусловленную профессиональными причинами. Если же у гражданина со статусом адвоката в связи с участием в политической акции возникают проблемы, он вправе рассчитывать на поддержку и помощь сообщества, но как член корпорации, а не как адвокат, пострадавший в связи с осуществлением профессиональной деятельности. Иначе как-то двулично и лицемерно будет.

Рассказать:
Другие мнения
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Адвокат Редькин выходит на праздники
Адвокатский досуг
1 мая в России отмечается Праздник Весны и Труда. Карикатурист Сергей Ёлкин отправляет адвоката Редькина на майские каникулы
01 Мая 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
На Съезд – как на праздник!
Адвокатура, государство, общество
18 апреля проходит IX Всероссийский съезд адвокатов. Карикатурист Сергей Ёлкин провожает адвоката Редькина на это событие
18 Апреля 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Есть ли пределы в критике суда
Международное право
Обзор позиций ЕСПЧ о допустимости критических высказываний в адрес судей
16 Апреля 2019
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.
От критики к конкретным предложениям
Повышение квалификации
Альтернативный проект Стандарта повышения квалификации
12 Апреля 2019
Каталов Никита
Каталов Никита
Адвокат АК № 25 Нижегородской областной коллегии адвокатов
Наставник поневоле?
Правовые вопросы статуса адвоката
Взаимоотношения руководителя адвокатского коллектива и молодого адвоката – вопрос «химии личных взаимоотношений»
11 Апреля 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Каждому рабочему – по адвокату
Адвокатура, государство, общество
Руководитель Роструда Всеволод Вуколов назвал самые востребованные профессии в России. В их число вошли в основном рабочие специальности. Карикатурист Сергей Ёлкин убежден, что даже при таком раскладе адвокат Редькин без своего пирожка не останется
05 Апреля 2019