×

Основания признания сделок должника-банкрота недействительными могут быть как специальными, закрепленными Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), так и общими, предусмотренными гражданским законодательством (в частности, Гражданским кодексом РФ) или законодательством о юридических лицах. Особенности оспаривания сделок должника по специальным основаниям разъяснены в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», далее – Постановление № 63) и были предметом подробного авторского исследования1.

Однако в последнее время в практике арбитражных судов стал возникать вопрос о допустимости банкротного оспаривания сделок должника по корпоративным основаниям.

Могут ли согласно корпоративному законодательству нашей страны являться основаниями недействительности сделок при банкротстве нарушения требований об одобрении сделок с заинтересованностью и крупных сделок либо действия в виде возможного «переброса» активов между материнским и дочерним обществом, оформленные как корпоративные действия/решения?

Крупные сделки (ст. 46 Закона об ООО, ст. 78 Закона об АО)

Для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у нее на момент ее совершения двух признаков: количественного (стоимостного) и качественного, причем оба признака должны присутствовать одновременно (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность», далее – Постановление № 27).

Суть количественного признака заключается в том, что предметом сделки является имущество, цена или балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определяемой по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

Кроме того, при определении балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о совершении крупной сделки учитывается сумма активов по последнему утвержденному балансу общества без уменьшения ее на сумму долгов (обязательств). Если сделка состоит из нескольких взаимосвязанных сделок, то для определения соответствия ее количественному (стоимостному) критерию крупных сделок необходимо сопоставлять балансовую стоимость или цену имущества, отчужденного (переданного во временное владение или пользование) по всем взаимосвязанным сделкам, с балансовой стоимостью активов на последнюю отчетную дату, которой будет являться дата бухгалтерского баланса, предшествующая заключению первой из сделок.

Для признания сделки крупной по качественному признаку необходимо, чтобы такая сделка выходила за пределы обычной хозяйственной деятельности организации. Для этого совершение сделки должно приводить:

  • к прекращению деятельности общества, или
  • изменению вида хозяйственной деятельности либо существенному изменению ее масштабов, или
  • существенному изменению региона деятельности или рынков сбыта.

К наступлению таких последствий может привести, например, продажа (передача в аренду) основного производственного актива общества.

Вместе с тем, исходя из проанализированной судебной практики, приведенное основание как самостоятельное основание для оспаривания сделок должника используется редко. С высокой долей вероятности это вызвано тем, что значительно легче доказать неравноценность спорной сделки для должника (неэквивалентность встречного предоставления от контрагента должнику-банкроту), чем выяснять, была ли эта сделка для него крупной.

Однако в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 8 апреля 2019 г. № 305-ЭС18-22264 по делу № А41-25952/2016 разъяснено, что требование о недействительности сделок по корпоративным основаниям (в частности, в Федеральном законе от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее – Закон об АО) является самостоятельным, и подлежит отдельной проверке судами в случае, если такое требование заявлено оспаривающим сделку лицом (например, управляющим). В приведенном определении применительно к обеспечительным сделкам также указано: «…Суды апелляционной инстанции и округа квалифицировали все договоры поручительства как взаимосвязанные, отвечающие в совокупности количественному (стоимостному) критерию крупности, не изложив фактические обстоятельства, которые позволяли дать такую квалификацию, и не приведя мотивы, по которым были отвергнуты возражения Центркомбанка…».

Аналогичный подход отражен в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 27 августа 2018 г. № Ф05-10719/2014 по делу № А40-10179/13-18-20.

Следовательно, нарушение требований к одобрению крупной сделки в принципе допускается в качестве самостоятельного основания ее недействительности.

Упомянутый критерий крупности – не как основание недействительности, а как самостоятельный критерий уже в иных предметах доказывания по иным категориям банкротных споров – нашел свое отражение в практике арбитражных судов:

  • для целей квалификации действий контролирующих лиц – в спорах о субсидиарной ответственности (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»);
  • для применения понятия «обычная хозяйственная деятельность» – в спорах об оспаривании сделок с предпочтением (ст. 61.3, 61.4 Закона о банкротстве, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 января 2019 г. № Ф05-12263/2016 по делу № А40-140251/2013).

Сделки с заинтересованностью (ст. 45 Закона об ООО, ст. 81, 84 Закона об АО)

Законодатель предусмотрел специальный порядок совершения и одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Сделкой с заинтересованностью признается та сделка, в совершении которой имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа общества или лица, являющегося контролирующим лицом общества, либо лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания (п. 1 ст. 81 Закона об АО, п. 1 ст. 45 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее – Закон об ООО).

Указанные положения применяются также в том случае, если указанные лица, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) подконтрольные им организации являются выгодоприобретателем в сделке либо контролирующими лицами юридического лица, являющегося выгодоприобретателем в сделке, либо занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося выгодоприобретателем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица.

Однако существуют изъятия из правила о признании сделок, совершенных с заинтересованностью. В частности, сделки не признаются совершенными с заинтересованностью, если сумма сделки либо цена или балансовая стоимость имущества, с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения которого она связана, составляют не более 0,1 процента балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату; сумма такой сделки не превышает предельных значений, установленных Банком России (Указание Банка России от 31 марта 2017 г. № 4335-У «Об установлении предельных значений размера сделок акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, при превышении которых такие сделки могут признаваться сделками, в совершении которых имеется заинтересованность»).

Для того чтобы признать сделку в качестве сделки с заинтересованностью, необходимо констатировать факт заинтересованности лица в сделке акционерного общества (далее – АО), общества с ограниченной ответственностью (далее – ООО). Согласно Постановлению № 27 наличие заинтересованности лица определяется моментом совершения сделки. Лицам, заинтересованным в совершении сделки, необходимо ее одобрение. Несоблюдение порядка одобрения сделки является основанием для последующего оспаривания сделки в установленном порядке.

Предмет доказывания в споре о признании сделки с заинтересованностью недействительной состоит в определении совокупности обстоятельств, таких как:

  • наличие признаков заинтересованности указанных в законе лиц в совершении сделки;
  • несоблюдение порядка одобрения сделки с заинтересованностью;
  • нарушение прав и охраняемых законом интересов ООО или его участников, АО или его акционеров, другими словами – факт причинения или возможность причинения ущерба интересам общества;
  • другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и (или) о том, что согласие на ее совершение отсутствует.

Вместе с тем, исходя из проанализированной судебной практики, названное основание как самостоятельное основание для оспаривания сделок должника также используется редко. С высокой долей вероятности причина в том, что значительно легче доказать предпочтительность сделки для контрагента должника и осведомленность контрагента о неудовлетворительном финансовом состоянии должника (ст. 61.3 Закона о банкротстве), чем выяснять, была ли эта сделка для должника совершенной с заинтересованностью. В судебной банкротной практике ссылка на ст. 81 Закона об АО используется не в самостоятельном качестве, а для цели демонстрации важности исследования обстоятельств осведомленности контрагента о негативных экономических показателях должника (Постановления Арбитражного суда Московского округа от 1 апреля 2019 г. и от 25 декабря 2017 г. № Ф05-11365/2017 по делу № А40-125012/2016).

Внесение активов в уставный капитал дочернего общества (корпоративное действие/решение, являющееся возможным основанием банкротного оспаривания)

В последнее время управляющие весьма активно стали оспаривать корпоративные действия должника. В частности, если у управляющего появляются подозрения о выводе контролирующими должника лицами ликвидных активов должника под видом выхода из состава дочернего общества, куда ранее осуществлялась передача активов должника. По какому основанию такие действия могут быть оспорены и на какие детали обращают внимание суды?

В п. 18 Обзора судебной практики ВС РФ № 2 (2018), утв. Президиумом ВС РФ 4 июля 2018 г., Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 января 2018 г. № 301-ЭС17-13352 по делу № А31-4923/2014 даны следующие разъяснения относительно проверки решения об увеличении уставного капитала за счет дополнительного вклада третьего лица2.

Сделки по принятию единственным участником хозяйственного общества решения об увеличении уставного капитала за счет дополнительного вклада третьего лица и включению этого третьего лица в состав участников общества подлежат проверке в рамках дела о банкротстве единственного участника общества по правилам ст. 170 ГК РФ – в случае фактического невнесения этим третьим лицом реального дополнительного вклада (либо внесения им символического дополнительного вклада) или по правилам главы III.1 Закона о банкротстве – при внесении третьим лицом дополнительного вклада, равного номинальной стоимости приобретенной им доли.

По смыслу ст. 19 Закона об ООО увеличение уставного капитала общества за счет дополнительного вклада третьего лица, принимаемого в общество, направлено на привлечение хозяйственным обществом инвестиций в обмен на передачу инвестору другого актива – доли участия в хозяйственном обществе с увеличенным уставным капиталом.

В ситуации принятия единственным участником хозяйственного общества формального решения об увеличении уставного капитала за счет дополнительного вклада третьего лица, невнесения этим третьим лицом реального дополнительного вклада (либо внесения им символического дополнительного вклада) и при установлении обстоятельств, указывающих на взаимосвязанность упомянутых действий (бездействия) и последующих действий по выходу из общества бывшего единственного участника, перераспределению его доли в пользу нового участника, соответствующие сделки подлежат признанию притворными (п. 2 ст. 170 ГК РФ), прикрывающими прямое безвозмездное отчуждение доли.

В свою очередь, прикрываемая сделка, совершенная в нарушение положений п. 1 ст. 174.1 ГК РФ, является недействительной (ничтожной).

Если же во исполнение решения об увеличении уставного капитала за счет дополнительного вклада третьего лица последнее внесло вклад, равный номинальной стоимости полученной им доли, сделка по увеличению уставного капитала подлежит проверке на соответствие требованиям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве с учетом следующего.

При получении инвестором доли, наделяющей его имущественными и корпоративными правами, явно не соответствующими объему внесенного им дополнительного вклада, обмен ценностями не является эквивалентным. В этом случае, по сути, приобретение доли осуществляется инвестором за счет как его дополнительного вклада, так и вложений в общество, сделанных ранее бывшим единственным участником, то есть происходит прирост активов инвестора за счет снижения актива бывшего единственного участника (уменьшения размера его доли в стоимостном выражении), тем самым наносится вред кредиторам последнего. К оспариванию подобных сделок, совершенных за счет должника, применяются положения главы III.1 Закона о банкротстве (п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве).

При этом размер причитающегося кредиторам удовлетворения определяется не номинальной, а рыночной стоимостью доли участия, принадлежащей участнику дочернего лица. Рыночная стоимость доли зависит, в частности, от величины чистых активов хозяйственного общества, размера данной доли в процентах (является она контрольной (мажоритарной) или неконтрольной (миноритарной)).

Таким образом, в приведенном случае для квалификации спорных корпоративных решений и действий по изменению уставного капитала дочернего общества за счет возможного размытия имущественной массы материнского общества в качестве недействительных используются уже известные гражданско-правовые (ст. 170, 174.1 ГК РФ) и банкротно-правовые (ст. 61.2 Закона о банкротстве) основания оспаривания.

Кто вправе оспаривать сделку должника по корпоративным основаниям. Бремя доказывания. Сроки исковой давности

Кто вправе оспаривать сделку должника по корпоративным основаниям

Субъектами, обладающими правом на оспаривание, являются само общество, член совета директоров (наблюдательного совета) общества или его акционер (акционеры)/участники, владеющие в совокупности не менее чем одним процентом голосующих акций / голосов участников общества.

Если сделку с заинтересованностью и крупную сделку вправе оспаривать само общество, то по указанным основаниям их также вправе оспаривать конкурсный управляющий общества.

На ком бремя доказывания

В п. 9, 24, 27 Постановления № 27 разъяснено, что любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное (п. 4 ст. 78 Закона об АО, п. 8 ст. 46 Закона об ООО). Бремя доказывания совершения оспариваемой сделки за пределами обычной хозяйственной деятельности лежит на истце. Наличие решения об одобрении сделки с заинтересованностью не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании ее недействительной. Бремя доказывания того, что сделка причинила ущерб интересам общества, возлагается на истца. Бремя доказывания того, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о наличии элемента заинтересованности в сделке и отсутствовало согласие (одобрение) на ее совершение, возлагается на истца.

Однако в п. 14 Постановления № 63 разъяснено: бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, лежит на другой стороне сделки. Бремя доказывания того, что цена сделки превысила один процент стоимости активов должника, лежит на оспаривающем сделку лице.

Исходя из приведенных противоречий, следует обратиться к целевому толкованию и исходить из того, что в банкротном праве специальным разъяснением является п. 14 Постановления № 63. Следовательно, более общее разъяснение, предусмотренное п. 9 Постановления № 27 относительно крупных сделок, не применяется, и факт отсутствия выхода сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности должника должен доказать контрагент должника.

Сделка, совершенная с заинтересованностью, может быть признана недействительной в порядке п. 2 ст. 174 ГК РФ (является оспоримой – Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона “Об акционерных обществах” в связи с жалобой открытого акционерного общества «Приаргунское»).

Срок исковой давности

В соответствии с п. 2 Постановления № 27 срок исковой давности по требованиям о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности исчисляется по правилам п. 2 ст. 181 ГК РФ. Он составляет один год.

Согласно этой статье течение срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Вместе с тем применительно к действиям арбитражного управляющего и/или кредитора, оспаривающих сделку по гражданско-правовым основаниям недействительности (в т.ч. корпоративным), в настоящее время действует субъективный фактор, характеризующий начало течения срока давности по требованию о недействительности сделки, – осведомленность заинтересованного лица о нарушении его прав («узнал или должен был узнать»).

Следовательно, исковая давность исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства. В этом случае для управляющего/кредитора срок исковой давности составляет один год со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

В случае же вывода активов путем внесения их в уставный капитал дочернего общества срок давности и/или подозрительности исчисляется в соответствии с гражданско-правовыми (по ст. 170 ГК РФ исковая давность – 3 года, по ст. 174.1 ГК РФ исковая давность – 1 год) и банкротно-правовыми (по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве срок подозрительности – 3 года)3 основаниями оспаривания.


1 Голенев В.В. Неравноценность сделки как признак ее недействительности / Адвокатская газета от 26 ноября 2018 г.

Голенев В.В. Вред кредитору – признак сомнительности сделок банкрота / Адвокатская газета от 5 декабря 2018 г.

Голенев В.В. Сделки с предпочтением признаются недействительными / Адвокатская газета от 18 января 2019 г.

Голенев В.В. Оспаривание сделок должника с предпочтением. Факт осведомленности – ключевой / Адвокатская газета от 19 декабря 2019 г. .

2 Также рассматривалось в статье: Голенев В.В. Признание недействительными притворных сделок должника: конфликт «прикрывающего» и «прикрываемого» / Адвокатская газета от 21 мая 2019 г.

3 Голенев В.В. Вред кредитору – признак сомнительности сделок банкрота / Адвокатская газета от 5 декабря 2018 г.

Рассказать:
Другие мнения
Макейчук Антон
Макейчук Антон
Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group
Будет ли «работать» мораторий на банкротство?
Арбитражное право и процесс
Почему для предпринимателей введение ст. 9.1 в Закон о банкротстве равно ее отсутствию
29 Мая 2020
Кулаковский Владислав
Кулаковский Владислав
Юрист практики недвижимости и строительства юридической фирмы ART DE LEX
«Бремя первых»
Гражданское право и процесс
Наряду с достижениями проект о внесении в ЕГРН сведений о правообладателях ранее учтенной недвижимости несет серьезные риски
26 Мая 2020
Калинин Евгений
Калинин Евгений
Старший юрист АБ «Андрей Городисский и партнеры»
Налогообложение НДФЛ процентов по вкладам (счетам) с 2021 г.
Налоговое право
На кого распространяется и что нужно учесть
25 Мая 2020
Болдинова Екатерина
Болдинова Екатерина
Адвокат, партнер юридической фирмы FiveStonesConsulting
Никаких льгот и отсрочек...
Налоговое право
О выполнении адвокатами обязательств по уплате налогов и других обязательных платежей в бюджет в период пандемии
22 Мая 2020
Филимонов Александр
Филимонов Александр
Cоветник юридической фирмы «Косенков и Суворов»
«Золотая середина»
Налоговое право
Почему доходы по банковским вкладам должны облагаться налогом по тем же правилам, что и иные доходы
21 Мая 2020
Мамров Феликс
Мамров Феликс

Адвокат АБ «Правовая гарантия»
Как защитить права трейдеров
Арбитражное право и процесс
Почему действия Московской биржи, приостановившей торги, следует квалифицировать как злоупотребление правом
21 Мая 2020