×

Повторный отвод судье и его последствия

Ограничения на заявление отводов являют собой нездоровую тенденцию отхода от конституционных принципов
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ

Федеральным законом от 2 августа 2019 г. № 309-ФЗ была введена ч. 3 ст. 62 УПК РФ, согласно которой в случае отказа в удовлетворении заявления об отводе подача повторного заявления об отводе тем же лицом и по тем же основаниям не допускается.

Аналогичная норма в виде ч. 4 ст. 19 ГПК РФ установлена Федеральным законом от 3 апреля 2018 г. № 66-ФЗ.

Ограничение права заявлять повторный отвод тем же лицом и по тем же основаниям предусмотрено ч. 3 ст. 24 АПК РФ и ч. 3 ст. 34 КАС РФ.

По смыслу ч. 1 ст. 62 УПК РФ речь идет о заявлении отвода судье, прокурору, следователю, начальнику органа дознания, начальнику подразделения дознания, дознавателю, помощнику судьи, секретарю судебного заседания, переводчику, эксперту, специалисту, защитнику, а также представителю потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика.

Получается, что заявление повторного отвода судье со 2 августа 2019 г. не допускается.

Какие же правовые последствия могут наступить для лица, заявившего повторный отвод?

Начнем с того, что законодательный запрет на заявление повторного отвода судье означает, что сторона защиты лишается искомого права – а значит, судья не несет обязанности по разрешению заявленного ходатайства. Иными словами, повторный отвод судье остается без рассмотрения.

Именно в этом заключалось основное предназначение обсуждаемой процессуальной нормы – защитить суд и иных должностных лиц от злоупотреблений со стороны защиты, выражающихся в заявлении многочисленных отводов.

Оставление без рассмотрения повторного отвода судье может повлечь обращение суда в адрес адвокатской палаты с заявлением о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности в связи со злоупотреблением правом на защиту и проявленной таким образом недобросовестностью.

Рассмотрим ситуации, которые могут возникнуть в дисциплинарной практике адвокатских палат.

Первая – классическая, когда адвокат-защитник заявляет отвод председательствующему, который затем рассматривается с вынесением постановления об отказе в его удовлетворении, соответствующего требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ. Несмотря на это, защитник повторно заявляет отвод судье по тем же основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 62 УПК РФ такой отвод судьей не рассматривается. Одновременно им может быть поставлен вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности в связи с прямым нарушением запрета, установленного Кодексом.

Вторая – смена субъекта, когда адвокат-защитник заявляет отвод председательствующему, по результатам рассмотрения которого выносится постановление об отказе в его удовлетворении. Несмотря на это, подсудимый повторно заявляет отвод председательствующему по тем же основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 62 УПК РФ такой отвод должен быть рассмотрен судьей, поскольку запрет рассмотрения повторного отвода предусмотрен лишь при подаче ходатайства тем же лицом.

Третья – формальный ответ, когда адвокат-защитник заявляет отвод председательствующему, в удовлетворении которого судья отказывает.

Например, судья вынес постановление, не удаляясь в совещательную комнату, либо в нем не исследованы и не оценены основания отвода, а лишь сделан вывод, что ходатайство необоснованно.

Такой судебный акт противоречит требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Кроме этого, в Определении Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 г. № 697-О-О прямо указано, что гарантией соблюдения принципа беспристрастности судьи, рассматривающего дело единолично, при разрешении вопроса о заявленном ему отводе является вынесение мотивированного определения, а также процедуры проверки вынесенных судебных постановлений вышестоящими судебными инстанциями.

Согласно Определению КС РФ от 21 декабря 2011 г. № 1640-О-О положения ст. 65 УПК РФ не предполагают возможности произвольного, без учета предусмотренных ст. 61 и 63 Кодекса оснований, решения вопроса об отводе судьи и не освобождают суд от обязанности обосновать свои выводы ссылками на конкретные обстоятельства дела.

Поскольку суд не аргументирует свои выводы ссылками на конкретные обстоятельства дела и не выносит мотивированное постановление, заявление защитником повторного отвода не может рассматриваться по правилам ч. 3 ст. 62 УПК РФ. Оно представляет собой попытку добиться разрешения ходатайства в соответствии с требованиями закона и не может расцениваться как злоупотребление правом.

При таких обстоятельствах оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности нет.

Четвертая – неполный ответ, когда адвокат-защитник заявляет отвод председательствующему, в результате рассмотрения которого вынесено постановление об отказе в его удовлетворении.

В постановлении суда частично исследуются основания отвода и не дается оценка всем доводам ходатайства.

Наиболее вероятно, что именно эта ситуация чаще всего будет встречаться на практике, и при ее квалификации могут возникнуть наибольшие трудности.

Необходимо иметь в виду, что в Постановлении от 11 января 2007 г. по делу «Кузнецов и другие против России» (жалоба № 184/02) ЕСПЧ указал: «83. Суд повторяет, что в соответствии с установленным прецедентным правом, которое отражает принцип надлежащего отправления правосудия, в решении судов и органов правосудия должны быть надлежащим образом указаны основания, по которым они были вынесены. Пункт 1 статьи 6 [Конвенции] обязывает судебные инстанции указывать мотивировку постановленных ими решений, но этот пункт нельзя толковать как обязывающий предоставлять подробный ответ по каждому доводу. То, в какой мере должна исполняться данная обязанность излагать мотивировку, зависит от характера решения (см. п. 29 постановления по делу «Руис Ториха против Испании» от 9 декабря 1994 г., Серия А, № 303-А)».

В Постановлении Большой Палаты по делу «Николова против Болгарии» (Nikolova v. Bulgaria) (жалоба № 31195/96, ECHR 1999-II) ЕСПЧ подчеркнул, что суды не должны пренебрегать доводами защиты, насколько они относятся к «конкретным фактам ˂...˃ способным поставить под сомнение существование условий, имеющих значение. С другой стороны, право на мотивированное решение не является абсолютным: эта гарантия “не может восприниматься как требующая подробного ответа на каждый довод”» (см. Постановление Европейского Суда от 19 апреля 1994 г. по делу «Ван де Хюрк против Нидерландов» (Van de Hurk v. Netherlands), Series A, № 288, § 61).

Таким образом, при оценке поведения адвоката, заявившего повторный отвод, следует учитывать, какие основания были указаны защитником в первоначальном ходатайстве и насколько полно их оценил судья.

Если он в постановлении об отказе в удовлетворении отвода дал ответы на основные или решающие доводы ходатайства, заявление защитником повторного отвода может попасть под правила ч. 3 ст. 62 УПК РФ.

Если же судьей не даны ответы на существенные аргументы для отвода, заявление повторного отвода является основательным, должно оцениваться по аналогии с рассмотренным формальным ответом и поэтому не может повлечь для адвоката какие-либо неблагоприятные последствия.

Например, наряду с другими доводами защитник указывает, что государственный обвинитель имеет родственные отношения с судьей, а последний в постановлении данное обстоятельство не комментирует и не оценивает. Очевидно, что повторный отвод в такой ситуации необходим.

Пятая – новые основания, когда адвокат-защитник заявляет отвод председательствующему, по которому впоследствии было вынесено постановление об отказе в удовлетворении. Однако в ходе дальнейшего судебного рассмотрения появились новые обстоятельства, свидетельствующие о проявившихся в действиях и решениях судьи по делу предвзятости и необъективности.

Как указал КС РФ в Определении от 13 октября 2009 г. № 1233-О-О, ст. 61 УПК РФ не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, которые могут свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности судьи в исходе дела, и предусматривает тем самым возможность заявления ему отвода в связи с обнаружением в ходе судебного разбирательства обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности.

Данная ситуация, на мой взгляд, не имеет ничего общего с повторным отводом, поскольку отвод заявляется по новым основаниям.

Поскольку ч. 3 ст. 62 УПК РФ носит, по моему мнению, откровенно антиадвокатский характер и принята в развитие вредной модернистской концепции злоупотребления правом на защиту, как представляется, дисциплинарные органы адвокатских палат должны рассматривать такие обращения судов с большой осторожностью и пользоваться «дисциплинарным скальпелем» в исключительных случаях.

При этом существует опасность создания самим адвокатским сообществом так называемого «сковывающего воздействия», когда защитник будет бояться проявлять предусмотренную законом процессуальную активность под угрозой привлечения к дисциплинарной ответственности. (см. п. 175 Постановления ЕСПЧ от 15 декабря 2005 г. по делу «Киприану против Кипра» (жалоба № 73797/01) (Большая Палата).

Следует также напомнить позицию Европейского Суда от 4 марта 2010 г. по делу «Баранцева против России» (жалоба № 22721/04), в которой указано: «Европейский Суд также полагает, что заявительнице не может быть поставлено в вину то, что она заявила отвод судье. Европейский Суд напоминает, что заявителю не может ставиться в вину то, что, защищая свои интересы, он в полном объеме извлекал выгоду из средств, предусмотренных национальным законодательством».

Необходимо также учитывать, что заявление повторных отводов, как правило, направлено на обеспечение законного состава суда как важнейшей гарантии вынесения справедливого судебного акта.

По общему правилу, злоупотребление правом может наказываться лишь отказом в его защите – то есть отказом в удовлетворении отвода – и не требует принятия дополнительных репрессивных мер в отношении заявителя.

Вместе с тем оценка действий адвоката может быть иной, если им заявлены десятки однотипных ходатайств об отводе, на которые судом многократно даны обоснованные ответы, не устраивающие сторону защиты, и когда очевидно, что такая тактика защиты не преследует иных процессуальных целей, кроме дезорганизации судебного разбирательства либо его срыва.

Читайте также
Процессуальная бессмыслица?
Почему нормы закона, позволяющие судье разрешать вопрос об отводе самому себе, нуждаются в изменении
27 Января 2020 Мнения

Также напомню, что Законом № 309-ФЗ введена ч. 4 ст. 62 УПК РФ, согласно которой решение об отказе в удовлетворении заявления об отводе, принятое в ходе досудебного производства по уголовному делу, не является препятствием для последующей подачи заявления об отводе тем же лицом в отношении того же лица и по тем же основаниям в ходе судебного производства по указанному делу.

Данная норма представляется неясной, поскольку отвод на досудебной стадии может быть заявлен следователю, дознавателю, начальнику следственного органа, начальнику органа дознания, прокурору, однако в ходе судебного производства этим должностным лицам повторный отвод уже не заявишь, поскольку они теряют процессуальную связь с делом и появляются новые субъекты: судья, гособвинитель, секретарь судебного заседания.

Получается, что в ходе досудебного производства можно заявить отвод судье, рассматривающему ходатайство о заключении под стражу или о продлении срока содержания под стражей, а в процессе судебного разбирательства не исключен повторный отвод этому же судье, если он станет рассматривать дело по существу.

На мой взгляд, внесенные ограничения на заявление отводов являют собой нездоровую тенденцию отхода от конституционных принципов состязательности и равноправия сторон.

Считаю, что проблему возрастающего количества отводов суду следует решать не методом запретов, а вынесением обоснованных и мотивированных постановлений и исключением из судебной практики обстоятельств, служащих поводом для их заявления.

Рассказать:
Другие мнения
Гейко Павел
Гейко Павел
Адвокат АК «СанктаЛекс»
Является ли цифровая валюта «опасным» имуществом?
Интернет-право
Предложенные законодателем поправки полезны и необходимы, но требуют дополнительной проработки
25 Ноября 2020
Хужин Марат
Хужин Марат
Адвокат BGP LITIGATION
Перспективы онлайн-допросов
Уголовное право и процесс
Для использования электронных доказательств есть серьезные препятствия, которые нужно преодолевать систематически
18 Ноября 2020
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга
Богословское заключение и светское государство: правовые аспекты
Семейное право
Допустимы ли на территории России межконфессиональные браки?
17 Ноября 2020
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
Суды опираются на позиции ВС РФ
Гражданское право и процесс
Разъяснения Пленума ВС РФ способствуют более единообразному развитию судебной практики
17 Ноября 2020
Береснева Анна
Магистр РШЧП`2019
Новые разъяснения ВС РФ
Гражданское право и процесс
Об основаниях прекращения обязательств
17 Ноября 2020
Новиков Алексей
Новиков Алексей
Управляющий партнер, адвокат Criminal Defense Firm
Устранить недостатки и коллизии законодательного регулирования
Уголовное право и процесс
О праве на реплику в корреспонденции с участием в прениях
17 Ноября 2020