×
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС

15 ноября 2022 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление № 36 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона “О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации”».

Постановление предусматривает внесение значительных поправок в АПК. Рассмотрим некоторые из них.

Договорная подсудность

Читайте также
ВС утвердил поправки в КАС
Пленум Верховного Суда внес значительные коррективы в проект закона, в том числе исключив главу о восстановлении утраченного судебного производства  
15 ноября 2022 Новости

Так, предлагается внести изменения в ст. 37 («Договорная подсудность») АПК, предусмотрев возможность заключения соглашений о выборе суда «только по делам с участием иностранных лиц». Указанное положение относится к определению территориальной подсудности спора после установления того, что дело в целом относится к компетенции арбитражного суда (на основании положений ст. 27 АПК).

При этом вопросы определения компетенции арбитражных судов по рассмотрению экономических споров и других дел, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности с участием иностранных лиц, определены гл. 32 Кодекса. Так, в ст. 247 АПК установлены общие правила определения компетенции, когда арбитражные суды могут рассматривать споры с участием иностранных лиц (например, если спор возник из договора, по которому исполнение должно осуществляться или состоялось на территории России).

В ст. 248 АПК определены правила исключительной компетенции арбитражных судов по рассмотрению споров с участием иностранных лиц, устанавливающих, какие дела должны быть рассмотрены арбитражными судами (например, по спорам, предметом которых являются недвижимое имущество, находящееся на территории России, или права на него).

В гл. 32 Кодекса также предусмотрены специальные правила исключительной компетенции арбитражных судов в РФ по спорам с участием лиц, в отношении которых введены меры ограничительного характера, если иное не установлено международным договором России или соглашением сторон (ст. 248.1 АПК). Более того, в гл. 32 также закреплены положения о том, что стороны спора, в котором участвует иностранное лицо, могут определить, что арбитражный суд в РФ обладает компетенцией по рассмотрению указанного спора (договорная компетенция, ст. 249 АПК).

Исходя из разъяснений, данных в п. 6 Постановления Пленума ВС от 27 июня 2017 г. № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом» (далее – Постановление Пленума ВС № 23), положения ст. 249 АПК устанавливают, в частности, возможность заключения пророгационного соглашения (соглашения о выборе арбитражного суда РФ для рассмотрения возникших или могущих возникнуть споров) между двумя иностранными лицами. При этом в качестве обязательного требования к пророгационному соглашению указано, что оно не может изменять правила о внутригосударственной подсудности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам РФ.

Кроме того, в соответствии с п. 8 Постановления Пленума ВС № 23, если из пророгационного соглашения вытекает, что воля сторон направлена на разрешение экономического спора в арбитражном суде России, но отсутствуют указания на конкретный суд, то при определении суда, которому надлежит рассматривать дело, и подсудности спора арбитражному суду применяются нормы АПК (§ 1 и 2 гл. 4), т.е. подсудность будет определяться на основании общих норм о территориальной подсудности (ст. 35–38 АПК).

В пояснительной записке к законопроекту (п. 3) уточняется, что сохранение возможности использования договорной подсудности, позволяющей соглашением сторон изменить территориальную подсудность дела по своему усмотрению, только по делам с участием иностранных лиц связано с необходимостью снижения нагрузки на суды Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга, Ленинградской области и ряда других регионов, а также на нивелирование споров между сторонами соответствующих договоров.

Более того, в пояснительной записке подчеркивается, что в настоящее время организация системы арбитражных судов обеспечивает для всех участвующих в деле лиц равный доступ в суд одного и того же уровня. Этому способствуют, в частности, детально проработанные и востребованные на практике элементы электронного правосудия, предоставляющие участникам процесса возможность не только подавать и получать документы в электронном виде, но и удаленно участвовать в судебном заседании, знакомиться с материалами дела.

Соответственно, ВС посчитал, что наличие цифровых технологий по участию в рассмотрении дел (например, участие в судебном заседании путем использования системы веб-конференции на основании ст. 153.2 АПК) создает условия для обеспечения базовых принципов судопроизводства – равноправия и баланса интересов сторон (ст. 8–9 Кодекса).

Желание ВС уменьшить необоснованную нагрузку на суды столичного региона и ряда крупных городов, несомненно, стоит оценить положительно. Очевидно, что снижение нагрузки будет способствовать эффективности судопроизводства, улучшению качества выносимых судебных актов, а также возможности судей рассматривать дела в рамках установленных процессуальным законодательством сроков.

В то же время практика показывает, что значительное количество споров в столичном регионе, а также в ряде крупных городов связано с концентрацией в них бизнеса, а также со значительным опытом и высокой квалификацией судей по разрешению сложных экономических споров.

Опыт рассмотрения комплексных корпоративных споров и интенсивных дел о банкротстве на основании правил исключительной подсудности по месту регистрации общества или должника (на основании ст. 38 АПК) в судах ряда отдельных регионов периодически приводит к любопытным результатам применения норм материального и процессуального права, которые могут быть правильно разрешены только тогда, когда дело доходит до суда кассационной инстанции или до Верховного Суда.

Более того, ст. 37 АПК о договорной подсудности фактически является одним из механизмов, обеспечивающих реализацию базового принципа арбитражного процесса – принципа диспозитивности (т.е. принципа, обеспечивающего возможность «развития» судебного процесса, исходя из распорядительных действий сторон).

Кроме того, действующая редакция Кодекса предусматривает определенные ограничения использования договорной подсудности, направленные на минимизацию возможного злоупотребления сторонами процессуальными правами. Так, в настоящее время ст. 37 АПК устанавливает возможность заключения соглашения о выборе суда только в отношении изменения общей подсудности (ст. 35) и альтернативной подсудности по выбору истца (ст. 36); изменение исключительной подсудности не допускается (ст. 38).

Более того, изменение подсудности возможно только в отношении дел, которые по первой инстанции подсудны арбитражным судам субъектов Федерации (изменение подсудности дел, отнесенных к подсудности арбитражных судов округов, не допускается).

Очевидно также, что, прибегая к договорной подсудности, стороны не вправе изменять правила компетенции арбитражных судов (ст. 27 АПК). При этом стоит отметить, что ограничение возможности использования договорной подсудности только делами с участием иностранных лиц на практике может привести к более активному применению механизма альтернативной подсудности по выбору истца (ст. 36 АПК) путем намеренного увеличения числа соответчиков для передачи дела на рассмотрение в «желаемый» суд.

Читайте также
Пленум ВС принял разъяснения о применении АПК при рассмотрении дел в первой инстанции
После доработки постановление подверглось некоторым изменениям, а общее количество пунктов увеличилось на один
23 декабря 2021 Новости

В п. 6 Постановления Пленума ВС от 23 декабря 2021 г. № 46 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» (далее – Постановление Пленума ВС № 46) четко разъяснено, что арбитражный суд вправе оставить исковое заявление без движения и впоследствии возвратить его на основании п. 4 ч. 1 ст. 129 АПК, если, в частности, в заявлении отсутствует требование к ответчику, по месту нахождения которого оно подано, и (или) не изложены обстоятельства, на которых основаны требования к ответчику (п. 4–5 ч. 2 ст. 125 АПК), в том числе не указаны обстоятельства, являющиеся основаниями для процессуального соучастия (ч. 2 ст. 46 АПК).

Вместе с тем очевидно, что несмотря на указанные положения Постановления Пленума ВС № 46, на практике истцы могут стараться активнее пользоваться механизмами процессуального соучастия, что, в свою очередь, способно привести к усложнению рассмотрения дела, увеличению числа лиц, участвующих в деле, необходимости суда уделять больше внимания анализу спорного правоотношения на этапе как принятия искового заявления к производству, так и подготовки дела и стадии судебного разбирательства. Следовательно, более активное использование альтернативной подсудности вместо договорной с намеренным увеличением числа соответчиков для рассмотрения дела в «желаемом» суде фактически может привести к затягиванию судебного процесса и воспрепятствованию вынесению законного и обоснованного судебного акта.

Хочется надеется, что поправки помогут снизить нагрузку на суды, нивелировать споры между сторонами соответствующих договоров, не позволят снизить качество судопроизводства по комплексным коммерческих спорам, не приведут к усложнению и затягиванию судебного процесса, а также не будут создавать ситуаций, когда фактически вынесение законных судебных актов по комплексным делам может быть надлежащим образом обеспечено, только если дело дойдет до суда кассационной инстанции или до ВС.

Судебные расходы

Комментируемый законопроект предусматривает также поправку в ст. 112 АПК, в соответствии с которой заявление по вопросу о судебных расходах рассматривается в порядке, предусмотренном гл. 29 АПК (упрощенное производство). В пояснительной записке (п. 4) уточняется, что такое изменение позволит суду ускорить рассмотрение данных заявлений и оптимизировать процедуру проверки итоговых судебных актов, принятых по итогам их рассмотрения.

Несомненно, механизм взыскания судебных расходов с лица, не в пользу которого вынесен судебный акт (гл. 9 АПК), обеспечивает фактическую реализацию принципа баланса интересов сторон и в реальности является кристаллизацией принципа состязательности процесса (ст. 9 АПК).

Более того, стоит приветствовать значительное внимание на протяжении последних лет законодателя и высших судебных инстанций к вопросам судебных расходов, в том числе в части прямого закрепления прав и обязанностей третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, а также упорядочение порядка распределения судебных расходов в рамках рассмотрения групповых исков (гл. 28.2 АПК).

В то же время внесение поправок в ст. 112 АПК в части порядка разрешения вопросов о судебных расходах в связи с сокращением сроков обращения с указанным заявлением с шести до трех месяцев (на основании Федерального закона от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»), а также инициатива по рассмотрению заявления по правилам упрощенного производства вызывают вопросы фактической возможности надлежащего рассмотрения указанных заявлений при разрешении комплексных коммерческих споров.

Читайте также
Важные, но неоднозначные предложения
Некоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными
23 ноября 2022 Мнения

Очевидно, что при разрешении вопросов о взыскании судебных расходов одной из ключевых проблем (и одной из крупных сумм, в отношении которых спорят лица, участвующие в деле) является размер судебных издержек на оплату услуг представителей.

Несмотря на то что в настоящее время на основании ст. 112 АПК вопрос распределения судебных расходов рассматривается на основании заявления арбитражным судом, рассматривавшим дело по первой инстанции, фактически данный процесс представляет собой «самостоятельное» производство, напоминающее взыскание убытков с необходимостью детального доказывания:

  • права на взыскание судебных расходов;
  • обоснованности судебных расходов (связи с оказанной квалифицированной юридической помощью);
  • размера судебных расходов (предоставление детальных расчетов);
  • факта, что на момент обращения с заявлением судебные расходы понесены (фактически оплачены доверителем адвокату).

Более того, при рассмотрении вопроса о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя одним из ключевых моментов будет доказывание разумности суммы судебных издержек (ч. 2 ст. 110 АПК).

Практический опыт представления интересов доверителей по вопросам взыскания судебных расходов, понесенных в связи с участием в комплексных коммерческих спорах, свидетельствует о том, что это будет фактически «самостоятельный процесс» с детальным обменом доказательствами сторонами, активным участием в судебных заседаниях, а также дальнейшим оспариванием в рамках доступных механизмов судебной защиты.

В указанной ситуации относительно рассмотрения заявления о взыскании судебных расходов в порядке упрощенного производства, которое предусматривает, прежде всего, два следующих аспекта – рассмотрение дела в срок, не превышающий двух месяцев (ч. 2 ст. 226 АПК в действующей редакции) и без вызова сторон на основании представленных сторонами документов (ч. 5 ст. 228 в действующей редакции), в законопроекте предлагаются следующие изменения. Внесена поправка, в соответствии с которой «с учетом характера и сложности дела арбитражный суд вправе по своей инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в деле, провести судебное заседание с вызовом лиц, участвующих в деле, без перехода к рассмотрению дела по общим правилам искового производства или по правилам административного судопроизводства». При этом в рамках упрощенного производства в текущей редакции АПК судебный акт принимается в форме резолютивной части решения с изготовлением мотивированного решения по заявлению лица, участвующего в деле, или при подаче апелляционной жалобы (ч. 1 ст. 229 АПК), а срок для апелляционного обжалования составляет 15 дней (ч. 3 ст. 229), что также вызывает определенное беспокойство.

Так, в настоящее время при отсутствии ограничений в отношении сроков рассмотрения заявлений о взыскании судебных расходов, а также при проведении судебных заседаний суды, тем не менее, нередко значительно снижают заявленные суммы судебных расходов, не всегда принимая во внимание реальную рыночную стоимость юридической помощи.

Соответственно, рассмотрение вопросов о взыскании судебных расходов в комплексных коммерческих спорах на основании письменных документов с ограничением возможности представителям сторон дать устные объяснения по возникающим у суда вопросам может привести к еще большему разрыву между фактическим состоянием рынка юридических услуг и суммами, которые суд может посчитать разумными для взыскания с «проигравшей» спор стороны.

Таким образом, стоит положительно оценить внимание Верховного Суда к вопросам повышения эффективности судопроизводства, ускорения рассмотрения дел и надлежащей реализации участниками процесса права на судебную защиту. В то же время поправки в части ограничения возможности обращения к договорной подсудности, а также в связи с изменением порядка рассмотрения заявлений о взыскании судебных расходов в рамках разрешения комплексных коммерческих споров на практике могут привести к усложнению судопроизводства по указанным делам, увеличению количества «обжалований» в вышестоящие судебные инстанции и фактически повысить нагрузку на суды кассационных инстанций и ВС. Хочется надеется, что предлагаемые поправки помогут достичь поставленных ВС целей, а не приведут к злоупотреблению лицами, участвующими в деле, их процессуальными правами, затягиванию рассмотрения дела и воспрепятствованию вынесения законных и обоснованных судебных актов, а также не создадут новые сложности для реализации права на взыскание судебных расходов на представителей в рамках сумм, приближенных к реальной стоимости правовой помощи.

Рассказать:
Другие мнения
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»
«Разгрузка» с риском для стороны защиты
Уголовное право и процесс
Оргвопросы деятельности судов не должны нарушать права и законные интересы участников судопроизводства
20 января 2023
Коновалов Андрей
Коновалов Андрей
Руководитель юридической компании «Щит и Меч»
Понуждение к соблюдению закона или наказание за ошибку?
Налоговое право
Чем является санкция, предусмотренная п. 1 ст. 122 НК РФ
19 января 2023
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат АП г. Москвы, ZHAROV GROUP, лауреат Ecoworld РАЕН, к.э.н
Общая судьба как основание для солидарности
Природоохранное право
Почему идея о генеральном деликте не распространяется на область охраны окружающей среды
18 января 2023
Буклова Виктория
Буклова Виктория
Адвокат АП г. Москвы, партнер Адвокатского бюро ZKS
Необходимо совершенствование УПК РФ
Уголовное право и процесс
Его содержание нуждается в дальнейшем законодательном регулировании
17 января 2023
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ
К вопросу о ревизии регламентации предварительного слушания
Уголовное право и процесс
Ходатайства об исключении доказательств в ходе предварительного слушания есть процессуальный рудимент
17 января 2023
Загайнов Дмитрий
Загайнов Дмитрий
Почетный адвокат России, партнер INTELLECT
Важно правильно расставить все точки над «i»
Уголовное право и процесс
Не упуская из вида оговорки законодателя
17 января 2023
Яндекс.Метрика