×

Размытость критериев определенности не добавляет

«Плюсы» и «минусы» позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики Адвокатского бюро г. Москвы «Халимон и партнеры»

Конституционный Суд РФ опубликовал собрание своих правовых позиций о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве. В обзор вошли три постановления и 10 определений, первое из которых вынесено в 2004 г.

Читайте также
Опубликовано собрание позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном процессе
В обзор вошли три постановления и 10 определений, вынесенных за последние 16 лет
18 Ноября 2020 Новости

Следует приветствовать подготовленный Секретариатом КС обзор, но, думается, он не будет иметь большого значения для практики, поскольку содержит позиции за значительный исторический период (за 15 лет), а суды – общей юрисдикции и арбитражные – зачастую уже применяют их или даже сформировали иные подходы.

Однако это ни в коей мере не умаляет достоинств подготовленного документа, поскольку он содержит указания юридическому сообществу, на что следует обращать внимание. Секретариат КС выделил наиболее важные аспекты, касающиеся гражданского и арбитражного судопроизводства, причем независимо от того, к чьей компетенции относился спор, жалоба по которому была подана в судебный орган конституционного контроля.

Отмечу следующие важные, на мой взгляд, правовые позиции.

Первая: КС напомнил о разумных пределах расходов на оплату услуг представителя (Определение от 21 декабря 2004 г. № 454-О).

Указанное определение широко применяется на практике, но зачастую суды используют принцип «разумных пределов» автоматически, произвольно. Анализ судебных актов показывает, что суды расценивают принцип «разумных пределов» как правомерный и допустимый способ снизить расходы на оплату услуг представителя: снижение предъявляемых к взысканию расходов происходит так, как посчитает необходимым суд, – то есть произвольно и без мотивировки. Зачастую суды не оценивают и не учитывают такие факторы, как сложность дела и сложившиеся на рынке услуг цены, с позиции стороны, которая несет расходы, не будучи уверенной в исходе дела.

В связи с этим считаю, что произвольное уменьшение взыскиваемой суммы расходов недопустимо и ограничивает право участника процесса на взыскание судебных расходов на оплату юридических услуг.

Право суда на снижение неразумных, по его мнению, расходов не подразумевает и не может подразумевать безусловность и неограниченность данного права и должно реализовываться в определенных пределах. По сути, уменьшая без надлежащей аргументации и приведения расчетов взыскиваемую сумму расходов, суд смещает баланс в пользу одного из лиц и оставляет другую сторону без защиты.

Юридическому сообществу (в частности, судам, адвокатским образованиям, юридическим компаниям) чрезвычайно важно понимать критерии допустимых пределов при установлении и согласовании с участниками споров размера вознаграждения, а также при взыскании соответствующих расходов.

Однако ни законодательство не установило (что, вероятно, невыполнимо в силу свободы договора), ни высшие судебные инстанции не предложили жесткие критерии, определяющие, что есть «дорого», «неразумно (чрезмерно)» и «разумно» применительно к судебным расходам.

Размытость критериев «разумности», «неразумности» и «чрезмерности» приводит к тому, что разрешение вопроса о распределении расходов на оплату услуг представителя (юридических услуг) для взыскивающего лица переходит в категорию исключительно везения, а для суда – в категорию произвольности и свободы установления любой суммы.

Вторая: важное значение для практики имеет позиция КС о невозможности по общему правилу распределять судебные расходы в случае прекращения производства по делу (Определение от 19 января 2010 г. № 88-О-О).

В настоящее время суды исходят из необходимости возмещать судебные расходы лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу, включая в список судебных актов не только решения суда, но и определения о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения (указанный подход сформулирован в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», далее – Постановление Пленума ВС № 1). Таким образом, упомянутая позиция Конституционного Суда, видимо, не будет применяться на практике, несмотря на публикацию собрания.

Третья: вывод КС об отсутствии основания для взыскания расходов на оплату услуг представителя, если интересы юрлица представляет единоличный исполнительный орган (Определение от 19 июня 2012 г. № 1236-О) , на мой взгляд, недостаточен и может ввести в заблуждение.

Считаю, что руководствоваться данной позицией КС можно, только если интересы юрлица представляет исключительно единоличный исполнительный орган и при условии отсутствия сторонней юридической помощи.

Если же одновременно с единоличным исполнительным органом судебное представительство осуществляет квалифицированный юрист или оказывается либо была оказана иная сторонняя юридическая помощь, то лишение юрлица возможности взыскать судебные расходы на услуги представителя видится несправедливым и недопустимым.

Четвертая: представляется необоснованной позиция КС, изложенная в Определении от 21 марта 2013 г. № 461-О, о недопустимости взыскания судебных расходов на участие в рассмотрении заявления о взыскании судебных расходов по определенному делу.

Данный вывод, на мой взгляд, уже не актуален, поскольку ВС в п. 28 Постановления Пленума ВС № 1 указал, что при рассмотрении заявления о взыскании судебных расходов суд разрешает также вопросы распределения издержек, связанных с рассмотрением данного заявления.

Действительно, рассмотрение судом заявления о взыскании расходов осуществляется в рамках основного дела, но также может состояться до или после вынесения итогового судебного акта. Независимо от того, признает КС заявление о расходах частью основного дела или нет, судебные издержки, связанные с рассмотрением данного заявления, полагаю, должны взыскиваться, и не имеет значения, когда они понесены, а также раздроблены они или нет.

Например, в моей практике суды неоднократно взыскивали расходы, понесенные доверителями на мое представительство, при разрешении заявления о взыскании судебных расходов. Следует иметь в виду, что рассмотрение подобного заявления осуществляется в порядке искового производства – проводятся судебные заседания (порой не одно), необходимо выработать позицию и готовить дополнительные разъяснения при наличии возражений оппонентов.

Пятая: интересен вопрос о распределении судебных расходов в случае пересмотра итогового судебного акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам (Определение от 22 апреля 2014 г. № 807-О).

Делая вывод о недопустимости изменения порядка распределения судебных расходов, определенного судом при первоначальном рассмотрении дела, важно, что КС не исключает возможность одновременно разрешить вопрос о расходах, возникших уже при рассмотрении заявления о пересмотре. Однако позднее ВС в п. 30 Постановления Пленума ВС № 1 обратил внимание на возмещение издержек, обусловленных пересмотром вступившего в силу судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, исходя из того, в пользу какой из сторон спора принят итоговый судебный акт по делу.

Шестая: интересно также Определение от 29 января 2015 г. № 137-О, которое хотя прямо и не называет, но подразумевает возможность взыскать судебные расходы, понесенные участником процесса на возмездную помощь общественных объединений.

Читайте также
Верховный Суд обобщил практику по делам о защите прав потребителей
В обзор практики вошли 15 правовых позиций по судебным спорам, рассмотренным в период с 2018 по 2020 г.
19 Октября 2020 Новости

Данный подход справедлив, но ошибочно не был учтен Судебной коллегией по гражданским делам ВС (Определение от 20 августа 2019 г. № 18-КГ19-74) и Президиумом ВС в Обзоре судебной практики по делам о защите прав потребителей от 14 октября 2020 г., посчитавшими, что, несмотря на то что Закон о защите прав потребителей наделяет общества по защите прав потребителей правом на обращение в суд в защиту прав физических лиц, это не предполагает внесение последними данному обществу платы за их представительство в суде. Следовательно, – посчитал Президиум, – такие расходы не являются затратами, необходимыми для доступа к правосудию, и не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещаемым стороне. Верховный Суд неправомерно, на мой взгляд, исключил возможность возмещения расходов на возмездную помощь указанных общественных объединений.

Седьмая: в Постановлении от 20 октября 2015 г. № 27-П КС пришел к выводу о необходимости в определенных случаях в гражданском судопроизводстве назначать в апелляционных судах заседания с целью рассмотрения заявления о расходах.

Подобный подход видится здравым и необходимым в судах всех инстанций и любой компетенции. В ином случае участники процесса (независимо от процессуального статуса) лишаются возможности защитить их права.

Наконец, восьмая: как указано в Постановлении от 11 июля 2017 г. № 20-П, публично-правовой эффект взыскания судебных расходов заключается в создании у участников правоотношений стимулов к правомерному поведению, что должно приводить к снижению нагрузки на судебную систему.

Данное замечание, на мой взгляд, противоречит сложившейся практике судов безосновательно снижать предъявленные ко взысканию расходы, в том числе на оплату услуг представителей. Если так происходит, то говорить о создании у участников правоотношений стимулов к правомерному поведению не приходится: они могут действовать (бездействовать) в некоторой степени неправомерно, зная, что ответственность в виде судебных расходов, подлежащих выплате в случае проигрыша, не столь значительна, чтобы отказаться от обращения в суд.

Рассказать:
Другие мнения
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
Если на кону – имущественные права
Уголовное право и процесс
Судебная экспертиза как механизм защиты и установления объективной истины по экономическим преступлениям
29 Ноября 2021
Глотов Максим
Глотов Максим
Адвокат АП Московской области, председатель Московской коллегии адвокатов «Могильницкий и партнеры»
Тонкая грань статуса потерпевшего
Уголовное право и процесс
Вопрос процессуальной замены потерпевшего в случае его смерти, не связанной с преступлением, остается открытым
24 Ноября 2021
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Адвокат КА «Де Юсте», член Совета АП ХМАО, директор института государства и права СурГУ, д.ю.н.
Эффективные инструменты для защиты или представительства
Уголовное право и процесс
Комментарий к правовым позициям по уголовным делам из Обзора ВС РФ № 3 за 2021 год
22 Ноября 2021
Егоров Павел
Егоров Павел
Заведующий филиалом № 14 Омской областной коллегии адвокатов, член Совета молодых адвокатов АПОО
Признание доказательств недопустимыми: миф или реальность?
Уголовное право и процесс
Доводы защиты о пороках доказательств обвинения суды оставили без внимания
17 Ноября 2021
Гузенко Иван
Гузенко Иван
Адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов «Андреев, Бодров, Гузенко и Партнеры»
Является ли доход от реализации имущества на торгах прибылью?
Арбитражное право и процесс
Коллизия НК и Закона о банкротстве в вопросе очередности выплат кредиторам
16 Ноября 2021
Широков Сергей
К.ю.н., эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Применение последствий признания сделки недействительной
Гражданское право и процесс
На вопросы читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
16 Ноября 2021
Яндекс.Метрика