×

Судебная система нуждается в немедленной гуманизации

Проблемы и тенденции, которые демонстрирует статистика уголовного судопроизводства
Нехаенко Алексей
Нехаенко Алексей
Член совета АП Белгородской области

Из опубликованной Судебным департаментом при Верховном Суде РФ статистики рассмотрения уголовных дел в 2022 г. в сравнении с предшествующим годом усматривается незначительное увеличение общего количества дел, рассмотренных в апелляционном порядке (332 591 дело в 2022 г., 317 869 – в 2021 г. соответственно; то есть рост составил порядка 1%).

Наиболее интересными, как всегда, являются позитивные показатели – с благоприятным для доверителя исходом дела. Так, в 2022 г. 776 269 уголовных дел рассмотрены в первой инстанции, из них по 578 284 вынесены приговоры, которыми осуждены 614 726 чел., оправданы 2062 (соотношение осужденных и оправданных приблизительно 336 к 1). При этом из 2062 оправданных уголовные дела в отношении 378 были рассмотрены коллегией присяжных, 573 подсудимых оправданы по делам частного обвинения. Если из общего числа оправданных вычесть тех, кто оправдан по делам частного обвинения и на основании вердикта присяжных, то за календарный год остается только 1111 оправданных профессиональными судьями против 614 726 осужденных. Соотношение 1 к 553. К сожалению, статистика говорит о том, что количество оправдательных приговоров в стране продолжает оставаться крайне малым.

Ужасает статистика отмены оправдательных приговоров. Так, в 2022 г. в апелляционном порядке отменено 834 оправдательных приговора (40,44%). Это, безусловно, свидетельствует о негативной тенденции, поскольку показатель отмены обвинительных приговоров в сравнении с отменой оправдательных – несоразмерен, и доля отмены оправдательных приговоров превышает долю отмены обвинительных практически в 6 раз. При этом следует учитывать, что большинство из этих дел пройдет еще один «фильтр» – кассационное рассмотрение. В итоге могут остаться считаные единицы оправданных.

797 из 834 отмененных оправдательных приговоров направлены на новое рассмотрение в первую инстанцию, по 11 отмененным приговорам в апелляции постановлены оправдательные приговоры, прекращены 10 уголовных дел, 16 возвращены прокурору. Таким образом, перспектива быть осужденными у лиц, которые изначально были оправданы судом первой инстанции, – довольно высока.

Судами апелляционной инстанции в 2022 г. отменены 144 обвинительных приговора с вынесением оправдательного (в 2021 г. в апелляционном порядке были оправданы 142 чел.), – то есть в этой части показатели практически неизменны. Хотя они и незначительны против оставленных без изменения обвинительных приговоров, несколько обнадеживает, что апелляция, – пусть и в редких случаях, – все же выносит кардинально противоположные первой инстанции решения.

В 2022 г. в апелляционном порядке обжалован 133 351 приговор и иные судебные решения, вынесенные по существу уголовных дел (17,17%). На мой взгляд, такой показатель обжалования итоговых судебных актов в апелляционном порядке невысок. Из указанного количества обжалованных решений отменен 9461 обвинительный приговор (около 7% от обжалованных в апелляционном порядке), из них на новое рассмотрение первой инстанции возвращены 6706 дел, в том числе 31 приговор в связи с мягкостью назначенного наказания; по 906 делам принято решение о вынесении нового обвинительного приговора; 891 дело возвращено прокурору (в 2021 г. их было 679, что на 7,6% ниже показателей 2022 г.), прекращены в апелляционном порядке 735 дел, из них 103 – по реабилитирующим основаниям. Изменены 17 114 приговоров (12,8% от обжалованных в апелляционном порядке), из них со смягчением наказания – 1940, с усилением наказания –157. То есть порядка 20% обжалованных судебных решений по существу уголовных дел были отменены либо изменены в апелляции, что, полагаю, должно мотивировать членов адвокатского сообщества не оставлять без внимания нарушения, допускаемые при постановлении приговоров.

В 2022 г. судами были рассмотрены 97 311 (по числу лиц) ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них удовлетворены 87 687 (90,1%). В апелляционном порядке обжалованы 30 416 судебных постановлений об избрании меры пресечения в виде стражи (в сравнении с 2021 г. этот показатель незначительно вырос: с 29 738). Из них отменены постановления в отношении 922 лиц (3,03% от обжалованных в апелляционном порядке), изменены с избранием более мягкой меры пресечения – в отношении 1910 лиц (6,27% от обжалованных). Указанные показатели в сравнении с 2021 г. (отменены 944 постановления, изменены 2167) незначительно, но снизились. При этом в 2022 г. рассмотрены 879 жалоб на постановления судов об отказе в удовлетворении ходатайств органа следствия об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, 222 из которых удовлетворены (25,3%), а 49 – изменены; в отношении 43 лиц судами апелляционной инстанции в таких случаях вынесены постановления об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста, в отношении 20 – в виде запрета определенных действий.

В части опубликованных Судебным департаментом ВС сведений о результатах пересмотра в апелляционном порядке постановлений о продлении срока стражи, к сожалению, позитивной тенденции не усматривается. Так, из 56 877 апелляционных жалоб на такие судебные решения отменены лишь 1311 (2,3%), изменены 2893 (5%), из которых в отношении 12 лиц мера пресечения изменена на залог (из них по троим лицам, обвиняемым в совершении особо тяжких преступлений, 8 – в тяжких и одному – средней тяжести); в отношении 293 лиц избран домашний арест (96 из них обвинялись в совершении особо тяжких преступлений, 177 – тяжких, 14 – по преступлениям средней и 6 – по преступлениям небольшой тяжести). Запрет определенных действий был избран судами апелляционной инстанции в отношении 85 лиц, 14 из которых обвинялись в совершении особо тяжких, 49 – тяжких и 15 – средней тяжести преступлений.

Анализируя указанные сведения, в очередной раз можно убедиться, что при заключении лица под стражу на досудебной стадии производства по делу «перспектива» для подсудимого остаться под стражей до вынесения приговора – весьма высока. Эта негативная тенденция, к сожалению, все еще остается неизменной.

Актуальной для Белгородской области, как и для других приграничных регионов, в настоящее время является военная юстиция. Так, за 2022 г. по уголовным делам, рассмотренным военными судами, приговор постановлен в отношении 5238 военнослужащих, из которых 4211 осуждены, 19 оправданы. Годом ранее, в 2021 г., военными судами был осужден 4141 военнослужащий, оправданы 10. В апелляционном порядке апелляционными военными судами рассмотрены 833 судебных решения, принятые по существу уголовного дела, и лишь один обвинительный приговор был отменен в апелляционном порядке с прекращением дела по реабилитирующим основаниям.

Из указанных обвинительных приговоров за 2022 г. отменены всего 49 (0,58% от обжалованных), – т.е. мизерное количество, – из них 39 с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в первую инстанцию, в том числе одно в связи с мягкостью наказания; также отменены три оправдательных приговора, все с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Годом ранее, в 2021 г., апелляционные военные суды рассмотрели 894 уголовных дела, отменили 46 обвинительных приговоров, 35 из которых были направлены на новое рассмотрение в первую инстанцию, в том числе 5 – в связи с мягкостью наказания, два возвращены прокурору и лишь одно прекращено по реабилитирующим основаниям в апелляционном порядке. Из 10 постановленных в 2021 г. оправдательных приговоров отменен лишь один. То есть в сравнении с апелляционными «гражданскими» судами в военных апелляционных судах процент отмены либо изменения судебных решений ниже на порядок. Но в то же время и оправдательные приговоры, несмотря на их «штучный» показатель, в военных апелляционных судах отменяются гораздо реже.

В опубликованных Судебным департаментом сведениях о результатах рассмотрения уголовных дел судами апелляционной инстанции (включая апелляционные военные суды) указано, что были выявлены лишь 4199 дел, – т.е. 1,3% от общего количества, – которые были рассмотрены с нарушением сроков, установленных ст. 389.10 и ч. 11 ст. 108 УПК РФ. Вопрос вызывает способ подсчета такого времени – в частности, по апелляционным жалобам на постановления судов об избрании либо продлении меры пресечения. Согласно закону апелляционный суд принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через трое суток со дня их поступления. Такой же срок предусмотрен для направления материала после поступления апелляционной жалобы либо представления. Однако на личном опыте могу вспомнить лишь два случая фактического соблюдения указанного срока. В части обжалования в апелляционном порядке судебных решений об избрании/продлении меры пресечения, вынесенных военными судами, фактическое рассмотрение жалоб судом апелляционной инстанции происходило спустя месяц-два после вынесения постановления судом первой инстанции. Дважды в 2023 г. апелляционный военный суд рассматривал жалобу на продление срока стражи уже после ее фактического продления, в связи с чем актуальность такого апелляционного рассмотрения терялась.

Полагаю, Верховному Суду следовало бы обратить внимание на указанные данные, выяснить причины «идеальной» статистики с показателями, близкими к статистической погрешности, в отношении количества оправдательных приговоров и иных решений, связанных с прекращением уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Полагаю, многие из коллег согласятся с тем, что такие статистические показатели вряд ли отражают высокое качество следствия по уголовным делам.

Направление дела в суд не должно ассоциироваться с безысходностью. Увеличение числа оправданных лиц и в то же время снижение количества отмененных оправдательных приговоров, безусловно, будут позитивным показателем деятельности судов, укрепят доверие граждан к судебной системе.

Считаю, что современная судебная система нуждается в немедленной гуманизации, и достичь ее, на мой взгляд, можно среди прочего, если суды перестанут «оглядываться» на статистику и последствия для следственных органов и прокуратуры, которые влечет постановление оправдательных приговоров, а также будут принимать решения, как того требует буква закона. Пока от судов не последует надлежащей реакции на грубейшие нарушения, допускаемые должностными лицами на досудебных стадиях производства по уголовному делу, позитивной тенденции, думаю, вряд ли стоит ожидать.

Рассказать:
Другие мнения
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Бочинин Илья
Бочинин Илья
Юрист Практики по проектам в энергетике VEGASLEX
Нарушение или нет?
Конституционное право
КС разъяснил спорный вопрос о субсидировании МУПов публично-правовым образованием
17 июля 2024
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
Суд присяжных: прошлое, настоящее, будущее
Уголовное право и процесс
Анализ отечественной практики и зарубежных правопорядков
15 июля 2024
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Яндекс.Метрика