×

Судебный контроль над предварительным расследованием необходимо усилить

«Процессуальная триада» зачастую не способна решить проблемы следствия
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ

Президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко, комментируя статью председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева в «Российской газете», отметил, что адвокатов беспокоит низкий показатель удовлетворенных судами жалоб на незаконные действия должностных лиц предварительного расследования в порядке ст. 125 УПК РФ – менее 20%. «Только надлежащий судебный контроль способен изменить ситуацию к лучшему», – подчеркнул президент ФПА.

На существенные недостатки в работе следователей обращал внимание также в 2018 г. Юрий Чайка, в то время генпрокурор РФ: «К сожалению, для многих наших следователей уголовно-процессуальное законодательство, нормы материального права – это космос, – указал генеральный прокурор. – Если еще 20–25 лет назад следователь и преступник – это борьба интеллектов и кто кого переиграет, то сейчас все очень просто: СИЗО и особый порядок рассмотрения. Сегодня до 70% дел рассматривается в особом порядке. И наступает деградация следователя».

В 2019 г. глава надзорного ведомства отмечал среди выявленных в деятельности следователей нарушений: чрезмерно длительный срок содержания обвиняемых под стражей, а также затягивание предварительного следствия в 38% уголовных дел.

Тогда же заместитель председателя ВС РФ Владимир Давыдов признал: «Очевидно, что качество правосудия напрямую зависит от качества предварительного расследования. При этом согласно справкам, которые нам предоставляют суды уровня регионов, работа следствия оценивается как удовлетворительная. Однако в этих же справках постоянно указываются случаи нарушения законов, которые допускают сотрудники следственных органов. Кроме того, отмечаются системные нарушения, а сами суды постоянно выносят частные определения в адрес следственных органов. Поэтому удовлетворительная оценка выглядит явно завышенной».

Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова в 2017 г. отмечала, что рост количества ходатайств о продлении сроков содержания под стражей свидетельствует о волоките и низком качестве расследований. А в конце 2018 г. на вопрос о рассмотрении дел с участием присяжных она заметила: «За первые шесть месяцев действия этого закона в районные суды Москвы поступило 20 таких дел. Каждый второй вердикт – оправдательный. О чем это говорит? Безусловно, о сильной работе стороны защиты, но и низком качестве сбора и представления доказательств стороной обвинения. Следователи, увы, разучились собирать и анализировать доказательства».

Как видим, качеством предварительного расследования как минимум недовольны Верховный Суд, Московский городской суд, Генпрокуратура и ФПА, однако ситуация, к сожалению, к лучшему не меняется.

Для решения давно назревших проблем следствия есть все необходимые законодательные предпосылки, действует так называемая процессуальная триада: ведомственный контроль, прокурорский надзор и судебный контроль. Казалось бы, находясь «в тисках» этой триады, следователь просто обязан действовать по закону и не допускать нарушений прав участников уголовного судопроизводства.

Однако на практике эта влиятельная «тройка» нередко оказывается неспособной решать поставленные задачи. Причины просты: согласно конструкции УПК РФ следователь, начальник следственного органа и прокурор – это представители стороны обвинения, имеющие строго обвинительные устремления, нередко расходящиеся с требуемой объективностью, а вот обязанный быть беспристрастным суд своими полномочиями контроля над предварительным следствием не всегда спешит пользоваться.

Всем хорошо известен замечательный процессуальный механизм, предусмотренный ст. 125 УПК, когда любой участник уголовного судопроизводства (со стороны как защиты, так и обвинения) вправе обжаловать в суде действия (бездействие) должностного лица, осуществляющего предварительное следствие. Здесь действует простое правило: чем чаще суд признает действия следователей незаконными, тем выше становится качество следствия и меньше допускается нарушений закона, и наоборот – чем меньше выявляется нарушений, тем их становится больше.

Рассмотрим статистику Судебного департамента ВС об осуществлении судебного контроля за следствием в порядке ст. 125 УПК.


Год

Всего поступило жалоб

Удовлетворено

Отказано

Процент удовлетворенных жалоб от общего количества поданных

Процент удовлетворенных жалоб от общего количества рассмотренных

2019

120 102

5301

22275

4,41

19,22

2018

121 881

5416

22 850

4,44

19,16

2017

121 848

5900

23 695

4,84

19,9

2016

127 086

6369

29 917

5,01

17,55

2015

130 962

8086

35 240

6,17

18,66

2014

130 648

8929

36 694

6,83

19,57

2013

136 063

9331

40 294

6,85

18,80

С 2013 по 2019 г. наблюдается поступательное снижение обращений в суды с жалобами – с 136 063 до 120 102. Данные показатели можно объяснить как уменьшением поводов для обжалований, так и пониманием участниками уголовного судопроизводства бесполезности таких обращений в связи с их слабой удовлетворяемостью.

Одновременно с этим неуклонно сокращается количество удовлетворенных жалоб: с 9331 (2013 г.) до 5301 (в 2019 г.).

Процент удовлетворенных жалоб на действия следствия от общего количества поданных регулярно снижается – с 6,85 в 2013 г. до 4,41 в 2019 г. В то же время доля удовлетворенных жалоб на действия следствия от количества рассмотренных, как ни странно, с годами почти не меняется и составляет примерно 18–19%. Создается впечатление, что этот показатель аккуратно «подгоняется» под заданные параметры.

На мой взгляд, 4,41% удовлетворенных жалоб от числа поданных в 2019 г. и 19,22% удовлетворенных жалоб от количества рассмотренных – это неудовлетворительный показатель работы судов, свидетельство их нежелания исправлять ошибки предварительного следствия.

В процессе адвокатской деятельности мы по каждому уголовному делу сталкиваемся со следственными нарушениями разной степени грубости, а приведенные результаты демонстрируют избирательный подход судов к их оценке.

Когда суды в подавляющем большинстве случаев уклоняются от эффективного судебного контроля, признавая действия следователей законными и обоснованными, нет ничего удивительного в том, что «диффузия» допускаемых нарушений распространяется достаточно быстро.

Другой важный показатель – вынесение частных определений апелляционными инстанциями в связи с нарушениями, допущенными в процессе предварительного следствия.

Совершенно очевидно, что частные определения (постановления), вынесенные в порядке ч. 4 ст. 29 УПК, имеют важное превентивное и дисциплинирующее значение, ориентируя следователей соблюдать требования закона.


Всего рассмотрено дел

Вынесено частных постановлений

При производстве следствия

По материалам судебного контроля

2019

341 471

1996

642

83

2018

336 191

2122

619

58

2017

308 810

2386

590

61

2016

351 899

2983

644

2015

350 749

3013

508

2014

3017

468

2013

2956

481

Как показывает анализ таблицы, количество вынесенных апелляционными инстанциями частных определений поступательно снижается: с 3017 (в 2014 г.) до 1996 (в 2019 г.), а количество «частников» в отношении следователей – напротив, растет: с 481 (в 2013 г.) до 642 (в 2019 г.).

Однако если исходить из количества рассмотренных апелляционных представлений и жалоб, то численность частных определений ничтожно мала: например, на 341 471 апелляционное дело только 642 «частника» касаются предварительного следствия – 0,18%. Такой процент напоминает показатель частоты вынесения оправдательных приговоров.

В моей адвокатской практике не встретилось ни одного уголовного дела, где не было бы допущено нарушений уголовно-процессуального закона. В таких случаях следовало бы выносить частные постановления в отношении следователей, но этого почему-то не происходило. В связи с этим названная частота реагирования апелляционных инстанций на допускаемые в ходе досудебного производства нарушения не может не удивлять.

Может быть, причина столь низкого качества предварительного расследования, о которой так часто говорят почти все федеральные руководители, и кроется в слабом судебном контроле в порядке ст. 125 УПК, а апелляционные инстанции, в свою очередь, крайне редко выявляют допускаемые следователями нарушения и так же редко реагируют вынесением частных постановлений?

Именно таким образом «цементируется» так называемый обвинительный уклон, столь выгодный представителям следствия и прокуратуры.

При этом, когда должностные лица становятся фигурантами уголовных дел, они удивляются и негодуют по поводу порядков, к установлению которых ранее имели непосредственное отношение.

Рассказать:
Другие мнения
Астапенко Павел
Астапенко Павел
Адвокат АБ Санкт-Петербурга «СиТиЭл»
При избрании меры пресечения не бывает мелочей
Уголовное право и процесс
Неформальный подход суда как гарантия обоснованного решения по ходатайству следователя
20 Января 2021
Кобзарев Игорь
Кобзарев Игорь
Адвокат, управляющий партнер КА «МАРК ЛАБЕОН»
Техническая ошибка – не препятствие для снижения оборотного штрафа
Производство по делам об административных правонарушениях
Суд вправе изменить размер штрафа, оценив доказательства ошибки в расчетах
20 Января 2021
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Член Совета АП Белгородской области
Игра в «испорченный телефон»
Уголовное право и процесс
Вырванная из контекста фраза стала основанием для привлечения к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 296 УК РФ
19 Января 2021
Серков Аркадий
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Передача права использования электронной подписи
Гражданское право и процесс
На вопросы читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
19 Января 2021
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
«Единственное жилье банкрота» и другие истории
Арбитражное право и процесс
Эксперты прокомментировали позиции ВС РФ в делах о банкротстве за 4-й квартал 2020 г.), дошедших до высшей инстанции
19 Января 2021
Подгузова Ксения
Подгузова Ксения
Старший юрист Коммерческой группы юридической фирмы VEGAS LEX
Антимонопольные споры
Арбитражное право и процесс
Обзор правовых позиций судов за IV квартал 2020 г.
19 Января 2021