×

Устранить дисбаланс

Необходимо унифицировать ответственность за посягательство на законную деятельность адвоката с ответственностью за воспрепятствование деятельности следователей

Первое: в практике имеют место систематические случаи воспрепятствования осуществлению адвокатами их профессиональной деятельности.

Как отмечается в отчете миссии Международной комиссии юристов за 2015 г., права адвокатов в России систематически нарушаются. Сотрудники ИВС и СИЗО зачастую незаконно отказывают им в предоставлении свиданий с подзащитными, находящимися под стражей, без разрешения следователя или суда. Более того, следователи нередко уклоняются от встреч с адвокатами, чтобы как можно дольше не выдавать им разрешение на свидание с подзащитным.

Часто сотрудниками СИЗО, следователями, сотрудниками органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, нарушаются положения закона об адвокатской тайне: осуществляется аудиоконтроль за переговорами адвоката с подзащитными во время свиданий; производятся досмотры адвокатов, нередко сопровождающиеся изъятием документов из адвокатских досье; в помещениях адвокатских офисов производятся обыски с изъятием документов, даже не имеющих отношения к данному делу, в том числе материалов из адвокатских досье других адвокатов, работающих в этом же помещении, системных блоков компьютеров и т.п.

Нередко ограничивается доступ адвокатов к материалам уголовного дела, с которыми он вправе знакомиться в ходе предварительного следствия; имеющиеся в деле материалы незаконно изымаются и подменяются другими, вещественные доказательства не предъявляются.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и УПК РФ запрещают вызов адвоката на допрос об обстоятельствах, ставших известными в связи с оказанием им юридической помощи. С того момента как адвокат становится свидетелем, он лишается возможности представлять сторону по делу. Таким образом, следователи используют возможность вызова адвоката на допрос для выведения из дела неугодного защитника.

В соответствии с международными обязательствами и международными стандартами государство обязано защищать адвокатов. Однако действующий закон не предусматривает уголовную ответственность за нарушение их профессиональных прав, в то время как за воспрепятствование деятельности журналистов, следователей, прокуроров такая ответственность установлена. Между тем адвокаты выполняют столь же значимые конституционные и правозащитные функции, как и упомянутые должностные лица.

Принятие предлагаемого законопроекта, который был разработан адвокатом, членом СПЧ Юрием Костановым и мной, позволит устранить этот дисбаланс. Ответственность за посягательство на законную деятельность адвоката в законопроекте унифицирована с ответственностью за воспрепятствование деятельности следователей. Расследование уголовных дел о воспрепятствовании деятельности адвоката предлагается возложить на следователей СК России.

Второе: закон декларирует независимость следствия от внешних воздействий.

В соответствии с ч. 1 и 4 ст. 152 УПК РФ предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, либо по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей.

Однако принцип независимости расследования часто попирается. Нередки случаи расправы с неугодными журналистами, адвокатами, прочими правозащитниками.

Есть основания предполагать, что правоохранительным органам из-за зависимости от властных структур на местах сложнее возбуждать уголовные дела даже по фактам покушений на жизнь и здоровье журналистов, разоблачавших незаконные действия того или иного должностного лица. Зачастую следствие по возбужденным делам тормозится, несмотря на общественный резонанс.

В связи с этим в законопроекте предусматривается обязательная передача в таких случаях материалов проверки и следственных дел в вышестоящие следственные органы для обеспечения независимости следствия, исключения местного воздействия и административного ресурса.

Для этого предлагается внести поправки в действующую ст. 152 УПК РФ, дополнив ее новой ч. 6.1 следующего содержания:

«Если в ходе проверки, проводимой в порядке, установленном ст. 144 настоящего Кодекса, либо в ходе предварительного расследования поступают сведения, из которых усматривается заинтересованность в результатах проверки либо в исходе уголовного дела со стороны руководителей органов местного самоуправления либо органов государственной власти, заявление (иное сообщение) о преступлении, материалы проверки либо уголовное дело подлежат передаче для производства соответственно проверки либо дальнейшего расследования в вышестоящий следственный орган по мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа с письменным уведомлением прокурора».

Рассказать коллегам:
Другие мнения
Буробин Виктор
Буробин Виктор
Президент адвокатской фирмы «ЮСТИНА»
Ст. 159 как источник уголовно-репрессивного давления
Уголовное право и процесс
О правовых способах улучшения бизнес-климата в стране
22 Февраля 2018
Гребенской Алексей
Гребенской Алексей
Руководитель уголовно-правовой практики АБ «А-ПРО»
Путаное применение 159-х
Уголовное право и процесс
Конкуренция уголовно-правовых норм приводит к нарушению положений УК о совокупности преступлений
21 Февраля 2018
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия
Адвокат АП Волгоградской области
Не оставить должника за чертой бедности
Исполнительное производство
Поправки об ограничении размера взыскания величиной прожиточного минимума необходимо принять
21 Февраля 2018
Поляков Сергей
Поляков Сергей
Адвокат АП г. Москвы
Требуется реформа УИК
Уголовно-исполнительное право
Нужен механизм, который позволит направлять к месту отбывания наказания осужденных, ожидающих вступления приговора в законную силу вне изоляции
16 Февраля 2018
Маловицкий Роман
Маловицкий Роман
Адвокат, советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (г. Москва)
Синдицированное кредитование в России
Гражданское право и процесс
Установлены правовые основы для нового инструмента проектного финансирования
16 Февраля 2018
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник ФПА РФ
Инициативы все важны
Уголовное право и процесс
Институт мер уголовно-процессуального принуждения в уголовном процессе нуждается в комплексном и концептуальном изменении
16 Февраля 2018