×

Эксперты оценили выводы Мосгорсуда о невозможности исполнения решения ЕСПЧ об освобождении Навального

Ранее апелляция отметила, что решение Европейского Суда о применении обеспечительной меры не может быть принято во внимание, поскольку данная инстанция не является вышестоящим судом для судебной системы РФ
Один из экспертов «АГ» выразил несогласие с выводами апелляционного суда, которые, по его мнению, политизированы и связаны с личностью конкретного осужденного. Другая отметила, что возможность принятия срочных обеспечительных мер – в том числе до принятия и рассмотрения жалобы – предусмотрена Регламентом ЕСПЧ, но в российской практике все обстоит иначе: исполнение решений об обеспечительных мерах является исключением, в то время как отказ в исполнении является устойчивой практикой, так как последствия такого неисполнения фактически отсутствуют.

Московский городской суд опубликовал апелляционное постановление от 20 февраля об оставлении в силе постановления нижестоящего суда по отмене условного осуждения Алексею Навальному, в котором указал на невозможность исполнения решения ЕСПЧ об обеспечительных мерах в отношении осужденного.

Суд заменил Алексею Навальному условный срок на реальный

30 декабря 2014 г. Алексей Навальный был осужден по по ч. 2, 3 ст. 159.4, п. «а» ч. 2 ст. 174.1 УК РФ с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно – с испытательным сроком пять лет. На осужденного были возложены следующие обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного госоргана, осуществляющего исправление осужденного; заблаговременно уведомлять такой орган о перемене фактического места жительства; своевременно являться на регистрацию не реже двух раз в месяц.

В мае 2015 г. суд дополнил обязанность Алексея Навального по своевременной явке на регистрацию не реже двух раз в месяц необходимостью являться на регистрацию в дни, установленные уголовно-исполнительной инспекцией. В августе 2017 г. осужденному в судебном порядке продлили испытательный срок на год, то есть до 30 декабря 2020 г.

После прохождения Алексеем Навальным лечения в берлинской клинике в связи с предполагаемым отравлением летом 2020 г. он некоторое время пробыл в Германии. 29 декабря 2020 г. начальник УФСИН России по г. Москве объявил его в розыск.

Впоследствии начальник филиала № 15 ФКУ УИИ УФСИН России по г. Москве обратился в Симоновский районный суд г. Москвы с представлением об отмене условного осуждения. Как указал заявитель, Алексей Навальный систематически не являлся на регистрацию в специализированный государственный орган, неоднократно предупреждался об отмене условного осуждения, сменил место жительства без надлежащего уведомления инспекции. Кроме того, после лечения в берлинской клинике условно осужденный не находился на месте своего постоянного проживания и скрылся от контроля, в связи с чем и был объявлен в розыск.

2 февраля Симоновский районный суд вынес постановление об удовлетворении представления УФСИН, при этом он исходил из того, что представленные документы свидетельствуют о необходимости отмены Навальному условного осуждения, поскольку осужденный длительное время не выполнял возложенные на него судом обязанности. В постановлении отмечалось, что, вопреки проводимым с Алексеем Навальным профилактическим и разъяснительным мероприятиям, он неоднократно допускал неявки в инспекцию на регистрацию по неуважительным причинам, в связи с чем получал письменные предупреждения о возможной отмене условного осуждения и ему повторно разъяснялся порядок отбывания условного наказания.

В решении отмечалось, что при неоднократных проверках осужденного по месту жительства его местонахождение инспектором установлено не было. Впоследствии стало известно, что Алексей Навальный госпитализирован в клиническую больницу, где находился на лечении, а затем продолжил стационарное лечение в клинике «Шарите» в Берлине, что подтверждается представленными документами. «После выписки из стационара Алексей Навальный проживал в одном из отелей г. Берлина, о чем сообщил в инспекцию спустя два месяца, <…> при этом официальных документов о прохождении лечения в центре “Шарите” не представил. По уведомлению, направленному <дата> о необходимости явки в инспекцию <…>, Алексей Навальный не явился, о причинах неявки не сообщил», – отмечалось в постановлении.

При этом суд проигнорировал доводы защиты Навального о том, что он не скрывался от органов УФСИН по г. Москве, поскольку находился на лечении в стационарных условиях, а затем проходил амбулаторное лечение и реабилитацию, уведомив об этом инспекцию и указав место своего фактического проживания в отеле в Берлине, а также о неизвещении адвокатов и его близких родственников о разыскных мероприятиях и о явках в инспекцию в иные дни недели.

Читайте также
Нарушение конвенции без политической подоплеки
ЕСПЧ присудил братьям Навальным более 80 тыс. евро за нарушение их прав по делу «Ив Роше»
17 Октября 2017 Новости

Также суд отклонил довод защиты о том, что ранее ЕСПЧ признавал незаконным само осуждение Алексея Навального. Как пояснила первая инстанция, после принятия ЕСПЧ Постановления от 17 октября 2017 г. Президиум Верховного Суда РФ возобновил производство по уголовному делу в отношении Алексея и Олега Навальных ввиду новых обстоятельств. 25 апреля 2018 г. дело было рассмотрено по существу, при этом Президиум восполнил допущенные ранее процессуальные нарушения, не усмотрев оснований для вывода о неправильном применении судом закона, устанавливающего преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия. Тем самым приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 декабря 2014 г., а также апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 17 февраля 2015 г. были оставлены без изменения.

В связи с этим осужденный был направлен в исправительную колонию общего режима для отбывания наказания в виде трех лет шести месяцев лишения свободы. Срок отбывания им наказания был исчислен со дня вступления постановления суда в законную силу: с зачетом времени содержания под стражей в период с 17 января 2021 г. и нахождения под домашним арестом в период с 28 февраля по 30 декабря 2014 г. из расчета один день за один день лишения свободы.

Защита Навального обжаловала судебное постановление

Адвокаты Алексея Навального Ольга Михайлова и Вадим Кобзев обжаловали постановление как незаконное и необоснованное, поскольку судом первой инстанции были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона и норм международного права. В частности, защита указала, что суд не исполнил постановление ЕСПЧ по делу «Навальные против России», которым были установлены нарушения п. 1 ст. 6 и ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ходе судебного разбирательства по уголовному делу, в связи с чем последующее продление судом (4 августа 2017 г.) осужденному испытательного срока до 30 декабря 2020 г. является незаконным.

Адвокаты добавили, что их подзащитный был незаконно объявлен в розыск и впоследствии задержан в нарушение положений «Инструкции по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества», поскольку он не скрывался от контроля уголовно-исполнительной инспекции, которую в ноябре прошлого года уведомил о стационарном лечении в период с 20 августа по 23 сентября 2020 г. и продолжении амбулаторного лечения после выписки в клинике до 15 января 2021 г. При этом уголовно-исполнительная инспекция была уведомлена о месте его проживания в Берлине, что подтверждалось соответствующими медицинскими справками.

Они также сообщили, что с момента задержания Алексея Навального ему не была предоставлена возможность конфиденциального общения с адвокатами, чем было нарушено его право на защиту. Учитывая обстоятельства, предшествовавшие задержанию Навального, его отравление, госпитализацию и длительное лечение, публичные заявления и отказы правоохранительных органов в возбуждении уголовного дела в связи с его отравлением, защита указала на наличие оснований опасаться за его жизнь и здоровье в условиях лишения свободы.

Ольга Михайлова и Вадим Кобзев также полагали, что суд в нарушение п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ незаконно назначил осужденному отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, не приведя конкретных мотивов этого решения, незаконно не зачел в срок лишения свободы время нахождения Навального под домашним арестом с даты постановления приговора – с 30 декабря 2014 г. – до вступления приговора в законную силу – по 17 февраля 2015 г. По их мнению, выводы об отмене условного осуждения не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, поскольку в месяцы, перечисленные судом в обжалуемом постановлении, Алексей Навальный регулярно являлся в инспекцию на регистрацию, но в иной день, чем был установлен инспекцией. Все вышеизложенное, убеждены защитники, свидетельствует о нарушении в отношении ст. 5, 6 и 18 Европейской Конвенции, а лишение его свободы инициировано властями в политических целях.

Адвокаты также сообщили, что 17 февраля 2021 г. Европейский Суд вынес решение об обеспечительных мерах в отношении Алексея Навального, в котором потребовал от Правительства РФ незамедлительного освобождения осужденного.

Апелляция указала на невозможность исполнения решения ЕСПЧ

После изучения материалов дела Мосгорсуд оставил в силе постановление первой инстанции. Апелляция напомнила, что, если условно осужденный в течение испытательного срока систематически не исполнял возложенные на него судом обязанности либо скрылся от контроля, суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции может вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором.

«При этом, исходя из требований УИК РФ, условно осужденный не вправе самостоятельной решать, когда ему удобно являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию, имеются ли у него основания для явки либо нет, как об этом указывает защита. Напротив, именно инспекция уполномочена установить осужденному дни регистрации, а в обязанность последнего входит явиться на регистрацию в строго установленные дни; также инспекция вправе решать вопрос о наличии у осужденного законных оснований неявки в указанные дни, не занимаясь при этом его розыском», – подчеркнула вторая инстанция.

Апелляционный суд отметил, что в рассматриваемом случае осужденный необходимых выводов для себя не сделал, на путь исправления не встал, в период испытательного срока систематически не исполнял обязанности, возложенные на него судом, не являясь на регистрацию в назначенные инспекцией вышеуказанные дни в период с января по март 2020 г., а также в июле прошлого года. «Данные обстоятельства осужденный не отрицал в ходе судебного разбирательства, а также подтвердили его адвокаты в тексте своих апелляционных жалоб», – отмечено в апелляционном постановлении.

Мосгорсуд пояснил, что пребывание Алексея Навального в период с 20 августа по 23 сентября 2020 г. на стационарном лечении в больнице № 1 г. Омска, а впоследствии в клинике «Шарите» г. Берлина не включено уголовно-исполнительной инспекцией в период уклонения от отбывания условного осуждения. «Как правильно установлено судом, после прохождения стационарного лечения и выписки из клиники 23 сентября 2020 г. Навальный сведения о месте своего дальнейшего нахождения в уголовно-исполнительную инспекцию не предоставил, своевременно не уведомил о перемене своего фактического места жительства на протяжении двух месяцев вплоть до 23 ноября 2020 г., то есть более 30 дней. Таким образом, после направления уведомления 23 ноября 2020 г. в инспекцию осужденный вновь более 30 дней скрывался от контроля, не сообщая сведений о месте своего дальнейшего нахождения», – счел суд.

Он пояснил, что амбулаторное лечение не освобождает осужденного от обязанности самостоятельно и своевременно информировать уголовно-исправительную инспекцию о месте нахождения и о причинах, препятствующих явке на регистрацию в строго установленные инспекцией дни. Продолжение после выписки амбулаторного лечения в той же клинике «Шарите», по мнению второй инстанции, не препятствовало Навальному своевременно известить уголовно-исполнительную инспекцию о месте своего дальнейшего нахождения, а также не препятствовало ему явиться на регистрацию.

Мосгорсуд добавил, что решение об объявлении осужденного в розыск было принято самим руководителем уголовно-исполнительного органа г. Москвы, поэтому не требовалось соответствующего для этого рапорта сотрудника инспекции, на что указывала защита в своих апелляционных жалобах. «Довод защиты о нарушении судом права Навального на защиту не принимается, поскольку с момента задержания ему была предоставлена возможность беспрепятственного общения со своими адвокатами наедине и согласования с ними своей позиции, при рассмотрении судом первой инстанции адвокаты допущены в зал до начала судебного разбирательства. В суде апелляционной инстанции осужденный также не был лишен возможности конфиденциального общения со своими адвокатами в отсутствие иных лиц», – отметила апелляция. Она также сочла утверждения защиты о наличии оснований опасаться за жизнь и здоровье Навального в условиях лишения свободы и о том, что лишение его свободы имеет политические мотивы, голословными домыслами, носящими предположительный характер и не подтверждаемыми никакими объективными данными.

«Представленное стороной защиты суду апелляционной инстанции решение Европейского Суда по правам человека от 17 февраля 2021 г. о применении обеспечительной меры и немедленном освобождении Навального не может быть принято во внимание, поскольку указанная судебная инстанция не является вышестоящим судом для судебной системы РФ, не вправе давать судам РФ какие-либо категоричные указания и вмешиваться в деятельность национальных судов, связанную с исполнением приговоров, вступивших в законную силу; данный вопрос может быть разрешен только судом РФ в соответствии с требованиями национального законодательства. Кроме того, как усматривается из текста самого решения, фактически оно является обращением исполнительного органа (Комитета министров) Европейского Суда по правам человека, адресованным не судам РФ, а Правительству России, в связи с чем к предмету судебного разбирательства по настоящему материалу об отмене условного осуждения не относится», – добавил Мосгорсуд.

Эксперты «АГ» прокомментировали судебный акт Мосгорсуда

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов обратил внимание на формулировку, с которой Мосгорсуд указал на невозможность исполнения решения ЕСПЧ от 17 февраля, и на то, что тот подчеркнул, что оно не может относиться к предмету судебного разбирательства об отмене условного осуждения, поскольку оно фактически является обращением к Правительству России, а не к судам РФ.

«На мой взгляд, выводы апелляции политизированы и связаны с личностью конкретного осужденного. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Неприменение требований ЕСПЧ может повлечь нарушение ст. 34 Конвенции по правам человека, согласно которой страны-участницы обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению права на индивидуальную жалобу в ЕСПЧ», – пояснил адвокат.

Андрей Гривцов добавил, что обеспечительные меры, предусмотренные правилом 39 Регламента ЕСПЧ, принимаются в исключительных случаях, когда есть угроза жизни или риск наступления неправомерных последствий. «Требование ЕСПЧ представляет обеспечительную меру, которая призвана минимизировать риск жизни и здоровью Алексея Навального ввиду известных событий августа 2020 г. ЕСПЧ не дает указаний об отмене условного осуждения и исполнения наказания, назначенного по приговору суда. Полагаю, что, если бы не личность осужденного, к которой приковано общее политическое внимание, суд мог бы оценить решение ЕСПЧ иначе, согласившись с данным решением. Рассматриваемая ситуация создает очень нехороший прецедент возможности игнорирования на территории РФ решений ЕСПЧ, что противоречит вышеуказанной Конвенции, ратифицированной нашей страной», – подытожил он.

Руководитель практики ФБК Legal Александра Герасимова отметила, что возможность принятия срочных обеспечительных мер – в том числе до принятия и рассмотрения жалобы – предусмотрена ст. 39 Регламента, а об обязательности данных мер свидетельствует обширное прецедентное право на уровне Большой Палаты ЕСПЧ, где Суд указывает, что несоблюдение временных мер препятствует эффективному рассмотрению жалобы заявителя и, как следствие, нарушает его право на индивидуальное обращение, гарантированное ст. 34 Конвенции (напр., дела «Маматкулов и Аскаров против Турции» (№ 46827/99 и № 46951/99), «Абдулхаков против России» (№ 14743/11) и др.).

«Однако в российской практике все обстоит иначе: исполнение решений об обеспечительных мерах является исключением, в то время как отказ в исполнении является устойчивой практикой, так как последствия такого неисполнения фактически отсутствуют. При этом после изменения ст. 79 Конституции РФ данная логика может быть также оправдана принятыми поправками. В то же время нельзя не отметить политическое значение данного конкретного спора, что сказывается и на беспрецедентном характере обеспечительных мер, которые выходят за рамки стандартной практики ЕСПЧ, и на действиях российских властей, которые очевидно направлены на политическое преследование, которое не может быть оставлено без внимания», – подчеркнула Александра Герасимова.

Редакция «АГ» обращалась к адвокатам Ольге Михайловой и Вадиму Кобзеву, но оперативно получить их комментарий не удалось.

Рассказать:
Яндекс.Метрика