×

ЕСПЧ в очередной раз выявил нарушения при отказе российских властей в проведении ЛГБТ-акций

Суд признал нарушение Европейской конвенции по 76 жалобам, объединенным в одно дело, а еще одну отказался рассматривать в связи с неуважением, проявленным заявителем к ЕСПЧ
Фотобанк Freepik
Один из экспертов «АГ» отметил, что, признавая нарушения прав человека, но отказывая заявителям в выплате справедливой компенсации, Европейский Суд не создает для нарушителя-государства какие-либо негативные последствия. Второй полагает, что отмена повсеместного запрета ЛГБТ-акций в России возможна только при наличии соответствующей политической воли, которая в данный момент отсутствует. Два других эксперта полагают, что решение ЕСПЧ лишь подтверждает ранее установленные факты и является одним из «клоновых» дел, связанных с необоснованными несогласованиями российскими властями пикетов и маршей ЛГБТ-тематики.

16 января Европейский Суд вынес Постановление по делу «Алексеев и другие против России», объединяющее 77 жалоб заявителей на отказ национальных властей согласовать проведение публичных ЛГБТ-акций в 63 российских городах.

Жалобы были поданы Николаем Алексеевым, Ярославом Евтушенко, Софией Михайловой и Владимиром Климовым в период с 25 ноября 2015 г. по 10 июня 2018 г. Они жаловались на то, что местные власти отказались согласовать проведение пикетов, митингов, шествий и демонстраций в поддержку прав ЛГБТ-людей, основываясь на предубеждениях в отношении них.

В своих жалобах заявители указали на нарушение ст. 11 (свобода собраний и объединений), 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и 14 (запрет дискриминации) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Читайте также
Эксперты прокомментировали решение ЕСПЧ о дискриминации представителей сексуальных меньшинств в России
Страсбургский суд вновь признал незаконным запрет российских властей на проведение публичных собраний ЛГБТ-активистов, однако отказал заявителям в выплате компенсации
14 Декабря 2018 Новости

В возражениях на жалобы Правительство РФ, в частности, сослалось на то, что один из заявителей по делу, Николай Алексеев, ранее допустил ряд оскорбительных высказываний в адрес судей Европейского Суда в сети «Интернет» относительно результатов рассмотрения его дела, о котором ранее писала «АГ». Тогда государство-ответчик расценило такие действия как злоупотребление правом. В свою очередь Николай Алексеев утверждал об отсутствии личных аккаунтов в соцсетях.

После изучения материалов жалоб Европейский Суд принял решение объединить их в единое производство. При этом ЕСПЧ отказался рассматривать одну из жалоб, поданную Николаем Алексеевым единолично, мотивировав отказ тем, что тот проявил неуважение к самому судебному органу, в который он обратился для защиты своих нарушенных прав. Страсбургский суд подчеркнул, что, продолжая публиковать оскорбления в отношении ЕСПЧ и его судей после соответствующего предупреждения, поведение вышеуказанного заявителя следует расценивать как «досадное проявление безответственности и легкомысленного отношения к Суду», равносильное неуважению. Следовательно, оно противоречит цели права на индивидуальное обращение.

Относительно доводов других жалоб ЕСПЧ заключил, что запрет российских властей на проведение публичных ЛГБТ-акций не соответствовал насущной социальной необходимости и не был необходим в демократическом обществе. В этой связи заявители подвергались неоправданной дискриминации по признаку сексуальной ориентации, которая была несовместима со стандартами Конвенции. Таким образом Европейский Суд выявил нарушения ст. 11, 13 и 14 Конвенции. При этом он отклонил требования заявителей о выплате справедливой компенсации морального вреда, отметив, что таковой служит сам факт выявления нарушений.

Комментируя постановление, юрист правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова отметила, что его выводы являются предметом прочно утвердившейся практики Европейского Суда. По словам эксперта, в 2007 г. в постановлении «Бачковский и другие против Польши» и в 2010 г. в постановлении по первому делу Николая Алексеева Суд указал, что отказ в согласовании публичного мероприятия на том основании, что оно проводится для защиты или продвижения прав ЛГБТ, нарушает ст. 11 и 14 Конвенции (право на свободу мирных собраний и запрет дискриминации).

«В 2017 г. в Постановлении “Баев и другие против России” ЕСПЧ, проанализировав закон о запрете так называемой “пропаганды нетрадиционных отношений” (на который власти ссылались в своих отказах в большинстве дел господина Алексеева), пришел к выводу, что “такие законы усиливают стигму и предубеждения, поощряют гомофобию, которые несовместимы с идеями равенства, плюрализма и толерантности в демократическом обществе”. Поэтому сейчас дела о запрете ЛГБТ-акций рассматриваются комитетом из трех судей, а не палатой из семи, а мотивировочная часть постановлений является предельно короткой», – пояснила Татьяна Глушкова.

Она также отметила, что история взаимоотношений Николая Алексеева с ЕСПЧ, описанная в постановлении, любопытна. «Обидевшись на Суд за то, что тот не стал присуждать ему денег в 2018 г., Алексеев стал публиковать в соцсетях оскорбления в адрес рассматривавших дело судей. Как деликатно отметил ЕСПЧ, высказывания Алексеева “выходили далеко за пределы обычной легитимной критики” (например, он публиковал фотографии судей, сопровождая их комментариями “алкоголик”, “наркоман”, “коррупционер” и т.п.). ЕСПЧ предупредил его о недопустимости такого поведения, в ответ Алексеев сообщил, что у него нет аккаунтов в социальных сетях, – и продолжил оскорблять судей на своих страницах. Вполне логично, что ЕСПЧ счел такое поведение злоупотреблением права на обращение. По собственному опыту могу сказать, что Суд нормально воспринимает критику в свой адрес – и мне, и коллегам не раз приходилось критически высказываться по поводу длительности рассмотрения дел и других аспектов работы ЕСПЧ, которыми мы не очень довольны. Но есть грань, после перехода которой не стоит ждать от Суда хорошего отношения», – заметила юрист.

По ее мнению, реакция российских властей на это постановление столь же предсказуема, как и вердикт ЕСПЧ: «Отмена повсеместного запрета ЛГБТ-акций в России возможна только при наличии соответствующей политической воли, которая в данный момент отсутствует, и тенденций к изменению этого я, увы, не вижу».

Правовой советник ЛГБТ-группы «Выход» Максим Оленичев подчеркнул, что это не первое и не последнее постановление Суда по вопросам свободы собрания ЛГБТ-активистов в России. «Рассматриваемым постановлением ЕСПЧ закрепил свою практику по таким делам в России, указав, что само по себе установление нарушения прав заявителей Европейским Судом по правам человека влечет за собой исполнение Россией мер общего характера, указанных в п. 28 Постановления Суда от 27 ноября 2018 г., и в этом случае не требуется выплата справедливой компенсации заявителям. В постановлении от 2018 г. Суд сослался на то, что в декабре 2016 г. Совет министров Совета Европы, рассматривая вопрос об исполнении государством постановления от 2010 г., “настоятельно призвал” российские власти принять все дальнейшие необходимые меры по улучшению ситуации, а также предписал государству обеспечить развитие практики местных органов власти и судов таким образом, чтобы обеспечить уважение прав на свободу собраний и защиту от дискриминации, с целью достижения конкретных результатов», – отметил эксперт, с сожалением констатировав, что ситуация существенно не изменилась.

Говоря об отказе рассматривать одну из жалоб Николая Алексеева по причине злоупотребления правом на обращение в ЕСПЧ, Максим Оленичев заметил, что критика Суда в допустимых пределах не должна являться основанием для отказа в рассмотрении жалоб заявителя.

По его мнению, постановление вносит свою лепту в мониторинг состояния свободы собраний для ЛГБТ-людей в России. «Европейский Суд вновь указал, что Россия на протяжении длительного времени фактически саботирует постановления Суда по вопросам реализации ЛГБТ-людьми свободы собраний, предложив государству вновь исполнить меры общего характера по улучшению ситуации в этой сфере. Однако, на мой взгляд, такие действия недостаточны, поскольку не способствуют тому, чтобы государство в короткие сроки приняло системные меры общего характера», – заключил Максим Оленичев

Он добавил, что, признавая нарушения прав человека, но отказывая заявителям в выплате справедливой компенсации, Суд не создает для нарушителя-государства какие-либо негативные последствия, оставляя исполнение постановления на добрую волю властей. «Хотя для государства выплата справедливой компенсации не имеет особого значения и не способа сама по себе подтолкнуть к исполнению постановлений Суда по этим вопросам, она выступает важной компенсацией для заявителей, испытавших негативные последствия в связи с нарушением их прав государством и предпринявших активные шаги, чтобы защитить свои права на национальном уровне прежде, чем обратиться в Европейский Суд по правам человека», – резюмировал он.

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов сообщил, что полгода назад Европейский Суд вынес схожее постановление, в котором равным образом рассматривались многочисленные запреты на проведение публичных мероприятий в поддержку ЛГБТ-людей. «Тогда Николай Алексеев также являлся одним из заявителей, и тогда же ЕСПЧ, заседая в составе семи судей, признал поведение господина Алексеева несовместимым с правом обращения в Страсбург, признав его жалобу неприемлемой (остальные заявители выиграли дело). Тем не менее тогда трое судей не согласились с мнением большинства, указав, что такой отказ ЕСПЧ является вторжением в свободу слова (напомню, что Алексеев в социальных сетях проклинал и оскорблял страсбургских судей, не присудивших ему в 2018 г. справедливую компенсацию). Теперь же постановление вынесено усеченным составом из трех судей, в упрощенном и ускоренном порядке. Судьи посчитали, что господин Алексеев не изменил своего поведения, не извинился, продолжает писать нелицеприятные вещи про Европейский Суд. Вполне ожидаемо, что в итоге ЕСПЧ и сейчас отклонил требования активиста в связи с его злоупотреблениями», – пояснил юрист.

По его мнению, само постановление лишь продолжает серию «клоновых» дел, связанных с необоснованными несогласованиями российскими властями пикетов и маршей ЛГБТ-тематики. «Сегодня в России невозможно провести подобное публичное мероприятие: даже одиночные пикетчики зачастую задерживаются полицией; равным образом можно быть наказанным за демонстрацию радужной символики на любых иных мероприятиях, не связанных с ЛГБТ-движением», – заключил Антон Рыжов.

Адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов Владимир Васин полагает, что своим решением Европейский Суд лишь подтвердил ранее установленные факты. «Данное решение повлечет отмену Верховным Судом всех 76 решений по соответствующим делам и их отправку на новое рассмотрение. Что касается отказа в приеме жалобы Николая Алексеева, то ЕСПЧ применил здесь правило № 44 d (недопустимые высказывания сторон) Регламента, поэтому если такое злоупотребление правом действительно имело место быть, то Суд был прав. Он также, в принципе, был прав и при вынесении отказа в выплате компенсации морального вреда, так как счел, что выявление нарушений Конвенции, в данном случае само по себе уже является достаточной сатисфакцией» – отметил эксперт.

Рассказать: