×

КС не стал рассматривать жалобу адвоката на нормы УПК о порядке оплаты труда за защиту по назначению

Конституционный Суд пояснил, что оценка правомерности отказа адвокату в выплате вознаграждения за подготовку необходимого по делу процессуального документа не относится к его компетенции
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Андрей Белоусов отметил, что по-прежнему не согласен с постановлениями судов общей юрисдикции, принятыми по результатам рассмотрения его заявления и жалоб, считая, что он неправомерно оставлен без вознаграждения за оказанную юридическую помощь. По мнению первого вице-президента ФПА РФ Михаила Толчеева, в рассматриваемом вопросе отражается некоторое пренебрежение судебными и правоохранительными инстанциями правом на защиту, реализуемым адвокатом по назначению. Другие адвокаты полагают, что оспариваемые законоположения не нарушают конституционные права заявителя обозначенным им образом. Вместе с тем, по их мнению, отказ судов в выплате вознаграждения все же является спорным.

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение № 1461-О/2022 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы адвоката на нарушение его конституционных прав ч. 5 ст. 50, п. 5 ч. 2 ст. 131 и ч. 1 и 2 ст. 132 УПК РФ.

Отказ в выплате вознаграждения адвокату

Адвокат Мостовского филиала Краснодарской краевой коллегии адвокатов Андрей Белоусов обратился в суд с заявлением о выплате ему за счет средств федерального бюджета вознаграждения в размере 4395 руб. за три дня участия в процессе в качестве защитника несовершеннолетнего подсудимого по назначению.

Постановлением суда от 16 ноября 2020 г. обращение было удовлетворено частично: предписано выплатить защитнику вознаграждение в 2930 руб. за два дня участия в судебных заседаниях с последующим взысканием этих средств с законного представителя подсудимого. Суд не усмотрел оснований для оплаты за третий день, поскольку в эту дату судебное заседание не проводилось.

Не согласившись с решением, Андрей Белоусов оспорил его, утверждая, что в третий из указанных дней он готовил ходатайство о назначении и проведении предварительного слушания в целях освобождения подзащитного от уголовной ответственности вследствие деятельного раскаяния. Апелляционным постановлением от 15 декабря 2020 г. постановление суда первой инстанции было оставлено без изменения с констатацией его правомерности.

В пересмотре состоявшихся судебных решений было отказано и постановлением судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 21 апреля 2021 г. Кассационный суд отметил, что в указанный день ходатайство адвоката не рассматривалось, а подлежало разрешению в судебном заседании с участием сторон, в связи с чем оснований для оплаты труда адвоката за этот отдельный день нет, так как непосредственной юридической помощи несовершеннолетнему подсудимому в этот момент не оказывалось, а осуществлялась лишь подготовка к ее оказанию. Постановлением судьи Верховного Суда РФ от 28 июля 2021 г. в передаче последующей жалобы заявителя для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции также было отказано.

В жалобе в Конституционный Суд (есть у «АГ») Андрей Белоусов напомнил, что в силу ч. 3 ст. 3 Закона об адвокатуре в целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти осуществляют финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам РФ бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством РФ.

В жалобе отмечалось, что п. 2 ч. 1 ст. 6 Закона о БЮП к видам юридической помощи относит в том числе составление заявлений, жалоб, ходатайств и других документов правового характера. Также подчеркивалось, что в соответствии с положениями п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый (обвиняемый) является несовершеннолетним.

Заявитель также указал, что суды общей юрисдикции, в которые он обращался за защитой своих прав, за исключением кассационного суда, согласились с тем, что адвокат оказывал квалифицированную юридическую помощь подсудимому при подготовке (составлении) ходатайства по уголовному делу после допуска его к участию в деле в качестве защитника по назначению.

Андрей Белоусов настаивал на том, что оказал квалифицированную юридическую помощь подзащитному по подготовке (составлению) в его интересах ходатайства о назначении и проведении предварительного слушания, и эта юридическая помощь должна быть оплачена. Однако положения ч. 5 ст. 50, п. 5 ч. 2 ст. 131, ч. 1 и 2 ст. 132 УПК, примененные судами общей юрисдикции при рассмотрении обращений адвоката, не позволили взыскать и произвести оплату его труда. В связи с этим Андрей Белоусов просил признать указанные нормы Кодекса не соответствующими Конституции РФ. По мнению заявителя жалобы, данные положения не позволяют выплатить вознаграждение за счет средств федерального бюджета назначенному государством адвокату за юридическую помощь, оказанную им в рамках уголовного дела подзащитному после вручения тому прокурором обвинительного заключения, – то есть реализовать право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

КС не принял жалобу к рассмотрению

Изучив представленные материалы, КС не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Суд пояснил, что в соответствии с оспариваемыми нормами УПК если адвокат участвует в производстве предварительного следствия или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, то расходы на оплату его труда, относящиеся, в свою очередь, к процессуальным издержкам, в установленных случаях взыскиваются с осужденных, а также с лиц, уголовное дело или уголовное преследование которых прекращено по нереабилитирующим основаниям, либо возмещаются за счет средств федерального бюджета.

КС отметил, что, согласно ч. 4 ст. 131 УПК, процессуальный механизм, закрепляющий порядок и размеры возмещения процессуальных издержек (за исключением предусмотренных п. 2 и 8 ч. 2 той же статьи), должен быть установлен правительством. Во исполнение данной нормы Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240 утверждено и начало действовать Положение о возмещении процессуальных издержек.

Читайте также
С 1 октября проиндексируют размер вознаграждения защитникам по назначению
Постановление об индексации с применением коэффициента 1,04 утверждено Правительством РФ
01 Июля 2022 Новости

Суд напомнил, что в п. 22.1 Положения определены подлежащие ежегодной индексации размеры вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника по назначению, а в п. 23 регламентирован порядок исчисления времени занятости защитника по назначению, а также указан момент, с которого исчисляется размер вознаграждения. Кроме того, п. 23 содержит разъяснение об оплате труда адвоката, осуществляющего полномочия в течение дня по нескольким уголовным делам, а также урегулированы вопросы о размере вознаграждения в случае осуществления адвокатом своих полномочий хотя бы частично.

КС добавил, что не придается иной смысл приведенному регулированию и Пленумом ВС, разъяснившим, в частности, что при определении размера вознаграждения адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению, подлежит учету время, затраченное им на осуществление полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК. В частности, учитывается время, затраченное на посещение подозреваемого (обвиняемого), изучение материалов дела, а также на выполнение других действий по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами (п. 4 Постановления от 19 декабря 2013 г. № 42).

КС подчеркнул, что такой механизм призван исключить произвольное решение вопроса о выплате вознаграждения защитнику по назначению, а также создает критерии для судебной оценки законности и обоснованности соответствующего решения в случае его обжалования (Постановление от 13 мая 2021 г. № 18-П, Определение от 28 сентября 2021 г. № 2091-О).

Читайте также
КС защитил право потерпевших на возмещение расходов на адвокатов
Признан неконституционным ряд норм о возмещении процессуальных издержек по уголовному делу, прекращенному по нереабилитирующему основанию
18 Мая 2021 Новости

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу об отсутствии оснований утверждать, что оспариваемые законоположения нарушают конституционные права заявителя обозначенным им образом. При этом КС добавил, что оценка правомерности решения вопроса о выплате заявителю вознаграждения за защиту по назначению в конкретном уголовном деле и с учетом его обстоятельств – к чему, по существу, сводятся доводы жалобы, – не относится к его компетенции.

Комментарий заявителя жалобы

Андрей Белоусов в комментарии «АГ» поделился, что в целом позиция Конституционного Суда была для него ожидаемой. «Я по-прежнему не согласен с постановлениями судов общей юрисдикции, принятыми по результатам рассмотрения моих заявления и жалоб, поскольку я неправомерно оставлен без вознаграждения за оказанную юридическую помощь», – пояснил он.

Адвокат считает, что КС верно указал, что он не вправе вмешиваться в компетенцию судов общей юрисдикции, так как данные суды действительно располагают и полномочиями, и основаниями для полного удовлетворения заявленных требований. Так, ВС неоднократно разъяснял, что выплата вознаграждения за счет средств федерального бюджета адвокату за защиту по назначению возможна, когда адвокат не только участвует непосредственно в судебных заседаниях, но и выполняет другие действия по оказанию юридической помощи подзащитному. «В моем случае данные разъяснения почему-то были проигнорированы судами», – заметил Андрей Белоусов. В заключение он добавил, что с учетом разъяснений КС намерен направить обращение в адрес Председателя ВС с просьбой о передаче кассационной жалобы, ранее поданной в Судебную коллегию по уголовным делам ВС, на постановления нижестоящих судов общей юрисдикции, отказавших в удовлетворении заявленных адвокатом требований, для рассмотрения ее в заседании кассационной инстанции.

Адвокаты проанализировали затронутую в определении КС проблему

Первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев отметил, что данный вопрос для адвокатуры, безусловно, остается проблемным. В нем отражается некоторое пренебрежение судебными и правоохранительными инстанциями правом на защиту, реализуемым адвокатом по назначению, считает он.

«В данном случае адвокату пришлось доказывать, что необходимое для оказания квалифицированной юридической помощи ходатайство ему нужно было когда-то подготовить. Однако судебные инстанции, включая высшие, отказали ему, сославшись на то, что это не защита, а подготовка к ней, – тем самым говоря, что оплате подлежит только то, что происходит в суде или при проведении следственных действий. Фактически отрицается необходимость подготовки к защите по назначению и составление процессуальных документов», – пояснил Михаил Толчеев.

Он подчеркнул, что Конституционный Суд внес коррективы, ссылаясь на прямое указание закона и Пленума ВС: любая работа адвоката должна быть оплачена, если она подтверждается документами. В этом, как полагает Михаил Толчеев, заключается так называемое позитивное содержание отказного определения КС. «Однако представляется, что это содержание могло бы быть более глубоким. К подтверждающим документам должно относиться само ходатайство – ведь очевидно, что на его подготовку было затрачено время, – а указание на то, что “непосредственной юридической помощи несовершеннолетнему подсудимому в этот момент не оказывалось, а осуществлялась лишь подготовка к оказанию такой помощи”, на мой взгляд, и вовсе не соответствует приведенному нормативному регулированию, в связи с чем позиция КС по этому вопросу могла бы быть более акцентированной», – считает он.

Адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Таврическая», член Комиссии Совета АП СПб по организации работы и участию адвокатов в качестве защитников и представителей в судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда Светлана Елисеева с сожалением констатировала, что проблемы несвоевременности и неполноты оплаты труда адвоката не теряют остроты. «Все еще не изжито ошибочное мнение судов и должностных лиц правоохранительных органов, что адвокату необходимо оплачивать только непосредственное участие в следственном действии или в судебном заседании – без учета дней, затраченных им на подготовку необходимых процессуальных документов. Очевидно, что подобный подход недопустим, так как может привести к ухудшению качества защиты и, как следствие, – к фактическому лишению подозреваемых (обвиняемых) права на квалифицированную юридическую помощь, гарантированного Конституцией», – считает Светлана Елисеева.

Адвокат поделилась, что применительно к Санкт-Петербургу актуальность проблемы неполноты оплаты труда защитников по назначению особенно ярко проявляется в значительном количестве отказов следственных отделов ГСУ СК по СПб от оплаты дней работы адвоката, затраченных на подготовку процессуальных ходатайств и апелляционной жалобы на постановление о мере пресечения, избранной подозреваемому (обвиняемому). Светлана Елисеева рассказала, что также нередко не оплачивается следственными отделами города день работы адвоката в случае, когда обвиняемый сразу отказывается от защитника по назначению. «Имеются также случаи неоплаты таких дней работы адвоката и в судах», – добавила она.

Адвокат подчеркнула, что подобный подход противоречит как нормам Положения о порядке и размере возмещения процессуальных издержек, так и разъяснениям Постановления Пленума ВС № 42, которые не содержат запрета на оплату юридической помощи, оказанной адвокатом вне следственного действия или судебного заседания.

По мнению Светланы Елисеевой, невозможно дать правовую оценку позиции КС, изложенной в рассматриваемом определении, в силу того что оно носит отказной характер и не имеет так называемого «позитивного» содержания – то есть не содержит правовой позиции или толкования норм по существу поставленного перед Конституционным Судом вопроса. Поэтому, считает адвокат, данное определение не может оказать влияние на развитие правоприменительной практики по вопросу оплаты труда адвокатов, в отличие от упомянутых в нем правоприменительных актов судов общей юрисдикции, – ведь именно на базе последних может сформироваться массовая негативная практика отказов адвокатам в оплате труда за дни, затраченные на подготовку необходимых по делу процессуальных документов.

«Изложенное может негативно повлиять на качество защиты и опять же поставит перед КС вопрос о конституционности положений оспариваемых норм УПК в смысле, придаваемом им правоприменительной практикой, которая будет исключать возможность оплаты труда адвоката за дни работы, затраченные им на подготовку процессуальных документов», – в заключение добавила Светлана Елисеева.

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский отметил, что десятилетие назад обозначенная проблема была актуальна, причем сразу с нескольких точек зрения. С одной стороны, пояснил он, правоприменители не желали признавать осуществлением защиты деятельность адвоката, не связанную с участием в судебных заседаниях, – например, сбор доказательств, посещение доверителя в СИЗО, консультации, подготовку позиции и т.д. С другой стороны, они не желали оплачивать такого рода работу, если она осуществлялась защитником по назначению. Это, подчеркнул Сергей Колосовский, естественно, препятствовало оказанию качественной юридической помощи, особенно при работе по назначению следствия и суда.

«Все эти системные проблемы благодаря работе коллег, многократно обращавшихся в суды различных уровней и компетенции за защитой профессиональных прав, в последнее десятилетие были успешно разрешены – по крайней мере, в нормативной плоскости», – считает адвокат. Он отметил, что в соответствии с Положением о возмещении процессуальных издержек и Постановлением Пленума ВС № 42 оплате подлежат все действия по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их документального подтверждения.

«В данном случае я вынужден согласиться с позицией Конституционного Суда о том, что какой-либо неясности и тем более нарушения конституционного права на защиту в данном аспекте не усматривается. В связи с этим было бы интересно взглянуть на мотивировки решений судов, отказавших в выплате вознаграждения за работу по подготовке к судебному заседанию, поскольку либо судами было допущено грубое нарушение закона, либо обстоятельства дела содержат особые нюансы», – заключил Сергей Колосовский.

Адвокат АП Ставропольского края Никита Трубецкой согласен с выводом КС о том, что сами по себе оспариваемые законоположения не нарушают конституционные права заявителя обозначенным им образом. Очевидно, что указанные в жалобе нормы УПК соответствуют Конституции – по крайней мере, в контексте поставленной заявителем проблемы, пояснил он.

Никита Трубецкой подчеркнул, что подобные вопросы возникают у адвокатов не только в обозначенный заявителем период, но и в период судебного разбирательства при необходимости подготовки (между заседаниями суда) мотивированных письменных ходатайств (например, об исключении доказательств), подлежащих рассмотрению в заседании суда и приобщению к материалам дела. «Очевидно, что подаче ходатайства (жалобы, заявления) предшествует работа адвоката (как интеллектуальная, так и техническая) по составлению документа. Подчеркну, что такая работа проводится адвокатом, как правило, вне судебного заседания в свободные (от участия в судебном заседании) дни. Однако очевидно и то, что реализация права на заявление ходатайства неразрывно связана с фактом его принятия к рассмотрению (в данном случае) судом. Некоторые коллеги полагают, что названная подготовительная работа подлежит самостоятельной оплате (отдельно от оплаты участия в судебном заседании). Данный вопрос является дискуссионным», – пояснил он.

Адвокат отметил, что из положений ч. 5 ст. 50 и ст. 131 УПК следует, что оплата труда защитника по назначению без каких-либо условий и иных усмотрений – это обязанность, а не право суда. Оплате подлежит и реализация адвокатом полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК, а также другие действия по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Вместе с тем, добавил Никита Трубецкой, это не означает, что указанный адвокатом в заявлении о возмещении процессуальных издержек объем выполненной работы по конкретному уголовному делу не может быть подвергнут критической оценке при вынесении судьей постановления о возмещении процессуальных издержек, если этим не ограничивается свобода выбора адвоката в вопросе осуществления действий в интересах доверителя. Именно в последнем случае мог бы возникнуть вопрос о несоответствии Конституции норм, послуживших основой принятия соответствующего дискриминационного решения, считает он.

Читайте также
О выплате вознаграждения адвокату по назначению за дни фактической работы вне рамок процессуальных действий
Порядок, практика, рекомендации
29 Октября 2019 Мнения

«В рассмотренном же случае вряд ли уместно говорить о дискриминации. Здесь дело в оценке судом конкретных обстоятельств, истолкованных не в пользу адвоката. Коллега воспользовался правом на обжалование частичного отказа суда в оплате своего труда, но не нашел понимания высших судебных инстанций», – прокомментировал Никита Трубецкой. Он предположил, что в данном случае составление (подготовка к подаче) и непосредственно подача ходатайства, видимо, были расценены судом как единый неразрывный процесс. Последнее обстоятельство предопределило вывод о том, что подготовка ходатайства представляет собой лишь стадию исполнения единой процедуры, реализованной адвокатом непосредственно в заседании суда, участие в котором было оплачено. И такая позиция суда, по мнению адвоката, не выглядит совсем уж неубедительной.

«Повторюсь, вопрос дискуссионный. Однако уверен, что в рассматриваемом случае КС обоснованно не усмотрел оснований для принятия жалобы к рассмотрению, справедливо указав, что оценка правомерности разрешения вопроса о выплате заявителю вознаграждения за участие в качестве защитника по назначению в конкретном уголовном деле не относится к компетенции Конституционного Суда», – резюмировал Никита Трубецкой.

Рассказать:
Яндекс.Метрика