×

О правовых позициях ВС по гражданским делам, содержащихся в Обзоре № 2 за 2018 г.

Судебная коллегия представила тринадцать правовых позиций, однако наиболее интересными экспертам «АГ» показались всего три
При этом один из них указал, что Верховный Суд РФ уже длительное время повторяет положения разъяснений, которые высшими судебными инстанциями давались много лет назад, либо делает очевидные выводы.

Как уже писала «АГ», Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики ВС РФ № 2 за 2018 г. Документ содержит 49 правовых позиций судебных коллегий ВС по различным делам, разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике, а также обзор решений международных судебных органов.

Судебная коллегия по гражданским делам включила в Обзор 13 правовых позиций по спорам, возникающим между участниками некоммерческих объединений, по спорам, связанным с защитой права собственности и других вещных прав, а также по спорам, возникающим вследствие причинения вреда. 

Проанализировав представленные в Обзоре правовые позиции по гражданским спорам, эксперты «АГ» отметили как значимые только три их них.

Адвокат АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры» Виктор Глушаков пояснил, что ВС уже длительное время повторяет положения разъяснений, которые давались высшими судебными органами много лет назад, либо делает выводы, которые понятны и очевидны.

Эксперту показался наиболее интересным п. 5 Обзора, в котором говорится о сужении предмета доказывания по делам о взыскании компенсации морального вреда.

Так, в Определении № 78-КГ17-30 указывается, что в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано на основании того, что невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений. Сам факт причинения таких повреждений является достаточным основанием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда. При этом ВС подчеркнул, что привлечение ответчика к уголовной или административной ответственности не является при этом обязательным условием для удовлетворения такого иска. 

Виктор Глушаков отметил, что в случае причинения телесных повреждений на практике суды действительно порой требуют от сторон наличия документов, подтверждающих уголовное преследование и оценку характера и степени повреждений. 

По мнению адвоката, в п. 8 Обзора ВС четко определил границы критериев, соответствие которым необходимо для отнесения имущества к общему имуществу супругов. 

В этом пункте Верховный Cуд привел позицию, высказанную в Определении № 64-КГ17-10, в которой указано, что земельный участок, предоставленный бесплатно одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления, подлежит включению в состав общего имущества, подлежащего разделу между ними при разводе.

Виктор Глушаков указал, что Суд таким образом напомнил, что безвозмездная передача имущества на основании акта органа власти не является сделкой и, соответственно, на такое имущество не может быть распространен общий режим. «На мой взгляд, вывод спорный и противоречащий общему смыслу ст. 36 Семейного кодекса РФ. Однако данный подход должен учитываться при разработке тактики защиты бывших супругов при разделе имущества», – отметил адвокат.

В свою очередь юрист группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Вадим Стеценко обратил внимание на п. 14 Обзора, в котором Судебная коллегия по гражданским делам отметила, что предъявление взыскателем исполнительного листа к одному из солидарных должников не прерывает течение срока давности для предъявления исполнительных листов к исполнению в отношении других должников.

Согласно Определению № 81-КГ17-5 от 6 июля 2017 г. Л. обратился в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства, ссылаясь на то, что заочным решением суда от 16 ноября 2007 г. удовлетворен иск ПАО «Сбербанк России» к Л., Г., М. и Е. о взыскании солидарной задолженности по кредитному договору. Данное решение суда вступило в законную силу 18 декабря 2007 г. На каждого должника были выданы отдельные исполнительные листы, однако в течение трех лет исполнительный лист в отношении Л. взыскателем с момента вступления решения суда в законную силу не предъявлялся.

ВС РФ указал, что в силу ч. 1 ст. 21 Закона об исполнительном производстве исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, за исключением исполнительных листов, указанных в ч. 2, 4 и 7 данной статьи, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу. 

Вадим Стеценко пояснил, что в данном случае ВС РФ разрешил интересный спор, возникший в связи с пассивными действиями взыскателя. «Обычно на практике лица, получившие исполнительный лист, как можно быстрее стремятся предъявить его к исполнению, используя все возможные правовые средства. Рассматриваемая ситуация отличается тем, что взыскатель ПАО "Сбербанк России” предъявил исполнительный документ сначала лишь к нескольким должникам, а после истечения трехлетнего срока – к последнему должнику», – указал юрист.

По его мнению, Суд занял абсолютно верную позицию. «Три года является даже слишком достаточным сроком, чтобы направить заявление о возбуждении исполнительного производства, однако взыскатель этого не сделал. Таким образом, ошибочные действия взыскателя привели к тому, что ВС РФ, разумно следуя принципу правовой определенности, отменил судебные акты судов нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение», – заключил Вадим Стеценко.

Рассказать: