×

Только тяжкие и неоднократные проступки адвокатов должны вести к прекращению статуса

Опубликовано разъяснение Комиссии по этике и стандартам о соразмерности дисциплинарного взыскания проступку адвоката
Материал выпуска № 11 (268) 1-15 июня 2018 года.
Фото: «Адвокатская газета»
В частности, КЭС указала, что в процессе избрания меры дисциплинарной ответственности, в частности при оценке формы вины, советам региональных палат следует выяснять, не является ли совершение адвокатом правонарушения следствием несогласованных действий самой адвокатской палаты.

Федеральная палата адвокатов опубликовала разъяснение Комиссии по этике и стандартам по вопросу применения мер дисциплинарной ответственности, которое, как сообщала «АГ», было принято Советом ФПА 15 мая на расширенном заседании в Санкт-Петербурге.

Инициатором подготовки разъяснений стал президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, который в конце февраля обратился в Комиссию с соответствующим запросом в связи с тем, что из адвокатских палат субъектов РФ в ФПА поступают вопросы, свидетельствующие о противоречивых подходах региональных палат к наложению дисциплинарных взысканий, в том числе к очередности применения мер дисциплинарной ответственности, к соразмерности дисциплинарного взыскания тяжести совершенного адвокатом проступка. 

Давая разъяснение по вопросу применения п. 4 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, КЭС, руководствуясь требованиями  Закона об адвокатской деятельности и определениями Конституционного Суда РФ, исходит из того, что меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также нарушения адвокатом норм КПЭА направлены на исключение из числа адвокатов лиц, не отвечающих предъявляемым к ним требованиям. 

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные советом адвокатской палаты существенными и принятые во внимание при вынесении решения. 

При этом, как неоднократно указывал КС РФ, юридическая ответственность, если она выходит за рамки восстановления нарушенных неправомерным деянием отношений или возмещения причиненного этим деянием вреда, является средством публично-правового реагирования на правонарушающее поведение, в связи с чем вид и мера ответственности лица, совершившего правонарушение, должны определяться исходя из публично-правовых интересов, а не частных интересов потерпевшего.

О тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать допущение адвокатом грубого и явного проявления поведения, которое умаляет авторитет адвокатуры, порочит честь и достоинство адвоката. Также о тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать недопустимое и несовместимое со статусом адвоката отношение к исполнению профессиональных обязанностей. В качестве примера КЭС привела случай, когда адвокат покинула судебное заседание до его окончания, не уведомив об этом судью, не присутствовала на оглашении приговора и фактически отказалась от принятой на себя защиты. 

Мера дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката, как разъясняет КЭС, может применяться и в случае неоднократного нарушения адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе КПЭА. Систематический характер нарушений, совершенных адвокатом, может быть установлен в рамках текущего дисциплинарного производства. Также о неоднократности нарушения могут свидетельствовать результаты предыдущих дисциплинарных разбирательств.

В процессе избрания меры дисциплинарной ответственности, в частности при оценке формы вины, советам региональных палат следует выяснять, не является ли совершение адвокатом правонарушения следствием несогласованных действий самой адвокатской палаты. В качестве примера такой коллизии в документе приведен случай, когда адвокат был привлечен к дисциплинарной ответственности за осуществление защиты подозреваемого по назначению дознавателя в июне вне графика дежурств адвокатов. Впоследствии суд установил, что график дежурств на год был составлен и утвержден решением совета адвокатской палаты в мае, действие графика определено с 1 июня, однако опубликован он был только в июле, а сам адвокат не был ознакомлен с новым графиком под роспись, как того требует решение совета АП.

КЭС отмечает, что при вынесении решения о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности советом адвокатской палаты могут быть приняты во внимание и иные обстоятельства, в том числе:

  • признание адвокатом своей вины в совершении дисциплинарного проступка;
  • совершение адвокатом действий, направленных на исправление совершенного им дисциплинарного проступка, например, погашение адвокатом после возбуждения дисциплинарного производства задолженности по уплате обязательных взносов в адвокатскую палату;
  • отсутствие дисциплинарных взысканий;
  • награждение адвоката ведомственными и (или) государственными наградами и др.

При этом, как сказано в Разъяснении, состояние здоровья адвоката, наличие на иждивении адвоката несовершеннолетнего ребенка, наличие неисполненных денежных обязательств перед третьими лицами, специализация адвоката в области уголовного судопроизводства и т.п. не могут быть приняты советом адвокатской палаты во внимание, поскольку наличие указанных обстоятельств не является основанием для освобождения адвоката от дисциплинарной ответственности.

Рассказать: