×

Вмешательство в право собственности третьих лиц

Защите удалось снять арест с недвижимости и акций в рамках уголовного дела против бизнесмена Юрия Шефлера
По словам адвоката, представляющего интересы компании S.P.I., кассационная жалоба была сформулирована так, чтобы показать не только незаконность постановления суда первой инстанции, но и отсутствие оснований для возвращения дела в суд апелляционной инстанции.

Президиум Московского городского суда удовлетворил жалобу адвоката АК «Аснис и партнеры» Сергея Дрозды, представляющего интересы компании S.P.I., частично принадлежащей бизнесмену Юрию Шефлеру. В частности, был снят арест с недвижимости и акций компаний, наложенный в 2007 г. Басманным районным судом в качестве обеспечительной меры по уголовному делу о незаконном использовании товарных знаков.

Адвокат настаивал на том, что постановлением о наложении ареста грубо нарушены требования ст. 115 УПК РФ, устанавливающей основания и порядок наложения ареста на имущество в уголовном судопроизводстве. Так, удовлетворяя ходатайство следователя, суд посчитал, что применение указанной меры процессуального принуждения необходимо для обеспечения исполнения приговора по уголовному делу в части имущественных взысканий. Вместе с тем ущерб в размере 1,3 млн рублей от преступления, инкриминируемого обвиняемым по данному уголовному делу, был возмещен в полном объеме платежным поручением от 16 августа 2013 г., подчеркивал Сергей Дрозда.

Адвокат напомнил, что при рассмотрении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых принято соответствующее решение. Также он должен установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, и указать срок, на который налагается арест, с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд.

При этом, подчеркнул Сергей Дрозда, имущество, принадлежащее иному лицу, может быть арестовано только в случае, если оно непосредственно связано с инкриминируемым деянием, что подтверждается Постановлением КС РФ от 21 октября 2014 г. № 25-П.

«По смыслу изложенных правовых позиций наложение ареста на имущество третьих лиц возможно с соблюдением указанных условий исключительно как на имущество третьих лиц. При наложении ареста суд не вправе произвольно изменить принадлежность имущества и признать право собственности на какое-либо имущество за другим лицом, одновременно с тем, которому оно принадлежит официально», – уточняется в жалобе.

Комментируя для «АГ» решение президиума Мосгорсуда, Сергей Дрозда пояснил, что суд первой инстанции был неправ, когда полагал, что спорное имущество принадлежит Юрию Шефлеру. «Мы настаивали, что произошла смена титульного собственника, а у одного и того же имущества двух собственников в виде юридического лица и самого бизнесмена быть не может – и это сработало. Мы сослались на положения УПК РФ и показали, что арестовано имущество именно третьих лиц, и, следовательно, суду нужно было установить срок», – сообщил он.

Таким образом, налагая арест на имущество, принадлежащее разным юридическим лицам, суд осуществил произвольное вмешательство в их право собственности, поскольку проигнорировал их зарегистрированные и неоспариваемые права и одновременно самостоятельно наделил титулом владельца этого имущества также лиц, которые таковыми не являются.

«С учетом этого суд, решая вопрос об аресте имущества третьего лица по уголовному делу, не может арестовать его “в качестве имущества обвиняемогоˮ, формируя таким образом титул нового собственника наряду с титулом действующего собственника. Такие действия суда являются произвольными и нарушают конституционные требования о гарантировании собственности», – указал Сергей Дрозда.

Более того, арест имущества на такой длительный период времени противоречит содержанию положений ст. 35 Конституции РФ,  установившей запрет на безвозмездное отчуждение имущества. В Постановлении КС РФ от 31 января 2011 г. № 1-П указывается, что налагаемый на неопределенно длительный срок запрет пользоваться и распоряжаться имуществом, преступное происхождение которого либо предназначение или использование в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности лишь предполагается, сопоставим по своему содержанию с конфискацией имущества, применяемой по приговору суда.

Однако при вынесении указанного постановления Басманного районного суда о наложении ареста на ценные бумаги не указан срок, на который применяется мера процессуального принуждения, в связи с чем конституционное право компании S.P.I. владеть, пользоваться и распоряжаться указанным имуществом было незаконно бессрочно ограничено.

Важный момент, по словам Сергея Дрозды, заключался в том, что предприниматель возместил ущерб в полном объеме. Так, при рассмотрении дела в президиуме суда прокурор настаивал на отмене решения суда первой инстанции и возврате дела в апелляционную инстанцию. «Однако президиум с нами согласился, потому что основаниями для наложения ареста была необходимость обеспечения взыскания, но ущерб в 1,3 млн рублей был возмещен, а согласно определению КС РФ “если ущерб возмещен, то оснований не применять амнистию не имеется”», – пояснил он.

Сергей Дрозда уточнил, что на момент наложения ареста уголовно-процессуальный закон не содержал положений, согласно которым при аресте имущества третьих лиц необходимо устанавливать срок применения данной меры процессуального принуждения. «Подобное толкование было дано Конституционным судом лишь 2014 году, но одновременно КС РФ указал на возможность пересмотра уже состоявшихся судебных постановлений по жалобам и ходатайствам сторон в суд, что дало возможность обжаловать вступившие в законную силу постановления о наложении ареста на имущество и ценные бумаги, постановленные судом до внесения соответствующих изменений в положения ст.ст. 115, 115.1 УПК РФ», – добавил он.

Адвокат подчеркнул, что кассационная жалоба, в подготовке которой также принимали участие адвокаты АК «Аснис  и партнеры» Александр Аснис и Дмитрий Кравченко, была сформулирована так, чтобы показать не только незаконность постановления суда первой инстанции, но и отсутствие оснований для возвращения дела в суд апелляционной инстанции.

Напомним, адвокаты продолжают борьбу за применение к бизнесмену экономической амнистии, в которой ему отказывают следователи. Более того, сторона защиты направила в Генеральную прокуратуру РФ жалобу на следователя СКР, не исполняющего решения трех судов по делу предпринимателя.

Рассказать: