×

«ЮКОС» против России

Конституционный Суд РФ рассмотрел запрос Минюста России о возможности исполнения постановления ЕСПЧ о выплате компенсации в 1,8 млрд евро экс-акционерам нефтяной компании
Вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб считает, что если в России начнут пересматриваться решения ЕСПЧ, то граждане РФ фактически лишатся возможности обратиться за защитой нарушенных государством прав в международный судебный орган.


Напомним, что 31 июля 2014 г. в рамках дела «ОАО “Нефтяная компания “ЮКОС” против России» (жалоба № 14902/04) ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию в возмещение материального ущерба в 1,8 млрд евро акционерам компании-заявителя по состоянию на момент ее ликвидации и, в зависимости от ситуации, их преемникам и наследникам. Минюст России как государственный орган, на который возложена обязанность по исполнению постановления ЕСПЧ от 31 июля 2014 г., пришло к выводу о невозможности его реализации, поскольку оно основано на положениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней в истолковании ЕСПЧ, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ.

Минюст России считает, что исполнение постановления ЕСПЧ в части выплаты компенсаций акционерам «ЮКОСа» приведет к нарушению ряда положений Конституции РФ, а также конституционного принципа справедливости и равенства перед законом. В свою очередь, Тим Осборн, глава GroupMenatepLimited, чьи организации Yukos Universal Limited и Hulley Enterprises Limited являются бывшими владельцами ликвидированной компании, уверен, что КС РФ не найдет «конституционных причин» для неисполнения Россией решения ЕСПЧ, так как «ничто в Конституции РФ не запрещает выплаты сумм в соответствии с решениями судов, которые Россия добровольно признает».

Выступая на судебном заседании первым, замглавы Минюста России Георгий Матюшкин сообщил, что запрос министерства с приложенными к нему заключениями ФНС России и ФСПП России точно отражают правые основания возникновения у его сотрудников сомнений относительно возможности исполнения постановления ЕСПЧ.

С позиции ЕСПЧ действия российских властей привели к нарушению ст. 1 протокола 1 Европейской конвенции прав человека, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом. По словам представителя Минюста России, именно данное обстоятельство является ключевым в позиции министерства. Эта же статья Конвенции «прямо указывает на право государства обеспечивать выполнение необходимых законов для осуществления контроля над использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов, сборов и штрафов в целях реализации общих интересов». Матюшкин утверждает, что правоприменительная практика ЕСПЧ наделяет государство «весьма широким правом усмотрения при выборе средств, которыми обеспечивается соблюдение прав и свобод в налоговой сфере». Таким образом, – приходит к выводу Минюст России – вынесение постановления по жалобе компании «ЮКОС» представляет собой превышение субсидиарной роли ЕСПЧ.

Как известно, позиция ЕСПЧ о незаконности взыскания сумм с «ЮКОСа» на основании положений п. 2 ст. 112, п. 4 ст. 114 Налогового кодекса РФ основывается на положении об истечении срока давности по налоговым преступлениям согласно ст. 113 НК РФ. По мнению представителя Минюста России, подобная практика правоприменения позволила бы налогоплательщикам, не предоставившим своевременно сведения, а также препятствующим проведению налоговых проверок, уклониться от уплаты налогов и не быть привлеченными к ответственности на одном лишь основании истечения срока давности. Тем самым налогоплательщик, препятствующий проведению проверок, получил бы неоспоримое преимущество перед лицом, совершившим такие же деяния, но не препятствующим проведению налоговых проверок. Одновременно с этим правовая позиция, изложенная в Определении КС РФ от 25 июля 2001 г. № 138-О, подразумевает, что правовые гарантии защиты в полной мере распространяются лишь на добросовестных налогоплательщиков и не могут быть основанием для злоупотребления правом. Матюшкин подчеркнул, что указанная позиция применялась как самим КС РФ, так и национальными судами.

Как утверждалось в ходе прошедшего заседания КС РФ, ЕСПЧ в своем постановлении подтвердил факт налогового правонарушения, недобросовестность действий компании-заявителя при проведении налоговой проверки, законность и обоснованность привлечения «ЮКОСа» к налоговой ответственности. В связи с этим Минюст России высказал сомнения в корректности выводов ЕСПЧ о том, что изложенные в постановлении КС РФ и прямо закрепленные в концепции принципы (согласно которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц) стали неожиданными для «ЮКОСа». Данный факт, по мнению Матюшкина, справедливо отметили в особом мнении судья Сверре Йебенс и в совместном особом мнении судьи Гаджиев и Бушев при рассмотрении дела в ЕСПЧ.

Матюшкин подчеркнул, что фактические обстоятельства данного дела дают все основания для рассмотрения запроса Минюста России именно в КС РФ, поскольку буквальное прочтение налогового законодательства позволяет избежать ответственности за реально совершенное правонарушение в случае активного противодействия налоговой проверке. Вот почему Арбитражный суд обратился с запросом в КС РФ о разрешении данной коллизии и проверке конституционности налогового законодательства.

По мнению Минюста России, еще одним ключевым аргументом в пользу невозможности исполнения постановления ЕСПЧ является то обстоятельство, что присуждение суммы компенсации лицам, не участвовавшим и не представленным в процессе ЕСПЧ, является избирательным и произвольным подходом в определении процессуального статуса отдельно взятой группы лиц. Включение данной группы лиц в состав получателей выплат ставит их в преимущественное положение перед другими российскими гражданами – заявителями в ЕСПЧ, тем самым нарушая принцип равенства перед судом. Это также противоречит положениям ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, согласно которым обращение в межгосударственный орган по защите прав и свобод возможно при условии исчерпания средств правовой защиты, существующих на национальном уровне.

В качестве второго докладчика был приглашен полномочный представитель Совета Федерации в Генеральной прокуратуре РФ и Следственном комитете РФ Андрей Клишас. В озвученной им позиции утверждалось, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и приоритет для российской правовой системы, но при оценке возможности исполнения решения ЕСПЧ, безусловно, необходимо учитывать обязательства России по исполнению международных договоров. Однако это вовсе не означает отказ от государственного суверенитета, в числе прочего заключающегося в незыблемости конституционного строя. Клишас обратил внимание на то, что в России права человека (как высшая ценность) и суверенитет (как основа государственности) являются взаимодополняющими гарантиями. Также полпред напомнил, что в соответствии с Постановлением КС РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П в ситуации, когда содержанием постановления ЕСПЧ с конституционно-правовой точки зрения неправомерно затрагиваются принципы и нормы Конституции РФ, Россия может в порядке исключения отступить от выполнения возлагаемых на нее обязательств, если это является единственно возможным способом избежать названных нарушений.

Клишас выделил два момента, которые позволяют усомниться в правомерности постановления ЕСПЧ. Первый касался привлечения «ЮКОСа» к ответственности за противоправные действия в налоговой сфере. В своих ключевых тезисах Клишас повторял аргументы предыдущего докладчика. Итак, вывод ЕСПЧ о нарушении Россией ст. 1 протокола 1 Конвенции при применении штрафов в связи с начислением налогов основан на том, что взыскание соответствующих штрафов незаконно ввиду истечения трехлетнего срока давности привлечения к налоговой ответственности, установленного ст. 113 НК РФ. Однако КС РФ признано, что приостановление срока давности в случаях, когда налогоплательщик ведет себя недобросовестно при проведении налоговой проверки, не нарушает конституционных прав граждан.

Резюмируя первый пункт, Клишас отметил: «Взыскание налоговых штрафов с “ЮКОСа” было основано на положениях федерального закона, который был подтвержден КС РФ, а решение ЕСПЧ о присуждении компенсации – на применении положений Конвенции в истолковании, приводящем к расхождению с Конституцией РФ».

Вторым моментом, который явился основанием для взыскания с России компенсации согласно решению ЕСПЧ, по словам докладчика, стало взыскание с «ЮКОСа» исполнительного сбора в размере 7% от общей суммы задолженности по уплате налогов как не связанного с фактическим размером расходов на исполнение, которые были понесены судебными приставами-исполнителями. Однако юридическая природа исполнительного сбора согласно Постановлению КС РФ от 30 июля 2001 г. № 13-П такова, что названный сбор относится к мерам принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства. Таким образом, продолжил Клишас, данная мера является не правовосстановительной санкцией, а санкцией штрафного характера. «Данный сбор с компании был взыскан в соответствии с федеральным законом, конституционность которого подтверждена КС РФ, а решение ЕСПЧ о присуждении компенсации основывалось на применении положений Конвенции в истолковании, приводящем к расхождению с Конституцией РФ», – добавил эксперт.

Кроме того, в своем выступлении Клишас отметил, что с жалобой в ЕСПЧ обратилась компания «ЮКОС», которая ликвидирована в соответствии с Постановлением Московского городского суда от 12 ноября 2007 г., в то время как сумма компенсаций присуждена акционерам компании, которые не обращались в ЕСПЧ, не участвовали в процессе, не были призваны потерпевшей стороной. Согласно ст. 41 Конвенции компенсация может быть присуждена лишь потерпевшей стороне. Так, в своем постановлении по жалобе 402-97/01 ЕСПЧ указал, что акционеры компании (в том числе мажоритарные) не могут считаться жертвами предполагаемого нарушения прав компании по Конвенции – данная позиция была подтверждена в целом ряде решений. «По Конституции РФ, у каждого есть право обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты, но акционеры “ЮКОСа” не проходили необходимых процедур, что ставит их в неравное положение с другими лицами», – резюмировал Клишас.

Британский адвокат Пирс Гарднер в своем отзыве, который был направлен в КС РФ, напомнил, что ст. 35 и 53 Конституции РФ дают каждому гражданину право на защиту частной собственности и справедливую компенсацию, если им будет причинен вред действиями власти. Следовательно, решение Страсбурга неконституционным быть не может. Но, как подчеркнул полномочный представитель Совета Федерации, по Конституции РФ право собственности не является абсолютным и может быть ограничено ст. 55.

Представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов также согласился с тем, что исполнить постановление ЕСПЧ не представляется возможным ввиду неизбежных расхождений с Конституцией РФ. По его словам, ЕСПЧ исходил из того, что «ЮКОС» подвергался чрезмерным штрафным санкциям, которые составили явный материальный ущерб для компании. На его возмещение и направлена присужденная компенсация. Таким образом, если ЕСПЧ не признает штрафы, то он не признает и семипроцентный исполнительский сбор, который сам же ЕСПЧ квалифицировал как материальный ущерб, что является нарушением ст. 1 протокола 1 Конвенции, сообщил Кротов. Также в ходе выступления в очередной раз поднимался вопрос определения круга лиц, претендующих на получение беспрецедентной по своим размерам компенсации. «Для выплаты компенсации заявитель лично должен доказать, что его это коснулось. В данном случае ни общество, ни его акционеры не представили сведения о вреде, причиненном каждому из них. ЕСПЧ не принял во внимание, что Гаагский арбитраж уже удовлетворил их требования по тем же заявленным выплатам, и тем самым создал им неосновательное и несправедливое обогащение. При этом акционеры должны получать право компенсации только после полного расчета с кредиторами, что уже нарушает требование Конституции РФ», – добавил Кротов.

Полномочный представитель Правительства РФ Михаил Барщевский начал свое выступление с анекдота: «Если бы я писал отзыв на запрос Минюста России, использовал бы всего два слова, как в старом еврейском анекдоте: никому ничего». По мнению юриста, попытки разрешить в рамках национальной правовой системы вопросы, связанные с исполнительскими сборами, даже не предпринимались. Следовательно, данный вопрос не может быть предметом рассмотрения ЕСПЧ. Барщевский также отметил, что КС РФ считает примененное налоговое законодательство соответствующим Конституции РФ, в то время как ЕСПЧ то же налоговое законодательство считает не соответствующим европейским законам. Из этого эксперт сделал вывод о том, что законы у всех разные: «Если мы исполним решение ЕСПЧ в данном случае, то, по сути, мы признаем тот факт, что ЕСПЧ вправе толковать Конституцию РФ. То есть мы признаем, что наша Конституция не является основным законом Российской Федерации, а основным законом являются решения, толкования норм Конвенции. То есть мы откажемся от своего суверенитета, потому что страна, в которой Конституция не является основным законом, – это не суверенная страна».

Руководитель судебной практики «Института права и публичной политики» Григорий Вайпан, выступая в КС РФ, согласился с мнением ЕСПЧ о том, что российская сторона должна выплатить компенсацию. Вопрос только в том, кому ее выплачивать: присуждена она самой нефтяной компании, но не отдельным акционерам. Право на получение выплат должно передаваться по наследству, однако подобных дел в европейской практике немного. При этом Вайпан подчеркнул, что не всегда, когда ЕСПЧ рассматривает подобные дела, он находит причинно-следственную связь между убытками и причиненным ущербом, а потому отказывается присуждать выплаты. В случае с ликвидацией компании последняя не должна получить за счет этого какие-то плюсы. Однако о нарушении ЕСПЧ Конституции РФ, о чем заявлял Минюст России, в данном споре речи идти не может, так же как и произвольном толковании ЕСПЧ Конвенции, добавил Вайпан.

Эксперты, среди которых были член президиума Совета по гражданскому обществу и правам человека Илья Шаблинский и полномочный представитель Генерального прокурора РФ Татьяна Васильева, настаивали на приоритетном положении Конституции РФ в правовом поле России, на обязанности налогоплательщиков платить установленные налоги и сборы, а также обсуждали налоговое законодательство и различные процессуальные аспекты исполнения судебных актов.

Решение по запросу Минюста России будет вынесено КС РФ в закрытом режиме. В пресс-службе КС РФ пояснили, что ввиду уникальности дела невозможно даже приблизительно прогнозировать сроки оглашения решения.

Свое мнение по рассмотренному на слушании КС РФ вопросу высказал и вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб. Он отметил, что если Россия не признает данный иск, то, конечно, выиграет с финансовой стороны и получит бонус в имиджевом плане внутри страны. Однако в случае принятия КС РФ решения о невозможности исполнения постановления ЕСПЧ в европейских странах может развернуться настоящая борьба между национальной правовой системой и международными соглашениями, которые находятся в юрисдикции ЕСПЧ. «Большинство правоведов и правозащитников страны высказываются против пересмотра решений ЕСПЧ. Если будет ликвидирован такой международный судебный орган, пострадают миллионы европейцев, которые попадут под каток национальной судебной системы. Как только Российская Федерация начнет пересматривать вердикты ЕСПЧ, обращение россиян туда станет бессмысленным, а значит, они могут остаться один на один с правовым произволом. В итоге через несколько лет авторитет европейской судебной системы будет окончательно подорван, а решения окажутся филькиной грамотой», – отметил Владислав Гриб.


Рассказать: