×

Ананьев и другие за россию

ЕСПЧ обязал Россию ввести презумпцию освобождения до суда
Материал выпуска № 12 (125) 16-30 июня 2012 года.

АНАНЬЕВ И ДРУГИЕ ЗА РОССИЮ

ЕСПЧ обязал Россию ввести презумпцию освобождения до суда

Адвокат Каринна Москаленко: «Можно было бы назвать дело “Ананьев и другие против России” великой победой, если бы не более позднее решение по делу “Фетисов и другие против России”»

10 января Европейский суд по правам человека огласил пилотное постановление в отношении Российской Федерации по делу «Ананьев и другие против России» (№ 42525/07 и 60800/08), обязав ее решить системную проблему бесчеловечных и унижающих достоинство человека условий содержания заключенных в СИЗО.

Согласно тексту постановления, Суд признал, что в рассматриваемом деле имело место нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток) и ст. 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты).

В соответствии со ст. 46 Конвенции (обязательная сила и исполнение постановлений) Европейский суд обязал Россию в течение шести месяцев с момента вступления в окончательную силу постановления разработать при участии Комитета министров Совета Европы обязательный к исполнению временной график введения в действие эффективных средств правовой защиты, которые способны обеспечить предотвращение дальнейших подобных нарушений. Европейский суд в целом ряде своих решений отметил необоснованно частое использование содержания под стражей в качестве меры пресечения и чрезмерную длительность такого содержания. Это следует считать одной из главных причин перенаселенности в СИЗО.

Для изменения этой ситуации, по мнению ЕСПЧ, необходимо внести поправки в УПК РФ, закрепив в нем презумпцию освобождения до суда и применение ареста только в качестве исключительной меры, а в целях профилактики переполненности СИЗО их начальники должны быть наделены правом отказывать в приеме и содержании новых арестантов, если изолятор уже наполнен до установленного максимума. При этом российские власти должны разработать и ввести в действие правовые механизмы, которые позволили бы заключенным обжаловать условия своего содержания и получать компенсацию, если они были ненадлежащими.

Кроме того, Россия обязана исправить в течение 12 месяцев ситуацию с бесчеловечными или унижающими достоинство условиями содержания в СИЗО лиц, успевших на момент оглашения постановления обратиться в ЕСПЧ с подобными жалобами.

Адвокат заявителей, основатель Центра содействия международной защите и руководитель его программ, член Московской городской коллегии адвокатов, комиссар Международной комиссии юристов Каринна МОСКАЛЕНКО рассказала «АГ», что будет, если российская сторона не выполнит рекомендации ЕСПЧ, и как решение по делу «Фетисов и другие против России» может привести к применению Европейским судом «двойных стандартов».

– Каринна Акоповна, в сентябре 2001 г. состоялось первое публичное слушание российского дела в Европейском суде по правам человека, и Вы стали первым российским адвокатом, выступившим в ЕСПЧ. Это было выступление по делу «Калашников против России» (№ 47095/991), имеющему принципиальное значение в контексте рассматриваемого нами сегодня решения. Тогда Европейский суд признал нарушение трех статей Конвенции – ст. 3 (недопустимость бесчеловечного обращения), ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство). Что изменилось за эти 10 лет?

– Вы, наверное, знаете, что Европейский суд перегружен аналогичными по основаниям жалобами. Эти повторяющиеся дела свидетельствуют не только о том, что в той или иной стране много сходных нарушений и много сходных проблем, но еще и о том, что государство не принимает серьезных мер по исполнению решений ЕСПЧ.

Что такое исполнение решений Европейского суда? Это не только исполнения мер индивидуального характера (выплата компенсаций пострадавшему лицу, пересмотр дела и т.д.), но еще и реализация так называемых мер общего характера. Меры общего характера – это прежде всего создание таких систем и механизмов, таких законов и такой правоприменительной практики, которые предотвратят подобные нарушения в дальнейшем. А что мы имеем в России «от Калашникова до Ананьева»?

В деле «Калашников против России», помимо прочих вопросов, подробно обсуждался вопрос условий содержания российских заключенных в СИЗО. Заметьте, не в колонии, где отбывают наказание люди, приговоренные к определенному сроку лишения свободы за совершение признанного судом преступления, а именно невиновных людей в СИЗО.

Если государство воспринимает декларируемую им презумпцию невиновности, то непонятно, почему заключенные в следственных изоляторах содержатся в худших из возможных в российской пенитенциарной системе условиях? Государство фактически заставляет их отбывать наказание прежде, чем вынесен обвинительный приговор, и предопределяет будущий обвинительный приговор.

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 12, 2012 г.