×

«идеи, ценные для нашего сообщества»

На заседании Объединенной комиссии по вопросам оказания квалифицированной юридической помощи при первом заместителе председателя Совета Федерации А.П. Торшине Федеральную палату адвокатов представлял председатель Экспертно-методической комиссии при Совете ФПА РФ Г.К. Шаров.
Материал выпуска № 19 (36) 1-15 октября 2008 года.

«ИДЕИ, ЦЕННЫЕ ДЛЯ НАШЕГО СООБЩЕСТВА»

На заседании Объединенной комиссии по вопросам оказания квалифицированной юридической помощи при первом заместителе председателя Совета Федерации А.П. Торшине Федеральную палату адвокатов представлял председатель Экспертно-методической комиссии при Совете ФПА РФ Г.К. Шаров.

Редакция «АГ» попросила Геннадия Шарова ответить на вопросы, связанные с обсуждением проекта федерального закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации».

– Геннадий Константинович, чем обусловлено появление законопроекта, насколько он удовлетворяет интересам адвокатуры?

– Идеи, положенные в основу законопроекта, ценны для адвокатского сообщества, так как закрепляют тот факт, что профессиональная деятельность по оказанию квалифицированной юридической помощи неограниченному кругу заинтересованных лиц по правовым вопросам является исключительной сферой деятельности адвокатуры. Такой подход соответствует европейской и мировой практике.

В России сложилась парадоксальная ситуация, при которой все виды юридической помощи гражданам и организациям, включая судебное представительство, кроме адвокатов оказывают иные лица, независимо от наличия специального образования и без законодательного урегулирования такой деятельности. В отличие от адвокатов они не сдают квалификационного экзамена на допуск к профессии и не приносят присяги, не обременены обязанностью оказывать юридическую помощь бесплатно и по назначению, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, требования законодательства об адвокатуре и решения органов адвокатского самоуправления. Очевидно, что назрела необходимость для всех лиц, оказывающих юридическую помощь на профессиональной основе, установить единые правила допуска к профессии, единые правила этики, единые требования постоянного повышения квалификации и обязательное членство в профессиональных организациях, которыми должны стать действующие адвокатские палаты.

Урегулирование вопросов предоставления гражданам и организациям юридической помощи крайне важно для повышения ее качества и особенно актуально накануне вступления России в ВТО.

Первостепенное значение для развития судебной реформы имеет скорейшее урегулирование проблемы профессионального судебного представительства, которое должно осуществляться только адвокатами. Это позволит содействовать обеспечению гарантированных Конституцией РФ прав каждого на судебную защиту (ст. 46), равенства всех перед законом и судом (ст. 19) путем реализации прав каждого на получение не любой, а именно квалифицированной юридической помощи (ст. 48).

– Как изменится положение юристов – не адвокатов в случае принятия закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации»?

– Лицам, не имеющим статуса адвоката, но профессионально занимавшимся оказанием юридической помощи, при условии, что они вправе претендовать на получение статуса адвоката (имеют высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности и пр.) должно быть предоставлено право в течение определенного срока получить статус адвоката без сдачи квалификационного экзамена. После этого их деятельность будет регулироваться законодательством об адвокатуре.

С принятием законопроекта те лица, которые не вправе претендовать на статус адвоката или не захотят его приобрести, утратят право профессионально заниматься оказанием юридической помощи.

– В Пояснительной записке к законопроекту говорится, что принятие федерального закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» не потребует признания утратившими силу, приостановления, изменения, дополнения или принятия новых законов или иных нормативных правовых актов Российской Федерации. Получается, что даже Закон об адвокатской деятельности не изменится?

– Мы в самом начале работы над документом задались вопросом: не проще было бы внести соответствующие изменения в Закон об адвокатской деятельности? Этот вопрос по-прежнему нуждается в осмыслении. Но даже если предположить, что будет принят отдельный закон «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации», без цепочки изменений в других законодательных актах не обойтись. Законодательное закрепление нормы о том, что только адвокаты вправе осуществлять на профессиональной основе судебное представительство, потребует внесения изменений в процессуальное законодательство.

Из ст. 59 АПК РФ (ч. 3) необходимо будет исключить фразу о том, что представителями в арбитражном суде могут быть не только адвокаты, но «и иные оказывающие юридическую помощь лица».

Статью 49 ГПК РФ нужно будет дополнить ч. 1, в которой указать: «Представителями в суде могут быть адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве представителя могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует лицо, участвующее в деле».

Из ст. 49 УПК РФ (ч. 2) целесообразно будет исключить последнюю фразу: «При производстве у мирового судьи указанное лицо (по смыслу – любое иное) допускается и вместо адвоката», а ст. 182 ГК РФ следует дополнить ч. 5, в которой указать, что процессуальное (судебное) представительство осуществляется адвокатами, если федеральным законом не установлено иное.

В ст. 1 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» (ч. 3) перечень организаций, на которые не распространяется этот закон, нужно будет дополнить указанием на адвокатские палаты.

– Большинство юристов, не имеющих статуса адвоката, в настоящее время осуществляют юридическую практику в рамках коммерческих организаций и от имени коммерческих организаций. Невозможность для таких организаций оказывать юридическую помощь будет негативно воспринята их владельцами и работниками… Есть ли выход из этого щекотливого положения?

– Закон об адвокатуре устанавливает, что указанные в нем адвокатские организации, в рамках которых адвокаты от своего имени осуществляют свою профессиональную деятельность (коллегии, бюро и консультации), не могут выступать субъектами оказания юридической помощи. На определенном этапе развития законодательства об адвокатуре такой подход к назначению адвокатских образований был оправдан. Однако в настоящее время он все чаще вызывает у адвокатов критические оценки, поскольку порождает сложности в организации работы и во взаимоотношениях с клиентами, препятствует развитию инфраструктуры адвокатской деятельности, делает юридическую помощь адвокатов неконкурентоспособной на рынке юридических услуг и ставит российских адвокатов в заведомо невыгодные условия по сравнению с их западными коллегами.

На практике и в настоящее время требование закона о том, что адвокат вправе оказывать юридическую помощь только от своего имени, легко преодолевается, особенно тогда, когда это ограничение противоречит интересам клиентов из крупного и среднего бизнеса. Поэтому бессмысленно сохранять ограничения, которые препятствуют развитию конкурентоспособной адвокатской деятельности и зачастую не выполняются.

Юридическая помощь, оказываемая от имени юридических лиц, более привлекательна для крупного и среднего бизнеса, чем помощь отдельных адвокатов. Существующие налоговые льготы, установленные для адвокатов, не прельщают ни адвокатов бизнеса, ни лиц, которые оказывают юридические услуги без статуса адвоката, ни их клиентов.

Адвокатура нуждается в таких организационно-правовых формах адвокатских организаций, которым законодатель мог бы разрешить оказывать квалифицированную юридическую помощь от своего имени.

– Наиболее сложным является вопрос о том, должны ли адвокатские организации, имеющие право оказывать юридическую помощь, быть только некоммерческими организациями или при определенных условиях допустимо создание также и коммерческих адвокатских организаций?

– Современное состояние рынка юридических услуг в России и в мире свидетельствует о том, что бессмысленно ограничивать права российских адвокатов создавать для оказания квалифицированной юридической помощи коммерческие организации. Особенно это актуально в связи с предстоящим вступлением России в ВТО.

Представляется необходимым предусмотреть, что учредителями адвокатских организаций, оказывающих юридическую помощь от своего имени, могут выступать только российские адвокаты и такие организации создаются в форме некоммерческого партнерства или общества с ограниченной ответственностью, в котором не менее 70 % долей участников должны принадлежать российским адвокатам.

– Противники создания адвокатских образований в форме коммерческих организаций ссылаются на то, что деятельность таких организаций будет подлежать корпоративному налогообложению. Насколько серьезен этот аргумент?

– Полагаю, что эту опасность можно преодолеть разумным налоговым регулированием. Оказание такими организациями юридической помощи физическим лицам по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью, а также помощи в форме судебного представительства не должно облагаться налогами на прибыль и на добавочную стоимость. Эти организации должны быть освобождены от налога на имущество, а для адвокатов, работающих в них по трудовым договорам, ставки единого социального налога должны быть такими же, как и у адвокатов, работающих в рамках существующих адвокатских образований.

– Не будет ли противоречить создание адвокатских образований в форме коммерческих организаций Закону об адвокатуре, который устанавливает, что адвокатская деятельность не является предпринимательской?

– Это очень непростой и болезненный вопрос. Думаю, что не стоит пока спешить исключать эту норму из Закона об адвокатуре. Именно адвокат оказывает юридическую помощь доверителю либо от своего имени, либо от имени адвокатской организации, с которой он мог бы состоять в трудовых отношениях. В первом случае адвокат получает за свою работу гонорар от доверителя, во втором случае – мог бы получать заработную плату от организации, с которой он состоял бы в трудовых отношениях. Но при этом содержание адвокатской деятельности неизменно – оказание квалифицированной юридической помощи.

В то же время Конституция РФ гарантирует всем, включая адвокатов, свободу экономической деятельности. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности.

Действующий Закон об адвокатуре не содержит запрета адвокату заниматься предпринимательской деятельностью.

То обстоятельство, что адвокат, являющийся совладельцем адвокатской коммерческой организации, может получать кроме платы за оказанную им юридическую помощь еще и часть прибыли такой коммерческой организации, не влияет на характер его профессиональной деятельности.

– Какими вам видятся перспективы законопроекта?

– Важно то, что тема регулирования рынка заявлена на таком высоком уровне. Вокруг этой темы наверняка разгорятся жаркие дебаты. Но в любом случае мы сделаем шаг вперед по пути создания цивилизованных отношений на ниве юридической помощи.

"АГ" № 19, 2008