×

Помочь тюменской палате

11 сентября состоялась конференция адвокатов, в которой приняли участие члены Совета ФПА и руководители крупнейших адвокатских образований. Обсуждались вопросы оплаты труда адвокатов по назначению; помощи корпоративным органам самоуправления Тюменской палаты в выходе из кризиса; отношения адвокатского сообщества к законопроекту «О квалифицированной юридической помощи» и политике чиновников Министерства юстиции в вопросах награждения адвокатов государственными наградами.
Материал выпуска № 19 (36) 1-15 октября 2008 года.

ПОМОЧЬ ТЮМЕНСКОЙ ПАЛАТЕ

11 сентября состоялась конференция адвокатов, в которой приняли участие члены Совета ФПА и руководители крупнейших адвокатских образований. Обсуждались вопросы оплаты труда адвокатов по назначению; помощи корпоративным органам самоуправления Тюменской палаты в выходе из кризиса; отношения адвокатского сообщества к законопроекту «О квалифицированной юридической помощи» и политике чиновников Министерства юстиции в вопросах награждения адвокатов государственными наградами.

По завершении конференции на вопросы нашего корреспондента ответили президент Федеральной палаты адвокатов Е.В. Семеняко, вице-президент ФПА, президент Адвокатской палаты г. Москвы Г.М. Резник и вице-президент ФПА, президент Адвокатской палаты Московской области А.П. Галоганов.

О ситуации в Адвокатской палате Тюменской области

Вопрос редакции «АГ» Е.В. Семеняко: Региональные СМИ Тюменской области бьют тревогу – в областной Адвокатской палате раскол. Евгений Васильевич, что происходит?

Ситуация в Адвокатской палате Тюменской области, действительно, приобрела чрезвычайный характер. На протяжении длительного времени там не действуют органы адвокатского самоуправления. Совет палаты, квалификационная и ревизионная комиссии не выполняют функции, возложенные на них законом. В результате не может осуществляться прием новых членов, не рассматриваются дисциплинарные дела и жалобы адвокатов на нарушение их профессиональных прав, и т.д.

В таких условиях Совет Федеральной палаты адвокатов, оставляя пока в стороне вопрос «Кто прав, кто виноват», решил сосредоточиться на проблеме «Что делать?»

Совет ФПА предложил всем участникам конфликта вернуться на правовое поле: обеспечить неукоснительное соблюдение закона и выполнить решение суда, признавшего нелегитимность избранных с нарушением закона органов самоуправления.

Нужно подчеркнуть, что это уже третье по счету обращение Совета ФПА к тюменским коллегам. Однако до сих пор они не смогли наладить нормальную работу. Часть членов Совета (легитимного) блокирует возобновление им своей работы. А «незаконный Совет» с избранным этим же Советом «президентом» игнорируют решение суда и рассылают по адвокатским образованиям призывы не выполнять решения легитимного Совета.

Острота и неприемлемость такого положения вещей усугубляется тем, что многие адвокаты Тюменской области утрачивают доверие к органам корпоративного самоуправления своей палаты.

В таких условиях Совет ФПА вынужден прибегнуть к тем, прописанным в Законе полномочиям, которые предоставляют ему право инициировать досрочное прекращение полномочий Совета Тюменской палаты.

В целях созыва внеочередной конференции адвокатов Тюменской области создана специальная комиссия ФПА и намечены конкретные сроки проведения конференции.

Особо хочу отметить, что все наши действия по ситуации в Тюмени не преследуют цели отстоять интересы прежнего Совета палаты и президента Ф.А. Пана. Поскольку они также ответственны за возникновение кризисной ситуации в палате.

Вопросы формирования нового Совета Адвокатской палаты Тюменской области должны решаться не по принципу казачьего круга, а в соответствии с теми процедурами, которые предусмотрены Законом. И Федеральная палата добьется, чтобы эти процедуры были соблюдены.

Об оплате труда адвокатов по назначению органов следствия и суда

Вопрос редакции «АГ» Е.В. Семеняко: Прошло уже более года с тех пор, как было принято Постановление Правительства РФ от 28 сентября 2007 г. № 625 «О внесении изменений в Постановления Российской Федерации от 4 июля 2003 г. № 400 и от 23 июля 2005 г. № 445», установившего минимальный размер оплаты труда адвокатов по назначению в 275 руб. Федеральная палата выступила с резкой критикой этого документа, назвав новые ставки для адвокатов неприемлемыми. Удалось ли Вам как-то продвинуться в этом вопросе?

Следует отметить, что ФПА пыталась отстоять более справедливый принцип определения оплаты труда адвокатов, работающих по назначению еще до принятия указанного Постановления. Однако нашу позицию проигнорировали. После принятия Постановления мы предприняли ряд шагов, чтобы добиться его корректировки. Однако и в этот раз услышаны не были. Видимо, при решении этого вопроса чиновники руководствовались не здравым смыслом и объективными расчетами, а установкой – адвокатам – по минимуму. Несправедливость такого подхода очевидна: адвокат оказался единственным участником уголовного процесса, оплата труда которого на порядок меньше, чем у других.

В этих условиях ФПА не оставалось ничего иного как апеллировать к Высшей судебной инстанции. Я не слишком обольщаюсь благоприятным исходом дела, но, как и мои коллеги по Совету ФПА, полагаю, что мы должны использовать все возможности для защиты профессиональных прав адвокатов.

Если Фемида под тем или иным предлогом не захочет вмешиваться в спор адвокатов и власти, мы будем использовать другие средства, добиваясь справедливой оплаты труда наших коллег.

Из выступления члена Общественной палаты, вице-президента ФПА РФ Г.М. Резника на конференции адвокатов 11 сентября 2008 г.:

«Мы работаем над решением этой проблемы. В том числе и в Общественной палате. Пытаемся заручиться поддержкой как можно большего числа людей, которые могли бы отдать свой голос в пользу адвокатуры. Расценки за труд наших коллег в процессах по назначению – унизительные. И с этим не могут не согласиться даже люди, критически настроенные к нашей профессии. У меня есть уверенность, что нас услышат и поддержат. Единственное в чем у меня нет уверенности, что ставки оплаты труда адвокатов вновь привяжут к МРОТ, как это было ранее. Однако в этом нет ничего трагичного. Важно, чтобы при подготовке нового документа всесторонне учитывались все слагаемые адвокатского труда и использовались те критерии, которые применяются для оценки работы других участников процесса».

О законопроекте «О квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации»

Вопрос редакции «АГ» Г.М. Резнику: Генри Маркович, Вы один из идеологов законопроекта о квалифицированной юридической помощи. Было время, Вы отказывались от кураторства над законопроектом, потом вновь соглашались работать над ним. Сейчас, как известно, этот законопроект представлен на рассмотрение в Совет Федерации. Какие цели преследует этот документ?

Как известно, Конституция РФ гарантирует право каждого на квалифицированную юридическую помощь. В жизни господствует такой принцип: каждый может оказывать эту помощь. Качество такой помощи никем не контролируется, профессиональные стандарты и этические нормы юридической деятельности не установлены. В России до сих пор не выработаны единые требования ко всем участникам рынка юридических услуг, что делает его уязвимым перед экспансией крупных иностранных консалтинговых компаний после вступления нашей страны в ВТО.
Закон определяет три важнейшие составляющие, способные разрешить данные противоречия: определяет понятие квалифицированной юридической помощи, субъектов, которые оказывают такую помощь и порядок ее оказания. Оппоненты данного законопроекта из числа адвокатов сетуют, прежде всего, на то, что законопроект распахивает двери в адвокатуру практически для всех юристов, занимающихся практикой и представительством в судах. Одни полагают, что приток новых членов в адвокатское сообщество размоет высокопрофессиональные и моральные основы, на которых стоит адвокатура и вызовет кризис профессии. Другие боятся конкуренции, опасаясь, что «пришельцы» отхватят львиную долю адвокатского пирога.

Думаю, эти опасения беспочвенны. Мне бы хотелось обратить внимание коллег к тому времени, когда практически каждый желающий мог купить адвокатскую корочку в небольшой и непривередливой коллегии и стать адвокатом. В результате к моменту принятия Закона об адвокатской деятельности в Москве осталось только треть адвокатов, которые пришли в сообщество традиционным путем – сдавая квалификационный экзамен по полной программе. Этот расклад отчетливо проявился в ходе первой, учредительной, конференции адвокатов г. Москвы, когда создавалась наша палата. Но даже в этой ситуации коллегами возобладали здравые побуждения. Мы сформировали активный работающий Совет, квалификационную комиссию. Адвокатура не растворилась в «пришельцах». Напротив она усилилась за счет многих действительно профессиональных и грамотных юристов. Так что же плохого произойдет, если сегодня в адвокатуру придут те наши коллеги, которые давно уже занимаются юридической практикой и действительно профессиональны. Опасения, что они уведут «наших» клиентов, не состоятельны. У хороших юристов уже есть своя персональная практика. Что же касается тех, кто прикрывается липовыми дипломами и не обладает должными профессиональными качествами, они рано или поздно себя обнаружат и либо добровольно, либо по решению квалификационных органов уйдут из профессии.

О государственных званиях и наградах

Вопрос редакции «АГ» А.П. Галоганову: Алексей Павлович, вы давно уже поднимаете на разных уровнях вопрос о поощрении коллег государственными званиями и наградами, которыми обычно удостаивают юристов. Как известно, награждение ведомственными медалями Министерства юстиции представителей адвокатуры происходит крайне редко, а для того, чтобы адвокату присвоили звание «Заслуженный работник юстиции Российской Федерации», ему необходимо совершить подвиг. Что же на самом деле происходит в этой деликатной сфере?

Последние пять-семь лет практика награждения адвокатов государственными наградами сократилась до минимума. Представления крупных адвокатских образований и даже адвокатских палат остаются без рассмотрения. Так из 300 представлений, направленных за последние несколько лет в наградной отдел Министерства юстиции из Адвокатской палаты Московской области, остались без удовлетворения. Такого нет ни в одном из федеральных юридических ведомств. На конференции прозвучала идея отрегулировать этот вопрос на федеральном уровне. Для этого нужна воля Совета Федеральной палаты адвокатов. Важно только выработать единые подходы к выдвижению претендентов на государственные награды и установить квоту, которая бы не превышала те, которые действуют в других федеральных юридических ведомствах. Полагаю, что мы могли бы решать эту проблему совместно с Федеральной нотариальной палатой в рамках Ассоциации юристов России.