×

О квалифицированной юридической помощи в российской федерации

Из пояснительной записки Александра Муранова к законопроекту "О квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации"
Материал выпуска № 19 (36) 1-15 октября 2008 года.

ИЗ ПОЯСНИТЕЛЬНОЙ ЗАПИСКИ АЛЕКСАНДРА МУРАНОВА

К ЗАКОНОПРОЕКТУ
«О КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

<…> …Конституционный Суд РФ прямо указал: «…право вести свои дела в суде через самостоятельно выбранного представителя не означает безусловное право выбирать в качестве такового любое лицо и не предполагает возможность участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя». Это может приводить к тому, что защитником или представителем «окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь»; «…установление критериев квалифицированной юридической помощи и обусловленных ими особенностей и условий допуска тех или иных лиц в качестве защитников или представителей в конкретных видах судопроизводства является прерогативой законодателя» (Постановления Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. N 15-П; от 28 января 1997 г. N 2-П). <…>

…Предлагаемый закон полностью решает… проблему несоответствия положения дел в сфере оказания юридической помощи Конституции РФ и международным стандартам. Необходимо, чтобы любую юридическую помощь как вид услуг могли оказывать только лица, отвечающие установленным законом квалификационным признакам и прочим требованиям профессионального сообщества и государства. Как показывает и отечественный, и мировой опыт, эти цели достижимы при нормативном обязании таких лиц иметь надлежащее образование и сдавать соответствующие экзамены, объединяться в профессиональные сообщества, которые и будут заниматься как системой организованного повышения квалификации, так и контролировать их деятельность, при необходимости налагая санкции.

Опасения по поводу введения в России «адвокатской монополии» беспочвенны: монополия предполагает невозможность осуществления деятельности, тогда как предлагаемый проект никому приобрести статус адвоката не запрещает. Говорить об адвокатской монополии точно так же необоснованно, как говорить о существовании в России медицинской монополии или монополии лиц с разрешениями на управление автомобилями.

Следует отдельно отметить, что является ошибочным мнение о том, что введение квалификационных признаков является посягательством на свободу экономической и иной деятельности. Гарантируемые Конституцией РФ принципы поддержки конкуренции, свободы экономической деятельности, права каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ст. 8, 34, ч. 1 ст. 37 Конституции РФ) не исключают установления квалификационных требований и условий допуска к осуществлению определенных видов профессиональной деятельности. К деятельности в области медицины, например, могут быть допущены только профессионалы, подтвердившие свою квалификацию в установленном порядке. Иные лица оказывать медицинские услуги не вправе. Никто не усматривает в этом нарушений указанных принципов, а также прав и свобод. Также вряд ли кто-то всерьез станет утверждать, что требование к водителям автотранспорта иметь соответствующие разрешительные документы ущемляет конституционные права и свободы как их самих, так и третьих лиц. Также, как известно, банковские, страховые и многие другие профессиональные услуги могут предоставлять не любые лица, а только лица, прошедшие процедуру проверки своей квалификации и находящиеся под контролем отраслевых компетентных органов.

При этом юридические услуги, требующие не в меньшей мере специальных знаний и навыков и не меньшей добросовестности, чем иные профессиональные услуги, также не следует оставлять вне правового контроля. Установление квалификационных требований к лицам, осуществляющим определенные важные для общества виды профессиональной деятельности, нареканий с точки зрения своей конституционности ни у кого вызывать не может и не должно.

Вряд ли можно признать сферу юридических услуг настолько малозначительной для интересов граждан и общества в целом, чтобы считать возможным сохранение ситуации, при которой к их оказанию фактически может быть допущено любое лицо. Полагать, что деятельность по оказанию юридических услуг не столь важна, чтобы устанавливать подобные требования, – значит снисходительно и пренебрежительно относиться к такой деятельности и к самому праву.

Равным образом не может являться обоснованным довод о том, что установление квалификационных требований к лицам, оказывающим юридические услуги, нарушает право на выбор юридического консультанта: он идентичен неверному доводу о том, что установление соответствующих квалификационных требований нарушает право на выбор, например, врача или водителя автобуса, осуществляющего перевозку пассажиров.

Важно понимать, что проблема создания сбалансированного регулирования оказания юридических услуг в России не может быть разрешена путем введения лицензирования деятельности по оказанию юридических услуг. Как известно, эксперимент с введением их лицензирования в 90-х гг. XX в. не удался.

Регулирование юридических услуг должно осуществляться только на основе механизмов саморегулирования профессиональной деятельности. Именно они соответствуют конституционным принципам соразмерности и справедливости и именно по этому пути идет весь цивилизованный мир.

При этом очевидно, что не следует отказываться от использования уже существующих и уже проверенных на практике, работающих механизмов. Между тем в России таким механизмом является законодательство об адвокатуре, нотариате и патентных поверенных. Оно выдержало испытание временем и доказало свою эффективность.

Адвокатура, как общеизвестно, является именно саморегулируемой организацией. Получение адвокатского статуса предполагает соответствующие профессиональные знания, опыт, моральные качества. Поддержание адвокатского статуса предполагает постоянное соответствие этическим правилам, компетентность, повышение квалификации.

Думается, что эти же требования критерии вполне могут быть распространены на всех лиц, оказывающих юридические услуги. Это было бы наиболее логичным и разумным способом регулирования сферы оказания юридических услуг.

Коль скоро для регулирования сферы оказания юридических услуг следует использовать только механизмы саморегулирования, то сегодня имеется только два варианта: либо революционное изменение действующего регулирования, кардинальный его слом, создание в России некой совершенно новой саморегулируемой юридической организации, в которую войдут в качестве отдельных составных частей адвокатура, нотариат, патентные поверенные и субъекты предпринимательской деятельности (индивидуальные предприниматели и коммерческие организации), либо взвешенное и постепенное изменение регулирования за счет использования уже имеющихся наработок и регулятивных механизмов.

Важно подчеркнуть, что представляемый законопроект предлагает отказаться от вредного на сегодня для России дерегулирования в сфере юридических услуг не за счет государственного вмешательства, а за счет использования уже действующих в России саморегулятивных механизмов. В России уже действует Федеральный закон «О саморегулируемых организациях». Однако, если применить его в сфере оказания юридических услуг, это породит множество таких организаций с отличающимися стандартами качества оказания услуг и ответственности их членов, а также крайне затруднит контроль за ними. Это не будет отвечать интересам общества и государства, равно как не будет в полной степени соответствовать ст. 48 Конституции России и международным стандартам. В таких условиях намного эффективнее использовать уже имеющуюся в России единую саморегулируемую организацию – адвокатуру. Требования закона «О саморегулируемых организациях» при этом окажутся также соблюденными, поскольку он на адвокатуру распространяется.

При этом в целях соблюдения интересов лиц, уже осуществляющих деятельность по предоставлению юридической помощи (услуг), но не являющихся адвокатами, предлагается принять в состав адвокатуры без вступительного экзамена (при условии, что они обладают высшим юридическим образованием и подтвержденным опытом практической работы). Это не ущемит их интересов, позволит поставить на качественно более высокий уровень оказание юридической помощи (услуг) в России и будет содействовать работе судебной системы.

Соответственно, предлагаемый законопроект не нарушает конституционные права частнопрактикующих юристов и сотрудников юридических фирм. Такие лица не будут лишены возможности доступа к оказанию юридических услуг. Заинтересованные и компетентные лица могут получить адвокатский статус на основе установленных в законе прозрачных критериев и затем оказывать юридические услуги.

Важно отметить, что положение, при котором по общему правилу вправе оказывать юридическую помощь только лица, отвечающие квалификационным требованиям, существует во многих странах с развитыми правовыми системами. Ни внутри них, ни на международном уровне такое положение дел не считалось и не считается неправильным.

Отсутствие установленных законом требований к лицам, оказывающим юридические услуги, способствует разрастанию коррупционной среды, так как, не имея должных знаний, опыта и не исполняя обязанности соблюдать требования закона и профессиональной этики, такие лица могут быть склонны к использованию внеправовых средств, не рискуя понести при этом профессиональную ответственность. Именно поэтому предлагаемый законопроект способствует в том числе и борьбе с коррупцией.

Нельзя не учитывать ту важность, которую качественное оказание юридических услуг и уважение к юридической профессии имеют для граждан, субъектов делового оборота, общества и государства. Предлагаемый законопроект нацелен в том числе на повышение качества юридических услуг. Это соответствует интересам получателей таких услуг, равно как общества и государства.

"АГ" № 19, 2008