×

Контроль откладывается на неопределенный срок

Проблемы защиты прав граждан и организаций при применении обеспечительных мер в производстве по делам об административных правонарушениях
Материал выпуска № 3 (68) 1-15 февраля 2010 года.

КОНТРОЛЬ ОТКЛАДЫВАЕТСЯ НА НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ СРОК

Проблемы защиты прав граждан и организаций при применении обеспечительных мер в производстве по делам об административных правонарушениях

 
 
Виктор ШЕСТАКОВ,
 Иван ХОРОШЕВ,
адвокаты 1-й Красноярской краевой коллегии адвокатов


В октябре 2009 г. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукин распространил заявление, в котором содержится вывод о том, что необходимы разработка и принятие административного процессуального кодекса (см.: «АГ» № 23 (064) за 2009 г.). Эта необходимость вызвана существенными пробелами в законодательном регулировании многих процедурных вопросов административного производства.


При возбуждении дела об административном правонарушении (или при рассмотрении вопроса о его возбуждении) возникает необходимость фиксации не только самого факта правонарушения, но и доказательств его совершения. В этих целях компетентные государственные органы и должностные лица наделены правом применять меры административно-принудительного характера, которые получили в КоАП РФ название «мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях».

Исходя из содержания ч. 1 ст. 27.10 КоАП РФ, цели мер обеспечения условно можно разделить на пресекательные, предупредительные и обеспечивающие надлежащий порядок административного производства. Наличие у сотрудников государственных органов права самостоятельно в каждой конкретной ситуации определять необходимость применения мер обеспечения по делам об административных правонарушениях, приводит к злоупотреблениям с их стороны.

Превышение полномочий

В частности, достаточно распространенной является ситуация, когда сотрудник государственного органа, применяя обеспечительные меры, в действительности преследует иные цели, не предусмотренные законом. Например, осуществляя проверки «малого» бизнеса, сотрудники милиции, действуя в рамках административного законодательства, изымают имущество индивидуальных предпринимателей, либо организаций, мотивируя свои действия необходимостью обеспечения сохранности доказательств и пресечения правонарушения. Изъятие позволяет длительное время удерживать имущество, блокируя при этом деятельность субъекта предпринимательской деятельности. В ряде случаев для сотрудников государственного органа совершенно очевидно, что изъятое имущество не имеет ни какого доказательственного значения и не относится к правонарушению, поэтому цель их действий – незаконное приостановление деятельности.

Другой распространенной разновидностью подобного рода злоупотреблений является доставление гражданина в дежурную часть органа внутренних дел под видом установления его личности, где он может провести не менее трех часов времени в комнате административно задержанных. В действительности личность такого человека может не вызывать никаких сомнений у сотрудников правоохранительных органов, однако в силу различных обстоятельств (личная неприязнь, показатели в работе, корыстная заинтересованность) ими используется подобная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, что по существу представляет собой превышение  служебных полномочий.

Отсроченный судебный контроль

Подобного рода злоупотребления правом на применение мер обеспечения со стороны правоохранительных органов требуют своевременного судебного контроля за действиями органов, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях, но ситуация в этой сфере правоотношений далека от совершенства.

Это объясняется тем, что в соответствии с положениями главы 30 КоАП РФ обжалованию подлежит только окончательное решение по делу об административном правонарушении. Соответственно действующее административное законодательство не предусматривает возможности отдельно от окончательного решения обжаловать действия должностных лиц, связанные с производством по делам об административных правонарушениях и не относящиеся к рассмотрению административного дела по существу. Вместе с тем ст. 13 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» гласит, что каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве. Аналогичные гарантии закреплены и в ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ, где указано, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

По указанным причинам граждане и организации, в отношении которых были совершены незаконные действия со стороны правоохранительных органов в рамках производства по делу об административном правонарушении, имеют право на защиту своих нарушенных прав и интересов. Наиболее распространенным способом защиты является требование о возмещении вреда, причиненного незаконным применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, так как в соответствии с ч. 2 ст. 27.1 КоАП РФ вред, причиненный  незаконным применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Данный способ защиты нарушенных прав является универсальным, однако в ряде случаев использование только этого процессуального механизма для обеспечения судебного контроля за действиями государственных органов при применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, не позволяет эффективно защитить нарушенные права, поскольку носит «отсроченный» характер, касается лишь последствий незаконных  действий по применению обеспечительных мер и не позволяет предотвратить возможный ущерб от незаконных действий правоохранительных органов.



Полный текст статьи читайте в "АГ" № 3 февраль 2010