×

Не мытьем, так катаньем

Молодая поросль английской адвокатуры не проявляет разборчивости в средствах
Материал выпуска № 3 (68) 1-15 февраля 2010 года.

НЕ МЫТЬЕМ, ТАК КАТАНЬЕМ

Молодая поросль английской адвокатуры не проявляет разборчивости в средствах

Настоящим адвокатом показала себя выпускница Кембриджа Кэтрин Хоуарт. Не сумев убедить суд в том, что опасная езда является занятием, достойным восхищения, она добилась отмены приговора, показав апелляционному суду записку, написанную ей судьей, который не слишком высоко оценил ее профессиональные навыки.

Молодой английский автолюбитель Дин Кол любил быструю езду, а местная полиция не упускала случая погнаться за ним. Когда наконец Кол разбил свою машину на окраине Рашдена, однако сам остался цел, полиция представила его в Нортгемптонский коронный суд, чтобы несколько охладить его пыл.

У молодого барристера, представлявшей интересы хулигана, постоянно возникали прения с председательствующим Иеном Александером по поводу содержания свидетельских показаний – мнения очевидцев относительно финала погони, как это иногда случается, разошлись. На второй день процесса недовольный поведением адвоката судья передал ей записку, содержание которой требует длительных разъяснений, однако суть ее сводилась к распространенной в армейских кругах шутке, призывающей к большей осмотрительности. Судья не проявил большой любезности и, возможно, даже допустил умаление судейского достоинства, поскольку то, что допустимо в казарме, не всегда украшает судебную процедуру. Однако выгода, которую извлекла из его неумного поведения мисс барристер, перекрывает любой причиненный ей моральный вред и едва ли отвечает представлениям о надлежащем отправлении правосудия. В своей жалобе девушка процитировала неприличную шутку и сослалась на то, что замечания судьи «подорвали доверие к нему» и «лишили ее клиента права на справедливое рассмотрение дела».

Редкий адвокат бывает доволен решением о взыскании с клиента штрафа в 1000 фунтов с угрозой посадить на месяц в случае неуплаты, однако обычно это остается его личным делом. В данном случае апелляционный суд принял доводы жалобы весьма близко к сердцу: всесторонне обсудив вопрос о том, представляло ли собой поведение судьи «юмористическую попытку указать мисс Хоуарт на то, что он чувствует, или просто грубость», он в конце концов решил отменить приговор и оставить хулигана безнаказанным. В своем определении судьи Латем, Смит и Голл записали, что «даже если достопочтенный судья Александер усматривал в подходе мисс Хоуарт к делу аспекты, которые могут не пойти на пользу клиенту, он не мог выражать это подобным способом». По-видимому, такую строгость к собрату по правосудию можно было бы только приветствовать, если бы не сопутствующее освобождение Коула от ответственности: как указывает «Дейли телеграф», дело хулигана не будет пересматриваться, что, как он выразился, восстановило его «веру в систему уголовной юстиции».

Заметка заканчивается кратким обзором биографии молодой, но уже находчивой служительницы правосудия – она каким-то образом успела поработать в качестве специалиста в палате по военным преступлениям в национальном суде Боснии и Герцеговины, в Международном уголовном трибунале по делу бывшего либерийского президента, а также в ямайском совете по правам человека, где «интервьюировала приговоренных к смертной казни». Чувствуется, что молодая леди придерживается современных взглядов, и было бы неплохо, если бы реабилитированный как следует прокатил ее в компании с глубокомысленным лордом-судьей Латемом – куда-нибудь в Рашден.

"АГ" № 3, 2010