×

Лучше промолчать

Ответ на вопрос о том, стоит ли заявлять в правоохранительные органы о коррупции, в России не столь очевиден
Материал выпуска № 20 (157) 16-31 октября 2013 года.

ЛУЧШЕ ПРОМОЛЧАТЬ

Ответ на вопрос о том, стоит ли заявлять в правоохранительные органы о коррупции, в России не столь очевиден




Борьба с коррупцией – тема для России всегда актуальная. Но не эфемерное противодействие злу с таким наименованием, а реальное разбирательство каждого конкретного случая проявления коррупции начинается с заявления о нем в правоохранительные органы потерпевшей стороной. О том, как в России «защищают» права заявителя о коррупции, – на примере двух конкретных ситуаций.


«Найдите нарушения сами»
Яна Яковлева – личность в правозащитной среде достаточно известная. Она уже порядка 7 лет возглавляет движение «Бизнес Солидарность», занимающееся защитой прав предпринимателей. Было бы немного абсурдно выбирать в качестве жертвы для вымогательства взятки публичного человека, занимающего принципиальную позицию по вопросам коррупции. Однако инспектор ФНС Руслан Рувинов и бывший полицейский Андрей Балабанов о Яковлевой никогда не слышали и отчасти поэтому сейчас за решеткой.

В конце 2012 г. Рувинов пришел с проверкой в компанию Яковлевой «СЭФЭКС-Силикон» и записал ее номер телефона. Вскоре ей позвонил Балабанов и предложил встретиться на нейтральной территории. При встрече бывший сотрудник МВД предельно ясно сообщил расклад: проверка заканчивается штрафом в 2,5 млн рублей, а 3,5 млн Яковлева должна передать Балабанову вроде как в благодарность за такую милость, ведь если предприниматель откажется от данного предложения, то проверка завершится штрафом в 40 млн рублей. Обоснование этой цифры: компания продает товар по заниженной цене и тем самым не доплачивает налог на прибыль.

Яковлева возразила, что это неправдоподобно. «Вы это в суде будете рассказывать, а у нас там все схвачено», – резюмировал Балабанов.

В итоге Яковлева согласилась на схему «меньший штраф плюс взятка». За что именно она платит 2,5 млн рублей штрафа, ей предложили придумать самой. Не долго думая, предприниматель отправилась в Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД. В декабре под контролем оперативников состоялась передача денег, вскоре Рувинов и Балабанов были заключены под стражу. Первого обвинили в покушении на взятку в особо крупном размере, второго – в посредничестве во взяточничестве.

«Каждый получит по заслугам»
В мае 2013 г. Яковлева получила SMS-сообщение следующего содержания: «Переквалифицировали со взятки на мошенничество! Подпадает под амнистию! Прокуратура согласна, с судом решено! Летом встретимся, каждый и каждая получит по заслугам».

Полицейские установили, что сообщение было отправлено с телефона Балабанова, хотя он на тот момент находился в тюрьме. Вскоре выяснилось, что теперь Рувинов и Балабанов действительно обвиняются по ч. 4 ст. 159 «Мошенничество», нижний предел наказания из которой был убран в 2011 г. в ходе либерализации уголовного законодательства. Следователь, в производстве которого находилось дело, заявление об угрозах проигнорировал, суд Яковлевой в государственной защите отказал. Таким образом, сообщение весьма недвусмысленного содержания осталось вообще без какой-либо реакции со стороны следствия и суда.

В суде обвиняемые полностью признали свою вину и ходатайствовали о рассмотрении дела в особом порядке, против чего возражали потерпевшая и ее адвокат Евгений Черноусов. По итогам разбирательства прокурор попросил для Рувинова 4,5 года, для Балабанова – 4 года. Но суд сделал приятный сюрприз для обоих фигурантов дела: первый получил 2 года, второй – 1 год и 9 месяцев.

«Это не приговор, а пародия на правосудие, – считает адвокат Черноусов. – К следствию тоже есть вопросы, ведь не была проработана версия о существовании преступной группы в ФНС, все закончилось с задержанием осужденных.

Рувинов на суде заявил, что налоговая проверка не может пройти без обнаружения нарушений. Он сказал, что практика такая. Но как можно вести бизнес, если ФНС работает с установкой обнаружить нарушения, даже если их нет? И о каком улучшении инвестиционного климата можно после этого говорить?

Также данный процесс продемонстрировал, что совершенно не уделяется внимание потерпевшим со стороны государства. Несмотря на угрозы Яковлевой, суд отказал в предоставлении ей государственной защиты. Понятно, что после такого поведения суда мало кто захочет писать заявления о вымогательстве взятки».

Создатель правозащитного проекта «Гулагу.Нет», эксперт СПЧ и руководитель рабочей группы по защите прав граждан в местах принудительного содержания при Госдуме РФ Владимир Осечкин считает, что в статье УК РФ «Мошенничество» необходимо предусмотреть отдельный состав по мошенничеству, совершаемому чиновниками и сотрудниками правоохранительных органов: «Это необходимо для того, чтобы коррупционеры не имели возможности отрицать факт вымогательства взятки под предлогом того, что они просто мошенники. Сейчас же многие коррупционеры добиваются переквалификации на “Мошенничество” со ст. 290 “Получение взятки”, по которой срок лишения свободы – от 7 до 12 лет. Естественно, все госслужащие-коррупционеры ранее не судимы, иначе бы они не были госслужащими, у всех есть дети, что является смягчающим обстоятельством. И сроки им назначаются – год, два, три лишения свободы. Вот и вся борьба с коррупцией! Они заранее знают, какие нужно дать показания, чтобы добиться переквалификации на нужную статью. После чего проводят, к примеру, год за решеткой и выходят на свободу по УДО».

В благодарность – медаль и СИЗО
Предприниматель Константин Герберг, находящийся сейчас в СИЗО в Чувашии, так же, как и Яна Яковлева, сообщил о том, что у него вымогают взятку. В итоге сам же и оказался за решеткой.

В 2010 г. Герберг по рекомендации министра сельского хозяйства Елены Скрынник был назначен директором птицефабрики в г. Канаше: предприятие испытывало серьезные финансовые трудности. В результате грамотного управления производство на фабрике удалось наладить, значительно улучшив производственные показатели. Стиль управления Герберга не предполагал «откатов», а также позволения сотрудникам фабрики воровать производимую ею продукцию. В этой связи, по словам предпринимателя, у него возникли разногласия с региональными властями, и ни один (!) из местных банков не согласился предоставить кредит предприятию для дальнейшего развития.  

Согласно показаниям Герберга, в июле 2011 г. через посредника Селиванову к нему обратился заместитель начальника Управления по работе с сельхозпредприятиями Росимущества России Владислав Синёв, потребовавший 200 тыс. долларов США за «решение вопроса с кредитованием» предприятия. После этого предприниматель написал соответствующее заявление в правоохранительные органы.      

В отношении Селивановой осенью 2011 г. было возбуждено уголовное дело, а Гербергу глава МВД Рашид Нургалиев в феврале 2012 г. вручил медаль «За содействие МВД России».

Но уже через 4 месяца после этого предприниматель сам оказался в СИЗО: ему предъявлено обвинение сразу в 11 преступлениях. Среди них: покупка 12 коз для предприятия по завышенной цене, установление своих суточных расходов во время командировок в размере 5 тыс. рублей, заключение договора об охране предприятия с ЧОП (по причине поразительной неэффективности охраны) и ряд других. Герберг уже более года находится в СИЗО, Селиванова, которую подозревали в вымогательстве взятки, под стражу во время следствия не помещалась, уголовное дело в отношении нее было прекращено в декабре 2012 года с формулировкой "за отсутствием в деянии состава преступления".

Владимир Осечкин: «Герберг, отец троих детей, заявитель о коррупции, уже больше года находится в СИЗО. Яне Яковлевой угрожают, а суд отказывается предоставлять ей госзащиту. Ситуация вопиющая. Поэтому идея главы Администрации Президента РФ Сергея Иванова о разработке и принятии закона, устанавливающего защиту заявителя о коррупции, обязательно должна быть реализована. Сейчас права заявителя о коррупции не защищаются никем».

Сергей АНИСИМОВ,
корр. «АГ»