×

Молчание палат

Почему адвокатское сообщество упорно уклоняется от вопроса об ответственности адвоката за проступки в публичной сфере
Материал выпуска № 4 (141) 16-28 февраля 2013 года.

МОЛЧАНИЕ ПАЛАТ

Почему адвокатское сообщество упорно уклоняется от вопроса об ответственности адвоката за проступки в публичной сфере

КрохмалюкКПЭА напрямую не предусматривает ответственности адвоката за поведение в публичной сфере. Однако практика показывает, что и у СМИ, и у властей накопилось слишком много вопросов к адвокатам именно по поводу публичных высказываний на радио, телевидении, в прессе, в сети Интернет. Если сама адвокатура не придет к общему знаменателю в таком важном для государства и общества вопросе, как публичная сфера, властные структуры могут сделать это за нее – в гораздо более жесткой форме.

Адвокатура нынче на слуху. Редкий выпуск СМИ обходится без информации, где прямо или косвенно не упоминаются адвокаты. Иногда эта информация имеет позитивный оттенок, иногда – совсем наоборот. Очень часто адвокаты выступают не только в роли информационных объектов, но и источников информации. Этот устойчивый тренд, с одной стороны, свидетельствует о растущей роли адвокатуры как одного из мощных социальных отрядов гражданского общества, с другой – наглядно демонстрирует современное состояние инфосферы, которая становится одной из важнейших социальных и политических составляющих нашего мира. Это, если хотите, один из тех подарков-вызовов, который подбросил человечеству XXI век.

Но здесь мы оказались в положении людей, которые по стечению обстоятельств стали обладателями большого состояния или машины с огромным числом функций, не будучи к этому подготовленными, – они часто не умеют или не знают, как всем этим богатством распорядиться. То же происходит и с адвокатами, располагающими сегодня практически неограниченными возможностями в области использования источников массовой информации в своей профессиональной деятельности.

Раньше, лет 15 или 20 назад, для того чтобы попасть на страницы газеты, а тем более в теле- или радиоэфир, нужно было очень постараться: проявить себя в судебном процессе, показав с неординарной стороны, либо написать такую статью, от которой редакция не сможет отказаться. Сейчас для того, чтобы заявить о себе, достаточно желания стать известным и знания сравнительно небольшого перечня инструментов, посредством которых можно донести свою позицию, говоря языком казенным, до неограниченного числа лиц. Пользуются ли этим адвокаты? Еще как!

Три года назад пресс-служба ФПА столкнулась с беспардонным тиражированием во всех профильных СМИ одной и той же статьи одним из коллег-адвокатов. Статья была написана достаточно бойко, аргументировано и, несомненно, представляла интерес для читателя. Получая ее, каждый редактор думал, что автор выбрал для публикации именно его издание, и ставил материал в ближайший номер. А потом пошла цепная реакция удивлений и разочарований. Автору, конечно же, было отказано в гонораре, он попал в черный список юридических СМИ как злостный нарушитель авторской этики. Кстати, незадолго до этого «АГ» пришлось вести войну за авторские права на свои материалы с целым рядом изданий адвокатских палат, которые бесцеремонно перепечатывали ее материалы, даже не удосуживаясь сделать соответствующие ссылки на первоисточник.

Был и еще один случай, добавивший масла в огонь: адвокаты, представлявшие интересы одной из сторон в деле о ДТП на Ленинском проспекте, передали в СМИ незаконно полученные ими данные следствия по еще не законченному делу. После чего сами СМИ задались вопросом: а насколько это корреспондируется с правилами профессиональной этики адвоката? На что даже авторитетные фигуры адвокатского сообщества хотя и порицали действия коллег, но не могли ясно сказать, какие же правила конкретно ими были нарушены.

Ответ ясный, но не симметричный
Эти и некоторые другие факты заставили нас задуматься над общим уровнем информационной культуры в адвокатском сообществе и навели на мысль о необходимости выработки профессиональных рекомендаций в данной области. Мы пригласили к совместной работе наиболее квалифицированных и авторитетных экспертов, детально разбирающихся в проблемах взаимоотношений юристов и СМИ, провели круглый стол, а затем и заседание Научно-консультативного совета при ФПА РФ по данной теме. В результате чего на свет появились Рекомендации адвокатам по взаимоотношению со СМИ, получившие статус официального документа после утверждения Советом ФПА РФ.

Нужно заметить, что, несмотря на всесторонний учет мнений при выработке документа, а также его технико-юридическую огранку Научно-консультативным советом, нам не удалось избежать критики при утверждении Рекомендаций на Совете ФПА. По предложению одного из вице-президентов из текста документа было изъято положение, рекомендующее адвокату дистанцироваться от политических заявлений и участия в публичных политических действиях. Это изъятие сегодня властно заявило о себе новыми вопросами со стороны государства и общества к адвокатуре. Но об это – чуть позже.

Жизнь доказала актуальность принятых Рекомендаций. Они стали практическим руководством в выстраивании отношений со СМИ не только для адвокатов, но и для юристов других специальностей. Известно, что их с успехом применяют нотариусы и представители неадвокатских юридических фирм.

Секрет такой востребованности заключается в двух составляющих созданного нами продукта: во-первых, сам факт его появления был вызван необходимостью дать ответы на те вопросы, которые ставила жизнь; во-вторых, Рекомендации существенно дополняют и конкретизируют положения Кодекса профессиональной этики адвоката, затрагивающие публичную сферу. Другое дело, что они по-прежнему остаются рекомендациями. Следовать им или пренебрегать – вопрос, который каждый из применителей решает по-своему, заведомо зная, что каких-либо серьезных последствий для него это иметь не будет. Во всяком случае, со стороны родного адвокатского сообщества.

В одном из публичных выступлений Генри Резник сказал сакраментальную фразу, растиражированную потом многими СМИ: «Адвокатура имеет право на своих подлецов». И она, действительно, имела понятный подтекст: какое сообщество гарантировано от того, чтобы в его рядах не затесалось несколько проходимцев. Ведь таковые есть в любом профессиональном социуме. Другое дело, что прямая обязанность социума – вовремя пресечь любые поползновения «своих подлецов», наносящих существенный вред его авторитету. Для адвокатуры как публичного института это особенно актуально. И одними рекомендациями этого не сделаешь. На совещании представителей адвокатских палат Уральского и Сибирского федеральных округов, прошедшем 8 февраля в Екатеринбурге, президент ФПА Евгений Семеняко выразился по этому поводу еще более определенно: «Рекомендации – это не что иное, как благие пожелания. Об их результативности сказано в крылатой пословице. Не хотелось бы, чтобы адвокатура пошла бы именно этой дорогой».

Такой пиар нам не нужен
Решая для себя вопрос, что важнее – получить громкий пиар или соблюсти правила приличия, – некоторые представители адвокатской профессии не утруждают себя поиском баланса, предписанного Рекомендациями, и выбирают пиар. А потом мы имеем предостережение Хасавова о том, что Москву зальют кровью, выкладывание в Интернет компромата на бывших подзащитных адвокатами Pussy Riot, козыряние термином «политический адвокат».

«Невинные шалости» некоторых адвокатов в публичной сфере, по мнению руководства московской палаты, не могут рассматриваться в русле адвокатской этики, поскольку совершены за рамками собственно адвокатской деятельности. Если же мы начнем рассматривать такие проступки, говорят в палате, мы дадим карт-бланш тем, кто использует это обстоятельство для того, чтобы нейтрализовать неугодных им адвокатов.

С этим можно соглашаться или не соглашаться, но факт остается фактом: дерзкими вылазками в информационном поле адвокаты, может быть, и сделали себе пиар (Черчилль справедливо отмечал, что любая информация в прессе, кроме некролога, – это хорошая реклама), но нанесли сокрушающий удар по пиару корпорации в целом.

Пресс-служба ФПА завалена запросами информационных агентств и деловых изданий с просьбами организовать комментарий руководителей сообщества по отдельным фактам поведения адвокатов в публичной сфере. В частности, пояснить, как корреспондируется с нормами адвокатской этики поведение бывших адвокатов Pussy Riot или почему адвокатам позволяется преступать правила ведения публичной дискуссии, которых придерживаются журналисты, подчиняясь требованиям Закона о СМИ?

От таких комментариев наши руководители по разным причинам отказываются. Хотя настоящие причины на поверхности: по версии некоторых авторитетных участников дискуссии, которой они вводят в заблуждение других коллег, КПЭА ограничивает дисциплинарную ответственность адвоката собственно адвокатской практикой, а значит, не предусматривает его ответственности за нарушения этики в публичной сфере. Как следствие – в органах корпоративного самоуправления нет единого понимания, являются ли подобные проступки основанием для дисциплинарного рассмотрения, и, соответственно, отсутствует дисциплинарная практика по такой категории проступков. Более того, при обсуждении поправок в КПЭА некоторые участники дискуссии высказались против более детального регламентирования ответственности адвоката в публичной сфере.

«Молчание палат» оказывает плохую услугу имиджу корпорации в целом. Нежелание идти на контакт с журналистами в этом неудобном пока для адвокатуры вопросе, с одной стороны, способствует культивации в обществе представления об адвокатуре как о прибежище нечистоплотных юристов, умеющих с блеском отстаивать лишь собственные интересы. А с другой – демонстрирует перед органами государственной власти, озабоченными проблемой реформирования сферы юридической помощи, неспособность адвокатского сообщества в целом к самоочищению, что является одним из непременных условий введения адвокатской монополии.

«Кровь» уже пролилась
Ситуация до боли напоминает историю 10-летней давности, когда, устав ждать от адвокатуры согласованных действий и ясного проекта своего будущего устройства, Администрация Президента в сжатые сроки разработала собственный проект закона об адвокатской деятельности, который и был принят с небольшими поправками Государственной Думой.

Есть серьезные основания полагать, что, если сама адвокатура не придет к общему знаменателю в таком важном для государства и общества вопросе, как публичная сфера, властные структуры это сделают за нее в гораздо более эффективной форме.

Военные любят говорить, что боевые уставы пишутся кровью. Действительно, за каждой строкой этих жестких правил обычно стоит конкретная ситуация из опыта ведения боевых действий. На поле информационной брани также возникают подобные ситуации. Одна из них связана с заявлением Хасавова. И кровь, о которой он говорил, пусть в виртуальном мире, уже пролилась. Понятно, что по прошествии времени, нет смысла судачить о том, нарушил ли адвокатскую этику Хасавов. Достаточно того, что он создал прецедент, ударивший бумерангом по всей адвокатуре, и на этот вызов адвокатуре все равно придется ответить, установив жесткие правила поведения адвоката в публичной сфере.

Во избежание дальнейшего «кровопролития» это с большой вероятностью сделают за нее. Государство не так наивно, чтобы смириться с тем, что в арсенале адвоката появляется грозное, но при этом никем не контролируемое оружие – возможность без оглядки на какие-либо стандарты распространять смоделированную по собственному усмотрению информацию. Как всякое оружие «массового поражения», оно неизбежно будет взято под контроль, а правила его использования – регламентированы.

Александр КРОХМАЛЮК,
главный редактор «АГ»,
руководитель пресс-службы ФПА РФ