×

Овцы и дисциплинарное производство

Стойкость убеждений иногда весомей аргументов
Материал выпуска № 17 (130) 1-15 сентября 2012 года.

ОВЦЫ И ДИСЦИПЛИНАРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Стойкость убеждений иногда весомей аргументов

ПилипенкоПризнаюсь, был сражен экспрессией, примененной Николаем Николаевичем Изюровым к моей небольшой статье. Ему удалось облечь свои соображения в настолько яркую форму, что при чтении невольно испытываешь благоговейный внутренний трепет.
 
Вначале хотел бы остановиться на особо пикантной метафоре – об овцах.

Идея Николая Николаевича в том, что овца – это любой человек, который признает над собой хоть чью-то власть.

Если его реплика обращена в том числе и ко мне, то придется его обрадовать – я не имею ничего против того, чтобы считаться «овцом». (Улыбка) Потому что уже давно расстался с вульгарным материализмом, подразумевающим, что человек – царь природы и единоличный властитель своей судьбы.

Я-то убежден, что моя судьба зависит не только от меня, но и, например, от людей, которые меня окружают. И от тех людей, которые представляют государство. И от чего-то такого, о чем в краткой заметке, в принципе, говорить не стоит, потому что это заслуживает большого, глубокого разговора. Или того, чтобы просто помолчать перед бездной вечности.

Я признаю над собой всю эту власть, а не только свою собственную.

Вот в этом смысле я, в отличие от Н.Н. Изюрова, – она... И большинство людей, которых я знаю, склонны признавать чье-то влияние, чью-то власть… Наверное, овцы. (Улыбка)

Но если кто-то до сих пор уверен, что никаких «пастухов» над ним нет, то можно только позавидовать его романтическим убеждениям.

Отмечу также и момент, связанный со звонком вице-премьера Правительства РФ, который, будучи обеспокоен – и совершенно обоснованно – выступлением одного из адвокатов, позвонил президенту Федеральной палаты адвокатов, высказал свои соображения относительно того, почему считает поведение этого адвоката недопустимым, и просил сообщить о реакции адвокатского сообщества на его поступок.

По-моему, то обстоятельство, что представители власти обращаются с проблемами, порождаемыми нашими коллегами, не в прокуратуру или в следственный комитет, а в Федеральную палату адвокатов, к ее президенту, нас должно только радовать. Это свидетельствует не о стремлении власти подчинить себе адвокатуру, а как раз об обратном – власть относится к адвокатуре как к независимой корпорации, способной решать свои проблемы собственными средствами.

А теперь – о главном. В своей роскошной реплике Николай Николаевич признал за собой, как за вице-президентом региональной палаты, право возбуждать дисциплинарное производство в связи с высказываниями, сделанными адвокатом за рамками сугубо профессиональной деятельности. И содержащими даже не «последние», а всего лишь «предпоследние» слова. Или же в связи с тем, что адвокат «помочился в подъезде», гонялся за домочадцами с черенком от лопаты…

Н.Н. Изюров нимало не сомневается в том, что у него есть такое право: и Кодекс профессиональной этики адвоката ему позволяет возбудить дисциплинарное производство, и Закон об адвокатской деятельности.

Мне чрезвычайно приятно, что в наши «московские споры» так весомо вторгся представитель региональной палаты и все расставил по своим местам.

За это я ему от всей души благодарен.

Спасибо, Николай Николаевич!

Юрий ПИЛИПЕНКО,
первый вице-президент ФПА РФ, д. ю. н.