×

третий – не лишний?

Право третьих лиц на оспаривание третейского решения: за и против
Материал выпуска № 15 (176) 1-15 августа 2014 года.

ТРЕТИЙ – НЕ ЛИШНИЙ?

Право третьих лиц на оспаривание третейского решения: за и против

Недавно Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС РФ) пересмотрел в порядке надзора дело, в котором третье лицо, не участвующее в арбитражном разбирательстве, предприняло попытку оспорить решение коммерческого арбитража. Данное дело представляет особый интерес с учетом тех аргументов, которые были представлены сторонами. Однако прежде, чем перейти к его анализу, обратимся к вопросу о том, возможно ли в принципе обжалование третейского решения лицами, не принимавшими участие в третейском разбирательстве1.

Законодательная сторона вопроса
Действующим законодательством не предусмотрено право лица, не участвовавшего в третейском разбирательстве, на оспаривание решения третейского суда или на заявление возражений против его принудительного исполнения. Согласно Закону РФ «О третейских судах в Российской Федерации» (ст. 40, 42, 46)2, Закону РФ «О международном коммерческом арбитраже» (ст. 34, 36), Арбитражному процессуальному кодексу РФ (ст. 230, 233, 235, 239) и Гражданскому процессуальному кодексу РФ (ст. 417, 418, 421, 426), такими правами наделены только стороны третейского разбирательства.

Соответственно, формально третьи лица, чьи права были затронуты решением третейского суда, не имеют возможности обжаловать такие решения или препятствовать их принудительному исполнению. Несмотря на это, судебная практика стала развиваться в другом направлении, основанном на расширительном толковании прав третьих лиц.

В частности, право третьих лиц на обжалование третейских решений было провозглашено ВАС РФ в информационном письме от 22 декабря 2005 г. № 963. В п. 11 данного информационного письма указано: «Арбитражный суд отменяет решение третейского суда в части, касающейся лица, не участвующего в третейском разбирательстве, о правах и обязанностях которого было принято решение», а п. 26 дополняет: «Арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража или третейского суда, если решение принято за пределами арбитражного соглашения против лица, которое не являлось стороной соглашения об арбитраже и не участвовало в рассмотрении дела».

В поддержку данной позиции неоднократно высказывался и Конституционный Суд РФ. Так, в своем определении от 4 июня 2007 г. № 377-О-О4 КС РФ применил по аналогии к третейскому разбирательству ст. 42 АПК РФ, которая наделяет лиц, не участвовавших в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, правом обжаловать этот акт. По мнению КС РФ, реализация третьими лицами, не участвовавшими в третейском разбирательстве, права на судебную защиту не может ущемлять такие же конституционные права других лиц.

В определении КС РФ от 18 декабря 2008 г. № 1086-О-П5 прямо указано, что регулирование ч. 1 ст. 418 ГПК РФ, в соответствии с которой решение третейского суда, принятое натерритории РФ, может быть оспорено сторонами третейского разбирательства путем подачи заявления об его отмене, не предполагает запрет на подачу такого заявления лицами, не являющимися участниками третейского соглашения, если вопрос об их правах и обязанностях разрешен третейским судом.

И, наконец, данная позиция была закреплена в широко известном постановлении КС РФ от 26 мая 2011 г. № 10-П6. Один из аргументов КС РФ сводился к тому, что лица, не участвующие в третейском разбирательстве, о чьих правах и обязанностях вынесено третейское решение, пользуются теми же правовыми средствами защиты своих прав, что и лица при вынесении решения государственным судом – они могут подать самостоятельный иск и оспорить вынесенное решение. КС РФ пошел дальше и постановил, что принятие третейского решения, затрагивающего права и обязанности лиц, не участвовавших в третейском разбирательстве, нарушает основополагающие принципы российского права, а именно – право каждого участвовать в процессе, в котором рассматриваются вопросы об его правах и обязанностях. На этом основании в принудительном исполнении данного третейского решения должно быть отказано.

Таким образом, судебная практика, по сути, закрепила право третьих лиц, не участвовавших в третейском разбирательстве, на оспаривание третейских решений и заявление возражений против их принудительного исполнения.

Мария ЖИЛИНА,
юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 15 за 2014 г.


1 Здесь и далее под третейским разбирательством понимается разбирательство в третейских судах РФ и международном коммерческом арбитраже. Соответственно, под третейским решением понимается решение, вынесенное третейским судом или коммерческим арбитражем.
2 Обращаем внимание, что в широко обсуждаемом в настоящее время проекте федерального закона «О третейских судах и арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» также не предусмотрено право третьих лиц на оспаривание третейского решения и заявление возражений против его принудительного исполнения (ст. 35, 37 проекта).
3 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений арбитражных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов».
4 Определение КС РФ от 4 июня 2007 г. № 377-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Алтухова Александра Павловича, Алтуховой Галины Федоровны и других на нарушение их конституционных прав частью 1 статьи 4, статьей 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и абзацем шестым пункта 1 статьи 17 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”».
5 Определение КС РФ от 18 декабря 2008 г. № 1086-О-П «По жалобе гражданки Лунтовской Елены Васильевны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 418 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».
6 Постановление КС РФ от 26 мая 2011 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации”, статьи 28 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”, пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона “Об ипотеке (залоге недвижимости)” в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».