×

Закон или целесообразность?

Практика рассмотрения и разрешения следователями ходатайств о получении или приобщении к делу необходимых защите доказательств вызывает много нареканий
Материал выпуска № 11 (196) 1-15 июня 2015 года.

ЗАКОН ИЛИ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ?

Практика рассмотрения и разрешения следователями ходатайств о получении или приобщении к делу необходимых защите доказательств вызывает много нареканий

Одним из ключевых элементов квалифицированной юридической помощи по уголовным делам является право (а зачастую и обязанность) адвоката собирать и представлять доказательства, необходимые для ее оказания. Однако практика показывает, что реализация этого права, несмотря на принадлежность адвокату, всецело зависит от усмотрения совершенно других лиц, находящихся, как правило, по другую сторону «баррикады».

Статьи 46 и 47 УПК РФ гарантируют подозреваемому и обвиняемому право представлять доказательства. Статья 53 УПК РФ предусматривает, что с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи.

Этим правам на досудебной стадии уголовного судопроизводства корреспондирует обязанность следователя рассмотреть соответствующие ходатайства участников уголовного судопроизводства. При этом согласно ч. 2 ст. 159 УПК РФ подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

Последняя фраза «если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела» зачастую становится камнем преткновения в реализации прав участников уголовного судопроизводства на его досудебной стадии. И вся проблема состоит в том, что эта формулировка носит оценочный характер. В результате складывающаяся практика рассмотрения и разрешения следователями ходатайств, в большей степени участников со стороны защиты, о получении или приобщении к делу необходимых ей доказательств, вызывает много нареканий. Как правило, такие ходатайства направлены на обеспечение полноты расследования и установление обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. Следователь же отказывает в удовлетворении ходатайства, мотивируя свое решение тем, что это не имеет значения для уголовного дела, и ссылаясь на положения ст. 38 УПК РФ, согласно которой следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий. Сложно определить, кто прав в такой ситуации, поскольку уголовно-процессуальный закон не содержит никаких критериев законности отказа в удовлетворении ходатайства, кроме указанного выше «значения для дела».

Получается, что на досудебном производстве возможность участия в доказывании участников уголовного судопроизводства ограничена усмотрением лица, в производстве которого находится уголовное дело и которое совершенно свободно в оценке доводов о «значении» обстоятельств для уголовного дела. Исключение из этого правила появилось лишь недавно. Пункт 1.2 ст. 144 УПК РФ предполагает обязательное удовлетворение ходатайств о производстве повторной или дополнительной экспертизы. Также в настоящее время на рассмотрении находится законопроект, предлагающий дополнить ст. 159 УПК РФ ч. 2.1 следующего содержания: «Подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста».

В целом же единственный инструмент, позволяющий защитнику выполнять свою основную функцию – оказывать доверителю квалифицированную юридическую помощь и реализовывать право на участие в доказывании, – статья 159 УК РФ, становится прерогативой следователя. Хотя именно адвокат, обеспечивая права и законные интересы подзащитного, должен определять значимость тех или иных доказательств или обстоятельств с учетом выбранной тактики защиты. Более того, если защитник не выполнит необходимых действий для обеспечения этих прав, он нарушит и конституционное требование оказания квалифицированной юридической помощи, и процессуальное требование осуществления защиты прав и законных интересов подзащитного, и свою профессиональную обязанность, предусмотренную Законом об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Однако следователь, обладая уже сформировавшимся внутренним убеждением в отношении расследуемого уголовного дела, воспринимает доказательства через призму собственной версии и зачастую необоснованно отказывает в совершении процессуальных действий, как «не имеющих значение для дела»; если же заявленные ходатайства удовлетворяются, то при собирании доказательств предпринимаются все меры для «обвинительной корректировки» доказательства. Анализ следственной практики свидетельствует, что при оценке значимости предполагаемых результатов следственных действий следователь в первую очередь учитывает собственные процессуальные интересы, а не интересы полноты расследования. И, к сожалению, данная практика отражает современное состояние российского уголовного судопроизводства, во многом определенное существующей практикой оценки качества работы следователя по количеству расследованных дел, перегруженностью следователей, заинтересованностью в скорейшей передаче уголовного дела в суд и ослаблении доводов стороны защиты.

Мотивировки отказа приобщения к делу доказательств
В качестве частных примеров можно привести мотивировку постановлений одного из следователей Ивановского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Ивановской области: «…целесообразности в получении сведений и детализации телефонных соединений, назначении судебно-медицинской экспертизы не имеется, поскольку по делу собраны все необходимые доказательства и проведен комплекс следственных и процессуальных действий, изобличающих полностью вину Л. в совершении преступления. В соответствии со ст. 38 УПК РФ следователь самостоятельно направляет ход расследования, принимает решение о производстве следственных и иных процессуальных действий». В итоге дело было возвращено прокурором для проведения дополнительного расследования и все следственные и процессуальные действия, о производстве которых ходатайствовал защитник, были осуществлены.

Сергей КОЛОТУХИН,
адвокат АП Ивановской области,
член Ивановской коллегии адвокатов «Адвокатский центр»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 11 за 2015 г.

NB

УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ ТАКТИКУ БОРЬБЫ

Внимательно ознакомившись со статьей уважаемого коллеги С.И. Колотухина, могу сказать, что подготовить к ней комментарий достаточно сложно. Такое случается, когда полностью согласен с написанным и добавить что-либо к авторскому тексту затруднительно. Представители современной молодежи в таких случаях оставляют комментарии вроде «+100 500».

Но поскольку я в силу возраста, к сожалению, уже вряд ли могу быть отнесен к молодежи, позволю дополнить текст коллеги рекомендациями другим адвокатам с учетом имеющейся практики борьбы с описанными незаконными действиями следователей.

Адвокат С.И. Колотухин совершенно справедливо подметил существующую тенденцию: следователи зачастую отказываются приобщать к материалам уголовного дела любые документы, представляемые стороной защиты. При этом следователи ссылаются на то, что документы якобы не имеют отношения к уголовному делу, и ход расследования они (следователи) направляют самостоятельно. Суды при обжаловании подобных ответов в порядке ст. 125 УПК РФ также становятся на сторону следствия и в удовлетворении жалоб отказывают. В Московском регионе, где я по большей части практикую, ситуация ровно такая же, как и в Ивановской области. Имея достаточно большой опыт следственной работы, мне не понятно, чем вызвана подобная позиция следователей, ведь грамотному следователю всегда лучше получить в распоряжение все доказательства защиты и дать им оценку, чем заниматься укрывательством таких доказательств. По всей видимости, грамотные следователи в нашей стране в настоящее время являются вымирающим видом.

Вместе с тем, как известно, всякое действие должно порождать противодействие. Способ такого законного противодействия я достаточно подробно описал в статье «Следователю виднее», опубликованной в «АГ» № 3 за 2015 г. Не пересказывая все содержание статьи, кратко поясню, что суть тактического приема защитника, желающего приобщить к материалам уголовного дела какие-либо документы, заключается в том, что адвокат не просит в своем ходатайстве приобщить какие-либо документы, а ссылаясь на эти документы и указывая на них, как на составную и неотъемлемую часть ходатайства, просит произвести то или иное следственное действие, имеющее значение для дела.

Андрей ГРИВЦОВ,
адвокат, руководитель уголовно-правовой практики
АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры»

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 11 за 2015 г.