×

Защищать доверителя или коллегу?

Допустимо ли адвокату-защитнику критиковать своего коллегу за некачественную защиту?
Материал выпуска № 2 (163) 16-31 января 2014 года.

ЗАЩИЩАТЬ ДОВЕРИТЕЛЯ ИЛИ КОЛЛЕГУ?

Допустимо ли адвокату-защитнику критиковать своего коллегу за некачественную защиту?

КозловОбозначенный вопрос напрямую затрагивает этические основы и корпоративную сущность адвокатуры как профессионального сообщества. Безусловно, характер взаимоотношений между отдельными адвокатами имеет огромное значение для поддержания и укрепления авторитета и престижа адвокатуры в целом. Вместе с тем, участвуя в уголовном судопроизводстве в том или ином качестве, адвокаты не просто вынуждены, но обязаны подвергать критике позицию своих процессуальных оппонентов, которыми могут быть адвокаты другой стороны.

Почему возникают конфликты?
В случае конфликта интересов лиц, представляемых разными адвокатами, последним необходимо руководствоваться положениями норм Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА).

Сразу отмечу, что проблемы «зажима критики», запрета выносить «сор из избы» или, напротив, «избавления от недостойных» известны не одно десятилетие. Но еще ни одному профессиональному сообществу не удалось решить эти проблемы полным запретом критики и самокритики либо отсутствием такового запрета.

Как показывает практика уголовных дел, об одном из которых речь пойдет далее, российской адвокатуре тоже не удалось реализовать запрет адвокатам выражать недовольство действиями своих коллег, хотя об этом сказано в п. 7 ч. 1 ст. 9 и п. 1 ч. 2 ст. 15 КПЭА. В какой-то мере этот запрет вступает в противоречие с положениями ст. 12 КПЭА, допускающими для адвоката в случае нарушения прав своего доверителя ходатайствовать об их устранении. Возникает дилемма: как быть, если права доверителя адвоката нарушены… другим адвокатом? В КПЭА нет прямого ответа на этот очевидный вопрос.

Прежде чем предложить на него свой ответ, выскажу следующие соображения.

Для юридической практики наиболее сложными в урегулировании являются спорные правовые отношения с участием в них нескольких специальных субъектов, статус которых определяется разными нормативными актами, имеющими различную правовую природу, обусловленную методом и предметом правового регулирования, но при этом равными по своей юридической силе как федеральных законов.

К одной из таких сфер соприкосновения не только различных федеральных законов, но и ведомственных интересов относится уголовное судопроизводство, где реализуются нормы уголовного материального и процессуального права, а также нормы иных правовых отраслей, устанавливающих в том числе правомочия государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовным делам или обеспечивающих эту деятельность (сотрудники полиции, прокуроры, работники ФСИН, государственные эксперты и др.). Зачастую эти должностные лица относятся к адвокату-защитнику крайне негативно, усматривая в нем едва ли не пособника обвиняемого, что крайне осложняет выполнение адвокатом своей процессуальной функции.

Александр КОЗЛОВ,
методист по уголовным делам, руководитель Секции методики и методологии правоприменения в уголовном судопроизводстве Московской коллегии адвокатов «Александр Добровинский и партнеры»

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 2 за 2014 г.
 

NB

АДВОКАТ ВОЛЕН САМ ВЫСТРАИВАТЬ ЛИНИЮ ЗАЩИТЫ

Юрий Пилипенко, первый вице-президент ФПА РФ

ПилипенкоТех обстоятельств, которые изложены в статье, явно недостаточно, чтобы делать выводы о правомерности поведения адвоката в данном конкретном случае.

Но, на мой взгляд, публичная (например, в суде, в присутствии доверителя, других лиц) критика, в ходе которой адвокат в негативном ключе затрагивает реноме своего коллеги, касается интересов уже всего сообщества и должна становиться предметом дисциплинарного производства.

Вместе с тем, если адвокаты общаются наедине, один из них, конечно, вправе высказать другому свое мнение о его работе по тому или иному делу либо дать совет. Но только деликатно и без свидетелей. И если коллега не возражает. Это хорошая форма корпоративного общения – особенно если речь идет об адвокате опытном и молодом адвокате.

Что же касается адвокатского бездействия как элемента тактики, то нужно признать: в уголовной защите бездействие иногда эффективнее, чем самые активные действия. И тут каждый адвокат волен сам выстраивать собственную линию защиты.


КРИТИКА КОЛЛЕГ-АДВОКАТОВ НЕ ТОЛЬКО НЕЭТИЧНА, НО И БЕСПОЛЕЗНА

Виктор Кушнарёв, президент АП Хабаровского края

КушнаревКогда в процессе адвокат критикует другого адвоката за то, что последний не совершил тех или иных действий, напрашивается простой вывод: сделай это сам. Причем здесь другой адвокат? Восполни пробелы, и проблема будет исчерпана. И пенять на другого защитника совсем необязательно: в данном случае критика нецелесообразна, она не даст никаких результатов. Разве что адвокат-критик представит себя «белым и пушистым» в глазах общественности.

В деле, о котором идет речь, в результате действий адвоката Б. появились доказательства виновности подсудимого. А адвокат К., не предприняв ряд действий, сумел не допустить появления этих доказательств, т.е. действовал в интересах клиента. Но клиент не всегда может понимать это. Любой опытный адвокат знает, что иногда некоторые вопросы лучше не задавать, так как полученный ответ будет явно не в пользу его клиента. И вот Б. задала несколько подобных вопросов, обстоятельства, о которых она заявляла, были исследованы судом, и в результате подсудимый получил 10 лет лишения свободы. А ведь один из главных принципов работы адвоката, как и у врача, – не навреди.

Что касается отмены приговора в итоге осужденному доверителю Б.: при повторном рассмотрении приговор был фактически продублирован, основан он был на тех же самых доказательствах, что и в первом случае. Разница была лишь в том, что вместо 10 лет лишения свободы доверителю было назначено 8 лет и 9 месяцев. Так что единственное, чего практически удалось добиться Б., – это продления сроков судебного процесса.

Полный текст комментария читайте в печатной версии "АГ" № 2 за 2014 г.