×

«Акцепт должен быть полным и безоговорочным, как капитуляция!»

Особенности совершения сделок посредством электронной переписки
Егоров Андрей
Егоров Андрей
К.ю.н., действительный государственный советник юстиции Российской Федерации 2-го класса, профессор и директор Центра сравнительного права НИУ «ВШЭ», главный редактор журнала РШЧП

Этот постулат я впервые услышал 25 лет назад на лекциях профессора-цивилиста Евгения Суханова в МГУ им. М.В. Ломоносова, а профессор, полагаю, – от своих учителей.

Но не все стабильно в нашем мире, даже данная формула. В одном громком деле суд вовсе проигнорировал этот постулат. Речь идет о решении АС Тамбовской области от 17 февраля 2020 г. (дело № А64-7909/2019) по спору о том, заключен или нет договор на поставку 116 тыс. т сахара на общую сумму порядка 4,5 млрд руб.

Я всегда считал, что сделки на такие суммы «на ходу» не совершаются. Судя по обычаям делового оборота, переписки по электронной почте или в мессенджере для этого недостаточно. Но оказалось, в Тамбове полагают, что условия подобного договора легко можно согласовать по электронной почте. Это и стало причиной проблем: одна сторона направила электронное письмо-оферту, другая ответила, но с оговорками, в связи с чем оферент не счел договор заключенным – в отличие от акцептанта, который спустя полгода стал требовать возмещения убытков в связи с неисполнением договора.

Здесь следует вспомнить общую теорию сделок, а также процесс заключения договора между отсутствующими сторонами.

Когда стороны находятся в одном месте, они подписывают единый документ. Этому могут предшествовать длительные переговоры, но все разногласия и спорные моменты они при подписании итогового текста договора, по сути, «обнуляют». Именно в этом состоит смысл волеизъявления – финального акта выражения правовой воли на установление обязательства.

Все время, пока между сторонами идут переговоры, они обсуждают условия договора, в том числе посредством электронной переписки. Но пока стороны не придут к консенсусу, обмен «желаниями» не есть обмен волеизъявлениями, и никто в соответствующих сообщениях не выделяет «оферту» и «акцепт». Когда согласование условий завершается тем, что называется «ударили по рукам», тогда и считается состоявшимся окончательный акт, именуемый взаимным волеизъявлением (в данном случае – договором).

Если стороны состоят только в переписке и не встречаются в условленном месте для подписания договора, ситуация меняется. Каждое письмо стороны, содержащее информацию, достаточную для заключения договора, может приобрести черты волеизъявления. Для первой стороны это будет оферта, для второй – акцепт. Однако правила для них законом установлены разные. Оферта – это предложение заключить договор. Она должна быть сформулирована таким образом, будто это и есть сам договор. Другая сторона должна иметь возможность выразить согласие одним словом, чтобы было понятно, какой именно договор заключен.

К акцепту предъявляются иные требования. Во-первых, он нужен для подтверждения содержания оферты. Как только в акцепте появляются новые условия, он становится новой офертой – т.е. породить договор он сам по себе уже не может. Во-вторых, акцептом должна однозначно выражаться воля акцептанта заключить договор (принять условия оферты). Он должен быть финальным волеизъявлением, а не «мыслями вслух». В акцепте неприменимы обороты: «скорее да, но мне надо посоветоваться», «мне все нравится, скоро решим этот вопрос» и т.п. Словосочетание «наверное, я согласен» тоже не годится. Если акцептант уверен в своем желании заключить договор, не стоит использовать слово «наверное», выдающее неуверенность. Следует указывать четко: «согласен».

При этом допустимо ограничение действия оферты во времени. Если акцепт не будет совершен до истечения установленного срока, оферта утратит обязывающую оферента силу.

Чем опасна электронная переписка? Раньше, когда стороны писали друг другу бумажные письма (тогда возникла теория совершения сделок между отсутствующими сторонами), они осторожно и внимательно относились к отправляемым текстам, переписывали их по несколько раз, добиваясь необходимой точности. Сейчас, когда можно писать много, быстро и с мгновенным получением адресатом информации, культуры и аккуратности в переписке существенно убавилось.

В то же время всегда есть возможность формализовать отношения, составив классический договор и обменявшись подписанными экземплярами в отсканированном виде, не полагаясь на электронную переписку. Если стороны этого не делают, они принимают на себя удвоенный риск, что договор между ними в реальности не состоялся.

Безусловно, когда акцепт сформулирован неясно, возникает вопрос о том, как правильно толковать волю акцептанта. Поскольку акцепт – это волеизъявление, требующее восприятия, следует учитывать, как оно было (или могло быть) воспринято другой стороной. Если акцептант выразился расплывчато, оферент не может рассчитывать на то, что договор заключен, поскольку не должен был трактовать непонятное письмо как акцепт.

В данном аспекте решение Тамбовского арбитражного суда дает повод для критики. Вот что содержалось в оферте: «Уважаемые партнеры! Согласно Договору хранения № 7 от 20.09.2018 г. мы (ООО “Агроснабсахар”) готовы выкупить 115 300 (сто пятнадцать тысяч триста) тонн сахара по формульному ценообразованию согласно п. 4.1, а именно по цене 38 700 руб./тонна. Ждем вашего ответа сегодня до 17-00».

Вторая сторона ответила следующее: «Сегодня ответа точно не будет. Судьба сотен тысяч тонн не решается в течение 1 дня))). Для понимания ситуации: когда счет будет выставлен на оплату – вы закрываете весь объем в течение 5 банковских дней?»

Согласитесь, автор текста подтверждает выраженную мной ранее мысль о том, что сделки на 5 млрд руб. скоропалительно не совершаются. Кроме того, данное письмо «обнулило» оферту, т.к. оно представляет собой отказ принять ее на предложенных условиях. В оферте указывалось «ждем вашего ответа сегодня до 17-00», а в ответе – несогласие с данным условием: «сегодня ответа точно не будет».

После отказа принять оферту она теряет силу, ее больше нельзя принять, а отказ –отозвать. Таким образом, оференту следует исходить из того, что договор не заключен.

В следующем ответе сообщалось: «Дать ничего не можем – мы только забрать можем))) Принято. В течение нескольких дней платите (как в договоре). Вопрос такой суммы (в смысле разовая сделка) не в моей компетенции. Отправляю вопрос наверх. Вернусь, как будет понимание. Р.Т.».

Что из указанного текста суд расценил как акцепт? Только слова «Принято. В течение нескольких дней платите (как в договоре)». Правильно ли это? Полагаю, что нет. Сообщение, поступившее от контрагента, нельзя толковать по частям. Волеизъявление закончено подписью, т.е. инициалами отправителя письма. Из ответа с очевидностью вытекает, что автор не признает свою компетенцию решать обсуждаемый вопрос и откладывает окончательный ответ на будущее. В данном контексте слово «принято» сигнализирует, на мой взгляд, о том, что сообщение принято к сведению (а не акцептовано) и находится в процессе обработки (согласования с руководством), а предложение «В течение нескольких дней платите (как в договоре)» – представляет собой расшифровку полученной информации (о том, что оплачивать следует сразу, без какой-либо отсрочки).

Волеизъявление вытекает из смысла письма в целом, оно не может интерпретироваться посредством «выдергивания» фраз из контекста. На этом основании делаю вывод, что суд не прав.

Вопрос толкования воли сторон – безусловно, вопрос факта. В то же время представляется, что иногда вопросы факта, исследованные с грубой ошибкой, преобразуются в вопросы права – то есть может вмешиваться даже кассационная инстанция. Впрочем, надеюсь, что до нее дело не дойдет.

Рассказать:
Другие мнения
Сальникова Вероника
Сальникова Вероника
Адвокат, партнер МКА «Яковлев и партнеры»
Интересы и мнение ребенка – разные категории
Семейное право
Всегда ли мнение психолога в споре о месте проживания детей является решающим?
20 Октября 2021
Косян Артем
Косян Артем
Адвокат АП Краснодарского края
Когда «неравноценность» – не порок
Арбитражное право и процесс
Развитие института оспаривания сделок по «банкротным» основаниям: опасные тенденции
19 Октября 2021
Порошин Василий
Порошин Василий
Адвокат Первой Вологодской коллегии адвокатов
Проблемы пересмотра приговора по вновь открывшимся обстоятельствам
Уголовное право и процесс
Что поможет искоренить негативные тенденции практики
18 Октября 2021
Трезубов Егор
Трезубов Егор
Доцент кафедры трудового, экологического права и гражданского процесса Кемеровского государственного университета, заместитель директора юридического института Кемеровского государственного университета по научной работе, к.ю.н.
Суд не должен восполнять пробелы административной процедуры
Административное судопроизводство
ВС заключил, что апелляционная комиссия вуза может быть административным ответчиком
14 Октября 2021
Багрян Арсен
Багрян Арсен
Адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы «Вашъ юридический поверенный»
Неуведомление о смене выгодоприобретателя не влечет прекращение договора
Арбитражное право и процесс
Суд признал незаконным отказ страховщика выплатить сумму возмещения
12 Октября 2021
Луцкий Никита
Луцкий Никита
Младший юрист Адвокатского бюро КИАП
Влиятельные решения по корпоративным спорам
Арбитражное право и процесс
Обзор судебной практики по наиболее важным корпоративным спорам за III квартал 2021 г.
12 Октября 2021
Яндекс.Метрика