×
Семикина Елена
Семикина Елена
Адвокат Томской объединенной коллегии адвокатов

В условиях экономического кризиса иск о взыскании убытков как возможность компенсировать потери кредитора приобретает особую актуальность.

Известно, что нарушение условий договора зачастую является экономически более выгодной моделью поведения, и нормы частного права призваны восстановить баланс интересов. 

Распространенным видом убытков являются убытки, возникшие при нарушении или расторжении договора, условия которого нарушены.

По смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор обязан представить доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, обосновать с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и возникшими убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера убытков и представить доказательства того, что кредитор мог уменьшить убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК).

В аспекте причинно-следственной связи должник несет ответственность только за убытки, которые являются следствием нарушения и могут быть разумно предусмотрены на момент заключения договора, взыскание иных убытков остается под большим вопросом.

Если кредитор не принял разумных мер для уменьшения убытков, их размер тем не менее может быть снижен. Стандарт добросовестного поведения кредитора с учетом его возможностей в каждом конкретном случае индивидуален.

В коммерческом договоре вину кредитора в нарушении договора устанавливать не требуется. Если сторона заключила договор не с целью извлечения прибыли, решение вопроса о применении меры ответственности по правилам п. 1 ст. 401 ГК будет зависеть от того, можно ли рассматривать в качестве предпринимательской деятельность лица, в процессе которой было нарушено обязательство. Если договор заключен физлицом или некоммерческой организацией с целью извлечения прибыли, ответственность будет наступать и при отсутствии вины.

В случае с коммерческим договором привлечения к ответственности в виде компенсации убытков за нарушение договора удастся избежать, только если неисполнение обусловлено обстоятельствами непреодолимой силы. 

Безусловно, многих волнует вопрос, является ли ситуация с пандемией Covid-19 обстоятельством непреодолимой силы, и как будут применяться санкции за нарушение договорных обязательств.

На мой взгляд, пандемия отвечает критериям непреодолимой силы.

Однако признание пандемии обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников – независимо от типа их деятельности и условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего наличие обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

 Для освобождения от ответственности непреодолимая сила должна влечь невозможность исполнения обязательства (п. 3 ст. 401 ГК). Положения ст. 416–417 Кодекса трактуют ее как полную невозможность, в связи с чем обязательство прекращается и сторона договора вправе требовать от госорганов и органов местного самоуправления возмещения убытков (ст. 417 ГК).

В то же время указанные нормы не регулируют, как быть, если исполнить обязательство можно, но это требует несоразмерных затрат и рисков? Возникает непонятная ситуация, когда не представляется возможным точно определить, является ли пандемия коронавируса обстоятельством непреодолимой силы в конкретном случае. Необходимо также обратить внимание на условия договора о форс-мажоре, так как норма п. 3 ст. 401 ГК предусматривает освобождение должника от ответственности, если только иное не предусмотрено законом и договором.

Есть и более сложный путь – изменение условий договора или его расторжение в судебном порядке в соответствии со ст. 451 ГК в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны, совершая сделку. Указанная норма как раз о том случае, когда исполнение обязательств в принципе возможно, но в такой степени нарушает имущественный интерес, что сторона, заключившая договор, лишается того, на что вправе была рассчитывать.

Существенное изменение обстоятельств в соответствии со ст. 451 ГК принципиально отличается от невозможности исполнения ввиду обстоятельств непреодолимой силы. В первом случае необходимо судебное решение, во втором –обязательство прекращается само.

Особо строить иллюзии о возможности изменения договора по ст. 451 ГК, полагаю, не стоит, поскольку судебная практика по данному вопросу консервативна. Но возможно, в случае с пандемией коронавируса она будет складываться иначе.

Существует также норма, позволяющая взыскать убытки, когда нарушение только предполагается (предвидимое нарушение) – например, убытки, возникшие в результате отказа от договора при реальной угрозе нарушения. Когда кредитор понимает реальность угрозы нарушения обязательств в будущем, он вправе отказаться от договора и взыскать убытки в соответствии с п. 2 ст. 328 ГК.

Убытки могут быть взысканы за правомерные действия. Так, ст. 711 и 782 ГК закреплено, что исполнитель имеет право отказаться от договора, но при этом обязан возместить заказчику убытки. В законах определены также случаи возмещения убытков за правомерные действия со стороны органов государственной власти или местного самоуправления. 

Читайте также
КС: Изменение режима землепользования не обязывает владельца участка доказывать факт причинения ему убытка
Суд подчеркнул, что основанием для возмещения убытков могут быть не только противоправные, но и правомерные действия госорганов или органов местного самоуправления
06 Марта 2020 Новости

Примечательно недавно рассмотренное Конституционным Судом РФ дело по жалобе Ирины Бутримовой, участок которой попал в границы зоны культурного наследия и в результате изменения вида разрешенного использования кадастровая стоимость изменилась с 5,8 млн руб. до 1 руб. В законе данный случай прямо не урегулирован, поэтому суды всех инстанций отказали во взыскании убытков. Но КС внес ясность, указав в Постановлении от 5 марта 2020 г. № 11-П, что возмещать убытки необходимо и при наличии неопределенности в толковании закона. 

Убытки также могут возникнуть в случае выявления кредитором недостоверной информации. В частности, ст. 431.2 ГК позволяет взыскать их, если причиной возникновения убытков стали ложные заверения об обстоятельствах. Это происходит, когда сторона в ходе переговоров (до или после заключения договора) предоставляет другой стороне недостоверную информацию о себе, активе и т.д., в результате чего другая сторона, положившись на заверения, понесла убытки.

Так, Верховный Суд РФ направил на пересмотр дело несостоявшегося покупателя фитнес-клуба в г. Москве, требовавшего взыскать со стороны, внезапно вышедшей из переговоров, 580 тыс. руб. убытков на услуги юристов, сопровождавших сделку (см. Определение от  29 января 2020 г. по делу № 305-ЭС19-19395).

Новеллой является взыскание чисто экономических убытков. Это бывает, если между причинителем вреда и потерпевшим отсутствует связь – когда лицо не причинило вред, но своими действиями спровоцировало у другого лица потери или лишило выгоды, на которую оно рассчитывало.

Судебная практика показывает, что убытки можно взыскать и в таких случаях – примерами служат дела, рассмотренные ВС (определения от 22 мая 2017 г. по делу ООО «Бомарше» № 303-ЭС16-19319; от 11 мая 2018 г. по  делу ООО «Магадан-тест» № 306-ЭС17-18368).

Например, в деле общества «Магадан-тест» речь шла о взыскании чисто экономических убытков за ненадлежащее исполнение обязанности по сертификации товара. Истец приобрел автомобиль по договору лизинга, а иск предъявил к лицу, осуществившему сертификацию, так как на момент обнаружения недостатков право на иск к продавцу было утрачено. Убытки составляли разницу между уплаченной по договору лизинга ценой самосвала и рыночной стоимостью металлолома. ВС указал: «небрежность ответчика при исполнении регламентированных законом обязанностей находится в причинной связи с возникшими у истца убытками». 

Необходимо различать деликтный и договорной способы взыскания убытков – они существенно отличаются и зачастую ведут к разным результатам.

При договорном способе взыскания убытков наличия вины не требуется – деликтная ответственность строится на началах вины. Стороны в договоре могут ограничить размер убытков, предусмотрев возмещение только реального ущерба. 

В случае с деликтом это невозможно. 

На практике встречаются случаи, когда сложно определить, с каким исковым заявлением обратиться – например, при исполнении договора причинен вред имуществу кредитора и из договора прямо не следует обязанность его возместить. Судебная практика придерживается мнения о недопустимости произвольного выбора кредитором деликтного или договорного способа взыскания убытков и утверждает приоритет договорного, хотя это не всегда очевидно. Исход дела напрямую будет зависеть от выбора иска. 

Возможность взыскания убытков и их размер зависят от правовой квалификации. 

Столкнувшись с нарушением, кредитор может понести реальный ущерб в виде понесенных трат или расходов, которые будут понесены в будущем, и упущенную выгоду – доход, который он мог получить, если бы права не были нарушены. 

Упущенная выгода, как и неустойка, не служит основанием для включения в реестр кредиторов, а также не может использоваться при возбуждении дела о банкротстве. Для целей взыскания этот нюанс необходимо учитывать. Иногда закон позволяет взыскать только реальный ущерб.

Бывают ситуации, когда вид убытков сложно определить. В ст. 393.1 ГК закреплен способ взыскания договорных убытков, рассчитанный конкретным или абстрактным методом определения ценовой разницы, без отнесения к конкретному виду убытка. Есть мнение, что вид убытков зависит от того, кто их взыскивает по замещающей сделке. Для покупателя это реальный ущерб, так как он вынужден купить по более высокой цене, а для продавца – упущенная выгода, поскольку он рассчитывал продать товар по более высокой цене, в итоге продал по низкой. Существует и иная точка зрения – о том, что в обоих случаях это реальный ущерб. 

Договорное ограничение размера убытков не препятствует их взысканию.

Взыскание неустойки не лишает кредитора права взыскать убытки в сумме, не покрытой неустойкой. Если стороны ограничили объем ответственности исключительно неустойкой в соответствии со ст. 394 ГК, ограничение можно преодолеть в случае умышленного характера нарушения (п. 4 ст. 401 Кодекса). В коммерческих договорах вина должника презюмируется, в некоммерческих – условие об ограничении убытков имеет силу лишь при наличии вины. Договорная неустойка зачастую не покрывает убытки, так как «срезается» судом.

Несмотря на широкие правовые возможности для возмещения убытков, эффективность защиты напрямую зависит от учета специфики конкретного дела. В случае с Covid-19 и невозможности исполнения обязательства целесообразно внимательно изучить условия договора и незамедлительно уведомить контрагента о невозможности исполнения ввиду форс-мажора. 

В заключение добавлю: принимая решение о неисполнении обязательства, необходимо соотнести свою ситуацию с критерием невозможности исполнения условий договора контрагентом.

Рассказать:
Другие мнения
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Прибыль как хищение
Уголовное право и процесс
Несмотря на твердую цену госконтракта, установленную в ходе аукциона, следствие сочло ее необоснованно завышенной
22 Октября 2020
Улезко Александра
Улезко Александра
Руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры»
Раздел имущества как вид злоупотребления при банкротстве?
Семейное право
Взгляд ВС на проблему нарушения прав кредиторов мировым соглашением бывших супругов
21 Октября 2020
Романов Роман
Романов Роман
Адвокат АБ «Яковлев и партнеры»
Существенные условия придется оценить
Производство по делам об административных правонарушениях
Прекращение административного дела из-за сроков давности еще не свидетельствует о незаконности деяния
20 Октября 2020
Егоров Сергей
Егоров Сергей
Адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро ЕМПП
Уголовное преследование за коммерческий подкуп
Уголовное право и процесс
О тактике правоохранителей, игнорировании нормы ст. 23 УПК РФ, направлении защиты
20 Октября 2020
Ионцев Максим
Ионцев Максим
Адвокат, старший партнер МКА «Ионцев, Ляховский и партнеры» ILP Legal
Стандарты доказывания снизились
Уголовное право и процесс
Уголовные дела по ст. 204, 290 УК РФ запросто возбуждаются лишь на основании явки с повинной взяткодателя
20 Октября 2020
Репринцев Павел
Репринцев Павел
Адвокат, советник юридической фирмы INTELLECT
Коммерческий подкуп – новая взятка
Уголовное право и процесс
Алгоритм выявления и расследования дел, связанных с коммерческим подкупом, и основной акцент защиты
20 Октября 2020