×

Экспертиза по уголовному делу: право на «альтернативу»

Круг лиц, наделенных правом назначать судебную экспертизу, целесообразно расширить
Селюков Владимир
Селюков Владимир
Адвокат МКА «РОСАР», к. ю. н.

На необходимость обеспечения принципа состязательности сторон, а также законности при доказывании в уголовном процессе прямо указывает Конституция РФ. В то же время практика применения норм УПК РФ, регулирующих порядок назначения и проведения судебных экспертиз, дает немало поводов упрекнуть следователей, дознавателей, а порой и суды в нарушении данных принципов. Это подтверждается тем, что Конституционный Суд РФ много раз рассматривал этот вопрос1.

Европейский Суд по правам человека также неоднократно обращал внимание на нарушение права на справедливый суд в связи с неравенством прав сторон обвинения и защиты при назначении судебных экспертиз2.

Читайте также
Дисбаланс правомочий эксперта и специалиста в судопроизводстве
Какие изменения в УПК способствовали бы его устранению
27 Октября 2021 Мнения

Повторение ЕСПЧ справедливых в этой части претензий к России – как о несовершенстве норм УПК о назначении и проведении судебных экспертиз, так и о нарушениях, допускаемых стороной обвинения при назначении и проведении экспертиз, – указывает на необходимость приведения Кодекса в соответствие с нормами Конституции РФ и международных актов о правах человека.

При расследовании уголовных дел и их рассмотрении в судах экспертизы нередко проводятся с нарушениями предусмотренных УПК прав не только обвиняемых и их защитников, но и потерпевших и их представителей, что, в свою очередь, приводит к нивелированию, выхолащиванию роли судебной экспертизы как доказательства, полученного с использованием специальных знаний, независимого от участников уголовного судопроизводства и объективного по сути. Так, зачастую дознаватель, следователь и суд знакомят обвиняемого (подозреваемого) и его защитника, а также потерпевшего и его представителя с постановлением о назначении судебной экспертизы не до начала ее производства, как следует из логики закона и здравого смысла, а значительно позже начала проведения исследования (как правило – после получения экспертного заключения). Это распространенное нарушение, к сожалению, не всегда встречает адекватную реакцию суда, что подтверждают соответствующие решения ЕСПЧ и отечественная судебная практика по делам, не дошедшим до Европейского Суда.

Дознание и следствие, не знакомя иных участников уголовного судопроизводства с постановлением о назначении судебной экспертизы до начала ее проведения, и суд, не реагируя на это, лишают тем самым их возможности своевременно заявить отвод экспертам либо предложить другие кандидатуры экспертов, а также поставить на разрешение экспертизы свои вопросы. По сути, в данном случае постановление о проведении экспертизы, назначенной без участия обвиняемого (подозреваемого), защитника, потерпевшего и его представителя, заранее предопределяет выводы экспертов, что недопустимо, исходя из презумпции невиновности и принципов равенства и состязательности сторон.

Такое игнорирование прав других участников уголовного судопроизводства, на мой взгляд, объясняется несколькими причинами. Нормы УПК о назначении судебных экспертиз берут начало в положениях УПК РСФСР, когда они считались эффективными и соответствующими времени. С тех пор криминогенная обстановка изменилась, правоохранительные органы в настоящее время работают с перегрузкой, качество работы и подготовки их сотрудников снизилось, что нередко влечет попытки упростить работу, искажая смысл закона и нарушая базовые принципы уголовного судопроизводства.

Для недопущения существенных нарушений норм и смысла Конституции и УПК требуются прежде всего изменения на законодательном уровне.

Так, ЕСПЧ в постановлениях, касающихся нарушений при назначении и производстве судебных экспертиз в России, обращает внимание на следующие недостатки в национальном законодательстве и правоприменительной практике:

  • игнорирование предварительным следствием и судом прав стороны защиты при назначении и проведении судебной экспертизы;
  • необоснованный отказ стороне защиты в проведении повторной (дополнительной) экспертизы, несмотря на недостатки, выявленные приглашенными защитой специалистами, чей статус по закону ниже, чем у экспертов;
  • отказ в приобщении к материалам дела в качестве доказательств заключений специалистов, критикующих заключение судебной экспертизы, проведенной без участия стороны защиты;
  • невозможность для стороны защиты назначить собственную экспертизу, поручив ее проведение выбранным ею экспертам и поставив на их разрешение те же вопросы, которые поставлены следственными органами и судом, либо иные.

Указанные недостатки, к сожалению, получают все большее распространение. Если поставить цель минимизировать их или исключить, скорректировав УПК, возникает ряд принципиальных вопросов:

  • возможны ли такие изменения в рамках действующего закона и не приведут ли они к нарушению баланса прав участников уголовного судопроизводства?
  • возможно ли наделение стороны защиты и (или) других участников уголовного судопроизводства правом назначения судебных экспертиз, отдельных от органов дознания, следствия и суда?
  • каковы условия назначения таких «альтернативных» судебных экспертиз, порядок их проведения?

Полагаю, необходимость предоставления права назначения и проведения судебной экспертизы не только органам предварительного расследования, суду, но и другим участникам уголовного судопроизводства назрела давно. Думается, никаких существенных или неразрешимых проблем на практике это не вызовет и положительно скажется на качестве как судебных экспертиз, так и всего уголовного судопроизводства.

Исходя из принципов равенства и состязательности сторон уголовного судопроизводства, право назначать экспертизы необходимо предоставить не только стороне защиты (подозреваемому (обвиняемому) и защитнику), но и потерпевшему и его представителю, относящимся к стороне обвинения.

Предоставление другим участникам уголовного судопроизводства (гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям) права назначать (проводить) судебную экспертизу, на мой взгляд, пока преждевременно, поскольку нарушения прав указанных лиц при проведении судебных экспертиз малочисленны, а их права могут быть обеспечены правами обвиняемых, защиты, потерпевших и их представителей.

Представляется, что введение в УПК нормы о том, что заключение экспертизы, с постановлением о производстве которой до начала ее проведения не ознакомлены подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, его представитель, является недопустимым доказательством, позволит сократить подобные нарушения.

При этом право на назначение подозреваемым (обвиняемым), его защитником, а также потерпевшим и его представителем судебной экспертизы не должно быть безусловным, учитывая, что к подозреваемому (обвиняемому, подсудимому) могут быть применены меры процессуального принуждения. Кроме того, не исключено, что эти лица могут злоупотреблять своими процессуальными правами для затягивания сроков расследования и рассмотрения дела судом.

К условиям, при которых подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, его представитель могут назначить «альтернативную» экспертизу, могут относиться:

  • неознакомление указанных лиц с постановлением о назначении судебной экспертизы до начала ее проведения;
  • отказ в удовлетворении отвода, заявленного данными лицами эксперту, выбранному дознавателем, следователем или судом;
  • отказ в удовлетворении заявленного подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим и его представителем ходатайства о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, или о привлечении в качестве экспертов иных лиц, либо о производстве экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
  • отказ внести в постановление о назначении судебной экспертизы вопросы эксперту, заданные подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим и его представителем;
  • отказ подозреваемому, обвиняемому, защитнику, потерпевшему и его представителю в присутствии при производстве экспертизы.

Важен и вопрос о том, за чей счет будет проводиться экспертиза, назначенная подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим и его представителем. Целесообразным представляется проведение экспертизы за счет лиц, по инициативе которых она проводится. Если суд, оценивая доказательства, признает заключение судебной экспертизы, проведенной по инициативе подозреваемого (обвиняемого), защитника, потерпевшего и (или) его представителя, относимым и допустимым доказательством, расходы на ее проведение включаются в процессуальные издержки.

Поскольку «альтернативная» судебная экспертиза, очевидно, будет конкурировать с судебной экспертизой, назначенной следственными органами и (или) судом, исходя из принципов равенства и состязательности сторон, инициаторы назначения экспертизы должны предварительно ознакомить остальных участников уголовного дела с вопросами, поставленными на разрешение экспертизы, а также с предоставленными экспертам материалами, которыми они располагают и которые отсутствуют у процессуальных оппонентов или суда.

Одним из самых сложных является вопрос о порядке распоряжения материалами для экспертных исследований, которыми располагают инициаторы назначения судебной экспертизы. Представляется необходимым, чтобы дознаватель, следователь и суд предоставляли имеющиеся у них материалы для проведения «альтернативной» экспертизы, назначенной подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим и его представителем, иначе ее проведение может стать невозможным.

Также целесообразно предусмотреть «зеркальную» норму, обязывающую подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего и его представителя после проведения назначенной ими экспертизы предоставлять имеющиеся в их распоряжении материалы для проведения экспертизы, назначенной следственным органом и судом. Особенно это актуально, если «альтернативная» экспертиза проведена до назначения судебной экспертизы следователем, дознавателем и судом. Если такую обязанность не установить, следователь, дознаватель и суд могут воспользоваться правом на изъятие этих материалов у подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего и его представителя, которые таких прав не имеют. В связи с этим предлагается обязать подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего и его представителя в случае назначения ими судебной экспертизы ознакомить других участников дела с направленными на исследование материалами, отсутствующими у дознавателя, следователя или суда, исключив при этом их принудительное изъятие. Также считаю необходимым закрепить обязанность участников уголовного судопроизводства после проведения назначенной ими судебной экспертизы предоставлять в распоряжение других участников материалы для проведения ими «альтернативной» экспертизы. Единственным исключением из этой обязанности может быть реальная угроза уничтожения доказательств.

Если по уголовному делу одновременно будут проводиться две и более «конкурирующие» между собой экспертизы, чтобы избежать волокиты и злоупотреблений (в частности, утраты материалов для исследования), представляется разумным отдать приоритет в получении материалов экспертизе, назначенной предварительным расследованием и судом. Так, при невозможности одновременного направления материалов, находящихся в распоряжении дознавателя, следователя или суда, для производства судебных экспертиз, назначенных различными участниками уголовного судопроизводства, в первую очередь по этим материалам проводится судебная экспертиза, назначенная дознавателем, следователем, судом, а затем – подозреваемым (обвиняемым), защитником, потерпевшим и его представителем в порядке хронологии назначения исследований.

Чтобы снизить риск затягивания сроков расследования и рассмотрения дела судом, срок проведения судебной экспертизы, назначенной подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим и его представителем, не стоит включать в срок расследования. При этом заключение или иной документ по результатам такой экспертизы должно быть представлено для ознакомления дознавателю, следователю прокурору и суду незамедлительно после его получения, но в любом случае – до начала судебного следствия.

Необходимо решить и другие вопросы – в частности, о передаче сведений, составляющих адвокатскую тайну, при назначении судебной экспертизы, а также об уголовной ответственности экспертов за разглашение таких сведений. В случае назначения судебной экспертизы подозреваемым (обвиняемым), защитником, потерпевшим и его представителем данные лица обязаны предупредить эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, а также за разглашение данных предварительного следствия и сведений, полученных в связи с проведением экспертизы от адвоката-защитника.

Эти и другие вопросы будут обсуждаться в ходе круглого стола на тему «Реализация равноправия и состязательности сторон при проведении судебных экспертиз в уголовном судопроизводстве по делам в отношении предпринимателей» 10 ноября.


1 См., в частности, определения КС РФ от 25 января 2005 г. № 67-О, от 13 октября 2009 г. № 1108-О-О, от 21 декабря 2011 г. № 1644-О-О, от 23 апреля 2013 г. № 557-О, от 21 мая 2015 г. № 1105-О, от 17 июля 2018 г. № 2039-О и др.

2 См., например, постановления по делам: «Cottin v. Belgium» от 2 июля 2005 г., § 32–33,«Mantovanelli v. France» от 18 марта 1997 г., «Luca v. Italy» от 27 февраля 2001 г., «Stoimenov v. The former Yugoslav Republic of Macedonia» от 5 апреля 2007 г., «C.B. v. Austria» от 9 сентября 2013 г., § 42, «Ангелова против России» от 13 декабря 2007 г., «Мирилашвили против Российской Федерации» от 11 декабря 2008 г., «Ходорковский и Лебедев против Российской Федерации» от 25 июля 2013 г. (№ 2), «Матыцина против России» от 27 марта 2014 г.

Рассказать:
Другие мнения
Залесов Алексей
Залесов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «А. Залесов и партнеры», патентный поверенный
У кого патент, тот и прав?
Право интеллектуальной собственности
О незащищенности изобретателей в патентном праве
25 Января 2022
Зафесов Руслан
Зафесов Руслан
Адвокат АБ «Забейда и партнеры»
Дебиторская задолженность как предмет сокрытия
Уголовное право и процесс
Применение ст. 199.2 УК РФ требует более четких разъяснений
19 Января 2022
Мунтян Алексей
Мунтян Алексей
Соучредитель и член Правления Сообщества профессионалов в области приватности
Надзорный капитализм» формирует цифровое будущее
Гражданское право и процесс
Россию ожидает крупнейшая за десятилетие реформа законодательства о персональных данных
18 Января 2022
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Срок исполнения обязательства по денежному требованию из лицензионного договора, не устанавливающего срока оплаты
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
18 Января 2022
Лапшина Анна
Юрист практики IP Eversheds Sutherland
Риски коммерциализации персональных данных
Гражданское право и процесс
Распространенные ошибки, допускаемые операторами при обработке персональных данных
18 Января 2022
Абцешко Наталия
Абцешко Наталия
Руководитель Группы международных проектов юридической фирмы VEGAS LEX
Грамотно составить документацию
Гражданское право и процесс
Наиболее актуальная практика по обеспечению комплаенса внутренних бизнес-процессов компаний, связанных с защитой и обработкой персональных данных
18 Января 2022
Яндекс.Метрика