×
Гревцов Сергей
Гревцов Сергей
Партнер АБ «Бартолиус»

Верховный Суд РФ опубликовал решение по делу № АКПИ17-946, которым отказал в удовлетворении административного иска к Судебному департаменту при ВС РФ о признании недействующими положений, закрепляющих указание обязательных сведений о физлице и индивидуальном предпринимателе при подаче электронного заявления в суд.

Читайте также
Отсутствие возможности подать заявление в суд в электронном виде не ограничивает доступ к правосудию
Верховный Суд указал, что если лицо по различным причинам не может воспользоваться интернет-порталом ГАС «Правосудие», это не мешает ему подать документы в суд в бумажном виде
02 Марта 2018 Новости

Данное решение, к сожалению, является продолжением ранее выраженной позиции Верховного Суда (дела № АКПИ17-126 и № АКПИ17-946), согласно которой любые требования судебной системы электронного документооборота не являются нарушением права на свободный доступ к правосудию. Это правило распространяется как на объем вносимой в форму информации (дата и место рождения заявителя, ИНН и т.д.), так и на технические требования (усиленная квалифицированная подпись).

Данные административные иски по своей сути являются обратной связью от пользователей системы, которые высказывают недовольство ее работой. Такую реакцию Верховного Суда можно расценить как явное нежелание менять что-либо: не нравится или не можете воспользоваться – не пользуйтесь. 

Подобный подход со стороны государственного органа крайне беспокоит, поскольку данную систему все же создавали для лиц, участвующих в деле, в целях облегчить работу судов по физической обработке поступающей корреспонденции и повысить оперативность передачи информации (в частности, ставилась задача создать легальный способ надежной передачи документов из Хабаровска в Москву в течение 1 часа).

Для каких целей Судебный департамент ВС РФ предусмотрел обязательное применение квалифицированной усиленной ЭЦП – непонятно.

Обращаю внимание на то, что:

  • для получения как неквалифицированной, так и квалифицированной усиленной подписи требуются одни и те же документы – паспорт, СНИЛС и ИНН;
  • неквалифицированная электронная подпись позволяет посмотреть содержание сертификата, где имеется вся необходимая информация для идентификации пользователя, ответственность за достоверность которой несут удостоверяющие центры;
  • для подписания квалифицированной электронной подписью требуется дополнительное платное программное обеспечение (для формирования дополнительного файла-подписи).

Таким образом, в применении квалифицированной усиленной подписи я вижу выгоду только для производителей программного обеспечения. 

Требование Судебного департамента о применении именно квалифицированной усиленной цифровой подписи основано на ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об электронной подписи», согласно которой она приравнивается к оригинальной подписи в любых случаях.

При этом согласно ч. 2 ст. 6 электронные документы, подписанные простой и неквалифицированной усиленной цифровой подписью, могут приниматься как равнозначные документу на бумажном носителе, если это предусмотрено законами или принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами.

Стоит отметить, что ч. 1.1 и 1.2 ст. 35 ГПК РФ, ст. 474.1 УПК РФ и ч. 2 ст. 45 КАС РФ не устанавливают обязательного требования о наличии именно квалифицированной усиленной цифровой подписи, а лишь содержат отсылку к Закону об электронной подписи и оставляют свободу для подзаконных нормативных актов. Усиленная квалифицированная цифровая подпись требуется только при подаче заявлений о принятии обеспечительных мер.

Складывается впечатление, что Судебный департамент решил своим подзаконным актом наложить на лиц, участвующих в деле, дополнительные сложности в отместку за то, что для подписания судебных актов в электронном виде закон предусмотрел обязательное наличие именно квалифицированной усиленной цифровой подписи (см., например, ст. 16 КАС РФ). Однако, на мой взгляд, не стоит уравнивать в технических условиях суд и стороны спора, поскольку суд, в отличие от сторон, обеспечен специальным программным обеспечением, которое ему настроили специалисты, и подписание в электронном виде происходит в автоматическом режиме.

У представителей профессионального юридического сообщества возникает обоснованный вопрос: а что мешало Судебному департаменту на базе системы КАД «Мой арбитр» сделать аналогичную техническую оболочку обработки заявлений в суды общей юрисдикции?

Рассмотрим отличия системы КАД «Мой арбитр» от ГАС «Правосудие» (ej.sudrf.ru):

  • отсутствие требования указывать СНИЛС и электронную почту (в КАД «Мой арбитр» достаточно телефона и электронной почты одного из лиц – представителя или представляемого, а в ГАС «Правосудие» нужно указывать обоих);
  • отсутствие требования о наличии усиленной цифровой подписи;
  • отсутствие требования указывать КПП в отношении юридических лиц и государственных органов (при обязательном указании ИНН, который у каждого лица является индивидуальным, это требование вызывает недоумение, поскольку его практическое значение не поддается логическому объяснению).

Вместе с тем в КАД «Мой арбитр» хотелось бы перенести возможность сохранять черновики заполненных обращений в суд, что является, на мой взгляд, единственным плюсом ГАС «Правосудие».

Результаты работы системы КАД «Мой арбитр» свидетельствуют о том, что она оказалась крайне востребована юридическим сообществом. И самое главное: отсутствие требований об обязательном подписании документов усиленной цифровой подписью не приводит к злоупотреблениям со стороны лиц, участвующих в деле, и у судов проблем и сложностей не вызывает. Это говорит о том, что требование о наличии усиленной квалифицированной подписи явно необоснованно.

Для решения вышеописанной проблемы следует:

  • привести раздел «Справочная информация» в соответствие с текущим состоянием сервиса (многие разделы уже не позволяют осуществлять те функции, которые указаны на скриншотах);
  • свести содержание анкетных данных физических лиц, в отношении которых документы подаются представителями, до Ф.И.О. и адреса регистрации (по аналогии с обычной письменной формой);
  • однозначно отменить требование об обязательном указании СНИЛС (для физлиц) и КПП (для юрлиц и госорганов);
  • отменить требование об обязательном подписании усиленной квалифицированной подписью и разрешить подписывать документы как усиленной (любого вида), так и обычной электронной подписью все обращения в суд, за исключением заявления о принятии обеспечительных мер;
  • предусмотреть телефон технической поддержки при сервисе ГАС «Правосудие», специалисты которого могли бы помочь гражданам разобраться в том, как пользоваться сервисом и как настроить свой компьютер для работы с ним.

В заключение отмечу, что международный опыт судебного документооборота плачевен. Во многих странах отсутствует какая-либо электронная система учета дел (например, Кипр), а в некоторых она есть, но крайне малоинформативна, как в СОЮ (например, США). В этом плане система КАД «Мой арбитр» является уникальной и практически не имеющей аналогов. То есть система электронного документооборота, введенная в арбитражных судах РФ, является одной из лучших в мире. Про суды СОЮ такой вывод сделать нельзя, поскольку тексты судебных актов выкладываются на сайте только по существу спора (промежуточные не выкладываются), да и не по всем делам.

Также стоит отметить, что требование о наличии квалифицированной усиленной цифровой подписи – это выходящая за рамки международного опыта крайность, которая практически нигде не встречается (везде достаточно обычной электронной подписи), за исключением Германии и Сингапура. В данных странах без усиленной цифровой подписи у стороны не будет возможности представить свою письменную позицию по спору (в Германии это определенный круг дел, в Сингапуре все гражданские дела рассматриваются исключительно с использованием электронного документооборота).

Складывается впечатление, что Судебный департамент РФ перенял опыт именно коллег из Германии и Сингапура. Только вот в Германии до сих пор высказывают жалобы на затраты, связанные с получением электронной подписи.

Надеюсь, Судебный департамент изучит опыт работы сингапурской «Электронной системы обращения в суд» («EFS – Electronic Filing System»). Начав функционировать в 1997 г., она к настоящему моменту, на мой взгляд, стала идеальной: постоянно совершенствуется с учетом отзывов пользователей, имеются свободный доступ к аудиозаписям судебных разбирательств и возможность во всех процессах участвовать с помощью видео-конференц-связи (как способ участия в судебном заседании по умолчанию), немаловажна и тотальная интегрированность системы в работу адвокатов и судов.

Рассказать:
Другие мнения
Гончаров Матвей
Гончаров Матвей
Юрист, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений
Государство не вправе устраняться от решения проблем возмещения морального вреда
Правосудие
Надо менять не только систему компенсации, но и менталитет суда
30 Мая 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем
Правосудие
От индивидуальной оценки страданий до криминализации уклонения от выплат
24 Мая 2019
Хомич Дмитрий
Хомич Дмитрий
Адвокат АБ «Ахметгалиев, Хрунова и партнеры»
Необходимо изменить особый порядок
Правосудие
Судебный механизм превратился в способ подавления воли обвиняемого на стадии предварительного расследования    
19 Апреля 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Есть ли пределы в критике суда
Международное право
Обзор позиций ЕСПЧ о допустимости критических высказываний в адрес судей
16 Апреля 2019
Денисов Вячеслав
Денисов Вячеслав
Адвокат, руководитель пресс-службы АП Новосибирской области
Что «не дочитано» в постановлениях?
Правосудие
О борьбе Верховного Суда с коррупционным порядком назначения и смены мировых судей
09 Апреля 2019
Кузьминых Константин
Кузьминых Константин
Aдвокат коллегии адвокатов «Лапинский и партнеры»
Доверие к судам – это результат оценки гражданами их работы
Правосудие
Невозможно повысить уважение к суду путем введения карательных мер
12 Марта 2019