×

Интересы детей – субъективный, но приоритетный критерий

О чем должны помнить адвокаты, оказывая юридическую помощь в спорах о правах родителей
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», к.ю.н., доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АП МО

15 сентября «АГ» опубликовала новость об апелляционном определении Судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 31 августа по жалобе К. В. на решение первой инстанции, определившей порядок общения ребенка с отдельно проживающим отцом в количестве двух дней в месяц.

Читайте также
Суды посчитали, что двух встреч с ребенком в месяц достаточно для исполнения родительских обязанностей
Как отметила апелляция, доводы о том, что определенный порядок общения не отвечает принципу равенства прав родителей, не является основанием для отмены решения суда, поскольку он не ограничивает стороны в праве решать все вопросы, касающиеся ребенка, по взаимному согласию

15 Сентября 2020 Новости

В этом судебном казусе сошлись столько характерных для данной категории дел аспектов, моментов и обстоятельств, что по судебным актам, исковому заявлению и апелляционной жалобе можно написать небольшое пособие для молодых адвокатов, имеющих интерес к оказанию юридической помощи в области семейного права.

Но «учебный» интерес отступает, стоит только вспомнить, что это – реальное дело, в котором истцом и ответчиком являются реальные родители реального ребенка.

И это – самое важное и для родителей, и для суда, и для нас, адвокатов: дело возбуждается и ведется вокруг интересов конкретного ребенка. Здесь наслаиваются друг на друга пожелания и возможности обоих родителей, нормы Семейного кодекса РФ, определяющего допустимость учета этих пожеланий и возможностей, правоприменительная практика толкования положений семейного законодательства, а также мнения органов опеки, влияющие на судебную практику. 

Это как ураган, закручивающийся вихрем над головой ребенка и вовлекающий в себя все новые стихии. Страшно за ребенка – его настоящее и будущее. Но мы, адвокаты, должны усмирять свои эмоции, чтобы оценить, какие требования заявлены и насколько они подкреплены.

Сразу отмечу: победа в споре осталась за отцом – ответчиком по данному делу.

Истица – мать ребенка – заявила иск о взыскании алиментов (в размере 1/4 части доходов ответчика), а также об определении порядка общения отдельно проживающего отца с ребенком (по варианту, предложенному матерью); место жительства ребенка ранее уже было определено с матерью.

В отношении взыскания алиментов суд связан нормой Семейного кодекса РФ, и, поскольку ответчик представил доказательства того, что уже уплачивает алименты на своего ребенка от первого брака, на общего ребенка ответчика и истицы суд взыскал алименты в размере 1/6 части доходов ответчика.

Но установление порядка общения с ребенком отца как отдельно проживающего родителя по определению сложнее. При этом нельзя не отметить, что график общения, предложенной матерью ребенка, был основан на принципе равенства прав и обязанностей родителей, в том числе равенства в распределении между ними времени общения с общим ребенком. Однако российское семейное законодательство не поддерживает этот принцип применительно к определению порядка общения в плане распределения времени между родителем, с которым ребенок проживает, и отдельно проживающим. 

В этом деле буквально схлестнулись в своей противоположности две принципиальные концепции:

  • равенства прав и обязанностей родителей в отношении воспитания детей, на котором настаивала мать ребенка, и
  • правам на общение с ребенком отдельно проживающего родителя, на котором настаивал отец мальчика и которое было положено в основу судебных актов.

Истица, в частности, считала, что ответчик обязан проводить с ребенком почти столько же времени, сколько она. Ответчик, в свою очередь, боролся за свое право на общение с сыном. 

Исключительно хорошо, что истица выстраивала свою позицию изложенным образом, потому что благодаря этому проявилось указанное мной противоречие между приведенными концепциями. И это важно, потому что и законодателю, и правоприменителям, включая адвокатов, оказывающих юридическую помощь по таким делам, стоит всерьез задуматься над тем, как соотнести эти концепции, ибо они не должны открыто противоречить друг другу: противоречие между ними бьет по интересам детей.

Более того, суд реалистично оценил фактические обстоятельства – то, что отец ребенка в связи с трудоустройством фактически проживает в другом городе (Усть-Камчатске) и может приезжать в г. Петропавловск-Камчатский, где живут истица и их общий ребенок, лишь в выходные дни. Именно это легло в основу решения первой инстанции, оставленного без изменения апелляционным судом (общение отца с сыном дважды в месяц с 10:00 субботы до 10:00 воскресенья): учет фактического места жительства и места работы ответчика – что не было принято во внимание истицей при формулировании исковых требований в этой части.

Хочу также обратить внимание, что органами опеки были исследованы жилищные условия ответчика по обоим местам его жительства – и в Усть-Камчатске, где он проживает временно в связи с работой, и в Петропавловске-Камчатском, где он зарегистрирован по месту жительства, – с целью проверить, подготовлены ли эти квартиры для проживания (пусть и два дня в месяц) ребенка. Это нужно взять на заметку всем адвокатам, ведущим дела данной категории: органы опеки проверяют условия во всех жилых помещениях, где может проживать ребенок.

При этом исключительно важно замечание суда апелляционной инстанции: законодательно установлено положение о том, что порядок общения отдельно проживающего родителя с несовершеннолетним ребенком должен соответствовать прежде всего интересам последнего, в то время как вариант, предложенный в исковом заявлении, направлен на удовлетворение собственных интересов истицы с целью компенсации тех временных пробелов и материальных потерь, на которые она указала в иске. 

Таким образом, адвокатам нужно обязательно учитывать приведенную (совершенно законную и логичную) позицию судов, чтобы своевременно информировать доверителей. Мы – представители либо истца, либо ответчика, но, действуя в интересах доверителя, должны соотносить его права с правами и охраняемыми законом интересами ребенка – как ориентиром, как мерилом законности претензий или возражений нашего доверителя. Получается, интересы ребенка – субъективный, но при этом исключительно важный, фактически приоритетный критерий, оцениваемый судами при рассмотрении дел данной категории.

Здесь же отмечу важный для адвокатов, ведущих дела рассматриваемой категории, аспект. В судебных актах по этому делу упоминается довод отца о том, что ему чинились препятствия в общении с ребенком. 

Подобное заявление обязательно должно быть не просто анонсировано, а основательно подтверждено доказательствами, поскольку здесь весьма зыбка грань между чинением и нечинением препятствий – многое зависит от того, одинаково ли родители понимают суть их бытовых действий. Исключительно важен и оценочный момент: предположим, там, где мать проявляет заботу о здоровье сына, не отпуская его в мороз с отцом на рыбалку, отец может увидеть воспрепятствование общению с сыном, которого он хочет приобщить к своему любимому многолетнему хобби. Соответственно, если отдельно проживающий родитель заявляет, что ему чинились препятствия в общении с ребенком, он должен доказать, что это было именно воспрепятствование. 

В рассматриваемом деле отец, полагаю, данное обстоятельство не доказал.

И еще один момент очень важен. В апелляционном определении указывалось, что довод апелляционной жалобы о том, что определенный судом первой инстанции порядок общения с ребенком не отвечает принципу равенства прав родителей, не является основанием для отмены судебного акта, поскольку не ограничивает право сторон решать все вопросы, касающиеся воспитания и образования сына, по взаимному согласию, исходя из интересов ребенка. 

Это, в перспективе, – прямой выход на обязательность проведения медиации по таким делам. Да, примирительные процедуры далеко не всегда бывают успешными – стороны вполне могут и не договориться, но уверен, что обязание родителей с помощью нейтрального медиатора хотя бы постараться попробовать согласовать важные для ребенка вопросы заставит (именно заставит! Но с учетом того, что это на благо ребенка, здесь такая обязанность представляется обоснованной) многих разводящихся родителей договориться. 

В заключение добавлю, тоже на будущее: представляется целесообразным, чтобы ключевые вопросы, – в частности о месте проживания ребенка, общении с ним и взыскании алиментов на его содержание, – разводящиеся супруги, имеющие общих детей, обязаны были реально урегулировать до развода (чтобы суд не имел права выносить решение о расторжении брака до тех пор, пока «будущие бывшие» супруги либо не заключат соответствующие соглашения, либо не заявят как отдельные требования в исках). Убежден, что это заставит родителей эффективно решать эти важные для интересов детей вопросы – ради благополучия детей.

Рассказать:
Другие мнения
Клопова Ирина
Клопова Ирина
Адвокат АП Московской области
«Споры о детях»: подход Европейского Суда
Международное право
Международные инструменты в работе адвоката по семейным делам
27 Января 2021
Мурылев Илья
Мурылев Илья
Адвокат ММКА «Правовой советник»
Для незаконного осуждения все средства хороши?
Уголовное право и процесс
В ходе защиты были выявлены факты фальсификации следствием ряда доказательств по уголовному делу
26 Января 2021
Зарбабян Мартин
Зарбабян Мартин
Адвокат АП г. Москвы
Дуализм кассационного производства в уголовном процессе
Уголовное право и процесс
Вместо двойной кассации – усиление роли надзорной инстанции
25 Января 2021
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ
Конфронтация нецелесообразна
Уголовное право и процесс
К чему приведет демонстративный отказ от вставания при оглашении промежуточных актов в уголовном судопроизводстве
21 Января 2021
Астапенко Павел
Астапенко Павел
Адвокат АБ Санкт-Петербурга «СиТиЭл»
При избрании меры пресечения не бывает мелочей
Уголовное право и процесс
Неформальный подход суда как гарантия обоснованного решения по ходатайству следователя
20 Января 2021
Кобзарев Игорь
Кобзарев Игорь
Адвокат, управляющий партнер КА «МАРК ЛАБЕОН»
Техническая ошибка – не препятствие для снижения оборотного штрафа
Производство по делам об административных правонарушениях
Суд вправе изменить размер штрафа, оценив доказательства ошибки в расчетах
20 Января 2021