×
Бабасов Камиль
Бабасов Камиль
Адвокат АП Республики Дагестан, КА «Юстина»

Регулирование экспертной деятельности в РФ осуществляется процессуальными кодексами, которые устанавливают порядок назначения экспертиз, и Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об экспертной деятельности), определяющим принципы организации государственной экспертной деятельности в России.

Согласно заложенной в названных актах идее все эксперты, отвечающие конкретным требованиям, равны, и их заключения должны одинаково приниматься судами и органами исполнительной власти по вопросам, требующим специальных познаний. Практика показала, что эксперты связаны волей своего работодателя, и эта воля влияет на экспертные заключения. По сложившейся традиции суды сочли волю работодателя – органа государственной власти – более значимой, и экспертные заключения «государственных» экспертов приобрели большую силу. Со временем в результате отсутствия свободной конкуренции в экспертной сфере «частные» эксперты в угоду заказчику, а «государственные» эксперты – по указанию работодателя готовы подписываться под любыми заключениями. Бороться с этими объективными явлениями практически невозможно, но и мириться недопустимо.

В связи с этим мне представляется, что развитие экспертной деятельности должно идти путем ограничения субъективности экспертных исследований. На сегодняшний день эксперт остается практически свободен в выборе методик и в своих выводах. Законодатель устанавливает формальные требования к оформлению экспертных заключений (ст. 25 Закона об экспертной деятельности), ответственность за заведомо ложное экспертное заключение (ст. 307 УК РФ), но совершенно упускает из виду такую важную составляющую, как методическое единство проводимых экспертиз.

Первое направление реформирования – единые методики

В России отсутствует институт разработки и принятия единых методик проведения экспертных исследований. Каждое экспертное учреждение вправе самостоятельно разработать методику и проводить по ней экспертизу. При этом если это экспертное учреждение – Институт криминалистики Центра специальных техники ФСБ России, то экспертные методики становятся информацией ограниченного доступа, ознакомиться с которыми нельзя. И тут – как в старом советском мультфильме про то, как мерили удава: удав был длиной в четыре слона или 38 попугаев.

Задача экспертизы – c помощью применения специальных знаний установить единую для всех истину по поставленным вопросам. При этом результат экспертного исследования должен измеряться общепринятыми методами. В ст. 8 Закона об экспертной деятельности указано на то, что заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных, но на практике несоблюдение данного принципа никак не влияет на допустимость экспертного заключения как доказательства. Борьба экспертных умов нужна, но при выработке и принятии методики экспертного исследования, которая должна быть принята экспертным сообществом с самым широким обсуждением, а затем утверждена и опубликована. Результат экспертизы в таких условиях вряд ли будет сюрпризом для сторон, и разброс экспертных мнений будет разумным и небольшим в процентном отношении.

 Было бы разумно наделить Минюст России правом разработки таких методических документов и на базе его головного экспертного учреждения создать методический совет как площадку для обсуждения и принятия экспертных методик с включением в него самого широкого круга экспертов. Каждая принятая и утвержденная методика должна быть единственно допустимым способом экспертного исследования. Проведение экспертиз по секретным или авторским методикам отдельных институтов будет означать недопустимость такого заключения как доказательства по делу.

Второе направление – участие сторон при выборе эксперта

В уголовном процессе выбор эксперта, определение объема исследования, постановка вопросов эксперту – исключительная компетенция следствия и суда. Нормой ст. 198 УПК РФ законодатель предоставил стороне защиты право заявлять следователю (суду) ходатайства о выборе экспертного учреждения, а также о постановке дополнительных вопросов перед экспертом, но с учетом положений ст. 38 и 283 УПК РФ следователь (суд) вправе отказать стороне защиты в данных ходатайствах.

В гражданском и арбитражном процессах выбор эксперта становится самым важным вопросом при назначении судебной экспертизы по делу. Каждая из сторон, представляя суду свою кандидатуру эксперта, предпринимает все возможные усилия для того, чтобы суд выбрал именно их кандидата, потому что, как показывает практика, экспертное заключение в этом случае становится делом техники, а выводы по нему – предопределенными для победившей стороны. Привычный для нас всех способ процессуальной борьбы является глубоко порочным по своей сути и не отвечает целям правосудия.

Необходимо вносить изменения в процедуру выбора эксперта, и тут не обойтись без помощи современных технологий и Минюста России, который может разработать и поддерживать информационную базу судебных экспертов. Каждый эксперт, обладающий необходимыми знаниями и желанием осуществлять экспертную деятельность, должен персонально зарегистрироваться в автоматизированной системе, организованной и поддерживаемой Минюстом России, с указанием того, какие конкретно экспертизы он может осуществлять. А система должна методом случайного выбора предоставлять суду эксперта по заданным судом параметрам. Эксперты в этом случае будут нести не просто абстрактные риски уголовного преследования по ст. 307 УК РФ, но вполне реальные репутационные риски, угрожающие потерей надежного и стабильного источника дохода. Дополнительно следует ограничить следователя и оперативных уполномоченных на этапе доследственной проверки в порядке ст. 144–145 УПК РФ в возможности самостоятельного выбора эксперта, включив их в число пользователей описанной автоматизированной системы. Очень часто встречаются сделанные «на коленке» в частных компаниях по заказу оперативных сотрудников исследования, которые становятся основанием для возбуждения уголовного дела (для определения величины ущерба, различные строительные, технические экспертизы).

Третье направление – порядок участия сторон при назначении и производстве экспертизы

Современная практика проведения экспертного исследования говорит о том, что эксперт ограничен объемом представленного следователем (судом) материала и поставленными перед ним вопросами. Эксперт вправе запросить у следователя (суда) необходимую для ответов на поставленные вопросы информацию, в рамках гражданского процесса – знакомиться с материалами дела, но не более того. Не имея возможности получить необходимые данные или получив некорректные вопросы, эксперты отвечают, что у них нет возможности ответить на поставленный вопрос, или дают вероятностный ответ. Но, назначая экспертное исследование, следствие (суд) и стороны по делу ставят перед экспертом вопросы, чтобы получить профессиональное мнение.

Например, в одном уголовном деле, в котором я выступал защитником, была проведена оценочная судебная экспертиза, где следствием были поставлены перед экспертом вопросы о величине рыночной стоимости похищенного имущества. Сторона защиты просила установить ликвидационную стоимость имущества, но ее вопросы были отклонены. В заключении эксперт, отвечая на поставленный вопрос, вышел за рамки исследования и сообщил следователю, что наиболее правильная стоимость – ликвидационная. Эксперт, разумеется, мог этого не делать, но как специалист он понимал, какой вопрос правильный для данной конкретной ситуации. И такие случаи должны быть не исключением, а нормой. Кроме того, все мы знаем, что следователь, прежде чем назначить экспертизу, советуется с экспертом по составу вопросов, объясняя суть того, что ему нужно. Это, конечно, внепроцессуальное общение, но по смыслу разумное. Таким образом, эксперты не должны быть ограничены рамками вопросов. Наоборот, вопросы эксперту должны носить уточняющий, разъясняющий характер, чтобы получить необходимое профессиональное мнение по действительно интересующим в рамках дела вопросам.

Более того, для проведения всестороннего и объективного экспертного исследования эксперта следует наделить правом неограниченного изучения материалов дела, правом опрашивать в судебном заседании представителей сторон, свидетелей по делу, а в рамках уголовного судопроизводства – внести изменения в ст. 198 УПК РФ, обязав следователя включать все без исключения вопросы стороны защиты в перечень вопросов, которые ставятся эксперту.

Урегулирование описанных аспектов организации и проведения экспертного исследования исключит риски повторных и дополнительных экспертиз. Если стороны в равной степени участвовали при назначении экспертизы и понимают, по какой методике она проведена, то вероятность того, что они примут результат экспертного исследования как объективный, значительно возрастает, а, значит, это снизит процессуальные издержки, сроки предварительного и судебного следствия.

Рассказать:
Другие мнения
Авдеева Екатерина
Авдеева Екатерина
Старший партнер АБ «МАГРАС», председатель комитета развития правовых услуг и экспертизы законопроектов Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»
Чтобы юрлицо не стало прикрытием преступного сообщества
Уголовное право и процесс
О проекте поправок, направленном на недопущение дополнительного вменения ст. 210 УК РФ
24 Января 2020
Гревцов Сергей
Гревцов Сергей
Адвокат, партнер Адвокатского бюро «Бартолиус» г. Москва
За гранью правового поля
Гражданское право и процесс
Пониженный стандарт доказывания для государства по делам о взыскании убытков от незаконной банковской деятельности недопустим
21 Января 2020
Волков Михаил
Адвокат, старший партнер Группы «МВ и партнеры»
«Нормотворчество» суда
Гражданское право и процесс
О привлечении к ответственности физических лиц, получивших доход от занятия незаконной банковской деятельностью
21 Января 2020
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат АП г. Москвы
Особенности оспаривания сделок должника-банкрота по корпоративным основаниям
Арбитражное право и процесс
Допустимо, но используется редко
16 Января 2020
Куликов Никита
Куликов Никита
К.ю.н., исполнительный директор HEADS Consulting 
Устарел еще до принятия
Уголовное право и процесс
Несмотря на то что законопроект выглядит логичным, в нем не учтен ряд достижений современных технологий
15 Января 2020
Ваюкин Василий
Ваюкин Василий
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер Компании TAXMANAGER
Обзор законодательных изменений в сфере налогообложения за 2019 г.
Налоговое право
Что ожидает налогоплательщиков в будущем году
27 Декабря 2019