×

Нарушение Закона о контрактной системе или нет?

Тренды административной и судебной практики в сфере госзакупок медицинского оборудования
Кузнецов Иван
Кузнецов Иван
Юрист, зам. генерального директора по правовым вопросам Тендерного агентства «Концепт»

В условиях текущих экономической и политической ситуаций госзаказчики нередко испытывают значительные трудности при осуществлении государственных закупок. При этом одной из самых сложных отраслей закупок являются закупки медицинского оборудования: данную сферу серьезно затронули одновременно и санкционные ограничения, и логистические трудности, и проблемы импортозамещения.

Рассмотрим два наиболее интересных, на мой взгляд, примера из судебной практики, которые могут существенно отразиться на трендах 2023 г. в области закупок медоборудования.

Потребности заказчика могут быть важнее конкуренции

Заказчик провел закупку на поставку лазерной хирургической твердотельной системы общего назначения. Техническим заданием был установлен ряд требований к характеристикам, в частности – типу лазера, наличию русскоязычного интерфейса с голосовой ассистенцией и др.

Один из участников закупки подал жалобу в УФАС России, указав, что данные требования к характеристикам оборудования избыточны и ограничивают конкуренцию. По его мнению, совокупности установленных заказчиком параметров соответствует товар только одного производителя. Между тем по некоторым показателям этот товар не отвечает требованиям, установленным в документации об аукционе, что делает невозможной поставку любого товара.

Однако УФАС признало жалобу необоснованной. Не согласившись с таким решением, участник закупки обратился в арбитражный суд.

В суде заказчик пояснил, что при выборе хирургической лазерной системы специалисты урологического отделения опирались на официальные международные клинические рекомендации, основанные на принципах доказательной медицины, гарантирующих обеспечение эффективной и, главное, безопасной медпомощи, а также на консультации с ведущими специалистами центральных урологических клиник Санкт-Петербурга и Москвы. При детальном сравнении гольмиевых и тулиевых лазеров специалисты заказчика пришли к выводу, что это абсолютно разные системы, и небольшая, на первый взгляд, разница в длине волны существенно сказывается на клиническом эффекте воздействия на ткани и камни.

Суды отметили, что из смысла норм Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе) следует, что основной задачей данного Закона «является не столько обеспечение максимально широкого круга участников определения поставщика, сколько выявление в результате этого определения лица, исполнение контракта которым в наибольшей степени удовлетворит потребности заказчиков в необходимом товаре».

Таким образом, при подготовке описания объекта закупки заказчик не преследовал цели выделить определенных производителей, а исходил из максимально полезных качеств товаров, существующих на рынке медицинских изделий, в целях надлежащего выполнения функций и задач, повышения качества медпомощи по лечебным показаниям и эффективного расходования бюджетных средств.

При этом заявителем в суде не было представлено доказательств:

  • того, что действия заказчика препятствуют осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами и приводят или могут привести к ограничению или устранению конкуренции;
  • свидетельствующих о безосновательности установления заказчиком требований к товару, в том числе конкретному типу лазера;
  • подтверждающих наличие объективных препятствий для поставки товара, имеющего характеристики, требуемые в документации об электронном аукционе, и указывающих на то, что обращение спорного товара на соответствующем рынке невозможно либо затруднено.

По итогам рассмотрения дела суды трех инстанций поддержали позицию контролирующего органа (постановление АС Центрального округа от 20 сентября 2022 г. по делу № А08-8383/2021).

Данное решение является ярким примером сложившейся в последнее время тенденции сближения позиции ФАС России с позицией судов относительно целей регулирования Закона о контрактной системе и места понятия «конкуренция» при осуществлении госзакупок. Исходя из практики нашего агентства, шансы на признание УФАС России подобной жалобы необоснованной, например, в 2019 г. были бы существенно ниже. Однако сегодня уже на стадии административного обжалования процедуры закупки «конкуренция ради конкуренции» не всегда ставится во главу угла, что, на мой взгляд, надо оценить как позитивный фактор.

Стоит отметить, что в 2022 г. подобные решения судов стали встречаться значительно чаще. Это связано с тем, что Верховный Суд РФ в начале года поддержал схожие выводы судов о праве заказчиков указывать особые свойства товара в описании объекта закупки с учетом потребностей заказчика и сферы его деятельности (Определение от 24 января 2022 г. № 308-ЭС21-26790 по делу № А61-4140/2020).

Таким образом, если данная тенденция продолжится и в 2023 г., это поможет существенно упростить характер госзакупок сложного медицинского оборудования с особыми функциями ввиду отсутствия у заказчиков необходимости «придумывать» конкуренцию там, где ее в связи с особенностями рынка фактически нет.

Несоответствие техзаданию – не всегда нарушение

В другом примере медучреждение в ходе исполнения контракта приняло ряд изделий с характеристиками, не соответствующими техзаданию, что, по мнению контролирующего органа (Управления Федерального казначейства), повлекло дополнительное расходование бюджетных средств в размере свыше 611 тыс. руб. В частности, были приняты и оплачены видеогастроскопы с максимальной шириной вводимой части 11,45 мм, при этом в техническом задании аукционной документации было указано иное значение ширины вводимой части – 10,05 мм, что соответствует другой модели видеогастроскопа, стоимость которой ниже.

Контролирующий орган предписал заказчику устранить выявленные нарушения и обеспечить соответствие поставленного товара условиям контракта либо возместить денежные средства, уплаченные поставщику за оборудование, не соответствующее техническим характеристикам, указанным в контракте, а также возвратить бюджетные средства, дополнительно израсходованные по госконтракту, в доход федерального бюджета.

Заказчик с доводами контролирующего органа не согласился и обратился в арбитражный суд с заявлением о признании выданного представления недействительным.

Суды трех инстанций также не согласились с доводами контролирующего органа (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 26 октября 2022 г. по делу № А74-6999/2021).

Во-первых, суды установили, что соответствующие эксплуатационные технические характеристики оборудования являются улучшенными по отношению к качественным показателям, содержащимся в техническом задании. Изучив функциональные отличия в характеристиках, суды пришли к выводу, что только ошибочное указание в техзадании одного параметра при правильном обозначении иных параметров не является достаточным основанием для вывода о том, что учреждением осуществлялась закупка другого, более дешевого оборудования.

Во-вторых, суды констатировали, что закупленный видеогастроскоп может применяться для взятия биопсии, коагуляции, доставки лекарственных препаратов, для сложных резекций, электроэксцизий и удаления инородных тел из желудка и пищевода, что имеет принципиальное значение для учреждения, осуществляющего полный цикл оказания помощи онкобольным. В свою очередь, функций более дешевого оборудования для проведения всех перечисленных медицинских манипуляций недостаточно. При этом установленная контролирующим органом разница цен видеогастроскопов не является существенной относительно их общей стоимости.

Таким образом, суды посчитали, что неправильное указание в техническом задании одного показателя не свидетельствует в рассматриваемом случае о нарушении ч. 2 и 3 ст. 22 и п. 1 ч. 1 ст. 94 Закона о контрактной системе, повлекшем завышение начальной максимальной цены контракта.

В данном случае наблюдается, с одной стороны, типичный случай, когда контролирующий орган формально фиксирует нарушение, не анализируя ситуацию в целом: весь комплекс характеристик оборудования, его функциональное назначение, фактические потребности заказчика. С другой – крайне важно, что суды рассмотрели дело взвешенно и объективно, указав на потребительскую ценность для заказчика именно комплекса характеристик. Кроме того, особенно интересным, на мой взгляд, является то, что суды дали характеристику ценообразованию, указав на незначительную разницу в средних ценах на медоборудование.

Подобные примеры правоприменительной практики позволяют надеяться, что контролирующие органы при проведении проверок будут, пусть и имплицитно, руководствоваться позициями судов и чаще снижать уровень формализма при выявлении нарушений в действиях заказчиков.

Рассказать:
Другие мнения
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
Суд присяжных: прошлое, настоящее, будущее
Уголовное право и процесс
Анализ отечественной практики и зарубежных правопорядков
15 июля 2024
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Яндекс.Метрика