×

Почему следственные органы не спешат признавать свои ошибки

Лицам, не участвующим в деле, защитить нарушенные в уголовном процессе права непросто
Порошин Василий
Порошин Василий
Адвокат АП Вологодской области, адвокат Первой Вологодской коллегии адвокатов

Согласно ч. 3 ст. 115 УПК РФ арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, которые несут материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось (предназначалось) для использования в качестве орудия, иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма.

Читайте также
Привлечение к административной ответственности препятствует уголовному преследованию
Приговор по ч. 4 ст. 159 УК удалось отменить в кассации
09 сентября 2020 Мнения

В данном случае (в отличие от общего порядка наложения ареста, установленного ч. 1 ст. 115 УПК) при принятии решения об аресте имущества суд устанавливает соответствующий срок, продление которого возможно только в порядке ст. 115.1 УПК, с участием заинтересованных лиц.

В одной из предыдущих публикаций я упоминал случай ареста имущества бывшей супруги моего подзащитного. Там отмечалось, что следственные органы обратились в суд с ходатайством о наложении ареста на изъятые в ходе обыска денежные средства в размере 355 тыс. руб. в обход положений ч. 3 ст. 115 УПК. То есть следователь не довел до суда информацию о том, что на указанные денежные средства претендует иное лицо, не являющееся подозреваемым или обвиняемым по делу (соответствующая информация была зафиксирована в протоколе обыска). Изъятие и наложение ареста происходило в сентябре 2017 г.

Третий кассационный суд общей юрисдикции, рассматривая вопрос по существу, принял во внимание и доводы защиты о том, что деньги, на которые наложен арест, принадлежат бывшей супруге обвиняемого (определение от 9 июня 2020 г. № 77-331/2020). Частично отменяя решения нижестоящих судов, кассация указала на отсутствие оснований для обращения денежных средств в доход государства и обязала разрешить вопрос об их принадлежности в ходе дальнейшего производства по делу. Она также не усмотрела оснований для изменения решения первой инстанции, которым был снят арест с денежных средств в целях их последующего обращения в доход государства.

Данному решению кассационного суда, безусловно, предшествовали соответствующие ходатайства и заявления как в следственные органы, так и в суд первой инстанции о выдаче указанных денежных средств.

В ноябре 2020 г. в связи с возобновлением предварительного следствия по уголовному делу бывшая жена моего подзащитного обратилась к следователю с ходатайством о выдаче 355 тыс. руб. и предоставила документы, подтверждающие, что деньги принадлежат ей. Следователь (даже не читая кассационного определения суда) отказала в удовлетворении ходатайства, мотивируя тем, что на денежные средства наложен арест.

Данное решение заинтересованное лицо обжаловало руководителю следственного органа и в суд (в порядке ст. 124 и 125 УПК РФ). Руководитель следственного органа жалобу не удовлетворил, а суд (также без изучения кассационного определения) отказал в принятии жалобы к рассмотрению на том основании, что для решения вопроса об отмене ареста на имущество предусмотрен иной порядок – это относится к компетенции суда, рассматривающего дело по существу.

Заявитель оспорила данное судебное решение в Вологодский областной суд, который обязал первую инстанцию рассмотреть жалобу в порядке ст. 125 УПК по существу.

Далее события развивались еще интереснее. В тот же день – 4 февраля 2021 г., когда областной суд рассматривал апелляционную жалобу, – следственный орган со ссылкой на определение кассационного суда о «необходимости разрешения вопроса о принадлежности денежных средств» обратился в суд первой инстанции с ходатайством о повторном наложении ареста на 355 тыс. руб. – и снова не в порядке ч. 3 ст. 115 УПК.

В удовлетворении ходатайства следователя суд отказал. В постановлении отмечалось: «В материалах, представленных в суд, отсутствуют материалы, подтверждающие принадлежность денежных средств именно обвиняемому ˂…˃ не представлено сведений, дающих основания полагать, что денежные средства получены в результате преступных действий обвиняемого».

Получается, что не только на момент проведения обыска и изъятия денежных средств, но и спустя 3,5 года следственные органы не имели доказательств, опровергающих доводы бывшей супруги моего подзащитного о том, что изъятые денежные средства принадлежат ей.

Поскольку следствие изначально заняло позицию о принадлежности денежных средств обвиняемому, нас с подзащитным привлекли для участия в рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК. Вместо следователя в судебном заседании участвовал руководитель следственного органа (им оказался бывший следователь, допустивший ряд существенных нарушений УПК по уголовному делу в отношении моего подзащитного, что явилось основанием для вмешательства кассационного суда в решение первой инстанции). В первом же заседании судья неоднократно намекала руководителю следственного органа, что на денежные средства арест не наложен и к делу они не приобщены. В итоге в этот день суд просто уклонился от принятия решения по существу.

К следующему заседанию руководитель следственного органа представил постановление об отмене постановления следователя (и это при наличии неотмененного принятого в порядке ст. 124 УПК решения вышестоящего руководителя о том, что спорное постановление следователя законно!). В результате суд прекратил производство по жалобе в связи с отсутствием предмета обжалования. Несмотря на то что заинтересованным лицом обжаловались не только решения следователя и вышестоящего руководителя следственного органа, но и их бездействие, апелляционный суд согласился с выводами первой инстанции.

На тот момент стало известно, что следователь (после отмены его постановления руководителем следственного органа) повторно рассмотрел ходатайство о возврате денежных средств и принял решение об отказе в его удовлетворении на том основании, что следователь не уполномочен давать указания финансовому подразделению областного УМВД РФ о возврате денежных средств, обращенных в бюджет. Возникает вопрос: как же тогда определение кассационного суда об отмене решения первой инстанции об обращении денежных средств в доход государства? Кто обязан исполнить определение в данной части – не следственный ли орган, в чьем производстве находится уголовное дело и по вине которого было допущено нарушение?

Экс-супруга моего подзащитного обращалась также в городской суд с ходатайством о рассмотрении вопроса о возврате денежных средств в порядке исполнения первоначального приговора (с учетом изменений, внесенных Третьим кассационным судом), однако оно не было принято к рассмотрению с аналогичной постановлению следователя мотивировкой. Далее она снова обратилась с заявлением о возврате изъятых денежных средств в городской суд, повторно рассматривающий уголовное дело по существу. Какого-либо решения по данному поводу пока не принято.

Рассмотренный пример демонстрирует грубое нарушение прав гражданина, связанное с незаконным и необоснованным изъятием и длительным удержанием принадлежащего ему имущества. На сегодняшний день этот срок превысил четыре года.

С учетом неоднократных обращений заинтересованного лица в следственный орган и суд становится очевидным отсутствие в уголовном процессе механизмов, обязывающих следственный орган действовать только в рамках закона. Руководители следственного органа в большинстве случаев встают на сторону следователя, а суды зачастую не рассматривают по существу подобные обращения граждан в защиту их нарушенных прав.

На мой взгляд, в действиях соответствующих должностных лиц налицо превышение должностных полномочий. Во-первых, в первоначальном ходатайстве об аресте имущества они не указали о наличии соответствующих претензий третьих лиц. Во-вторых, каких-либо доказательств в обоснование наложения такого обременения, как указал городской суд, отказавший в наложении повторного ареста на имущество, у следствия нет и не было. В-третьих, с учетом изложенного нельзя сбрасывать со счетов и длительное нарушение конституционных прав гражданина.

Безусловно, данная ситуация не останется без должного внимания. Будут приняты все необходимые меры как для восстановления прав гражданина, так и для привлечения к ответственности виновных должностных лиц.

Надеюсь, описанный опыт будет полезен лицам, чьи права в ходе расследования уголовных дел были нарушены. Считаю, что только конкретные факты привлечения должностных лиц следственных органов к ответственности за незаконные действия могут способствовать изменению сложившейся практики расследования уголовных дел с грубым нарушением прав третьих лиц.

Рассказать:
Другие мнения
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Тронин Андрей
Тронин Андрей
Руководитель практики юридической фирмы INTELLECT
Когда субсидия МУП правомерна
Конституционное право
Наличие нарушений требований антимонопольного законодательства требует тщательной проверки судами
09 июля 2024
Яндекс.Метрика