×

Попытка сравнить несравнимое

О ежегодном отчете Отдела по связям со СМИ и стратегическим коммуникациям ABA «Профиль юридической профессии ААЮ»
Шаров Геннадий
Шаров Геннадий
Вице-президент ФПА РФ

Америка есть Америка, Россия есть Россия,
вряд ли они встретятся когда-нибудь
(перефразируя Р. Киплинга)

Всегда полезно ознакомиться с тем, как живут коллеги одной из самых демократичных стран с развитой правовой системой и образцовой организацией юридической профессии. Вы, конечно, догадались, что речь пойдет о США, ведь именно эта страна внушает миру, что знает, как российским адвокатам следует жить и работать.

Между тем статистические данные о дисциплинарной практике в отношении американских юристов действительно любопытны.

Статистика дисциплинарной практики в России и в США

Читайте также
Профессиональные проступки: статистика
Привлечение к дисциплинарной ответственности: приостановление права на юридическую практику и лишение статуса
10 Августа 2021 Спецпроекты

Чтобы было с чем сравнивать, вспомним итоги дисциплинарной практики в российской адвокатуре, которые регулярно подводит Департамент адвокатуры Федеральной палаты адвокатов РФ. Итоги ежегодно представляются в соответствующей Информационной справке, а раз в два года готовится развернутый Отчет о деятельности Совета ФПА для обсуждения и утверждения на очередном Всероссийском съезде адвокатов. Отчет содержит раздел о дисциплинарной практике адвокатских палат субъектов Федерации, размещается на сайте ФПА, а также публикуется в Вестнике ФПА, и любой желающий может ознакомиться с этими показателями.

Поскольку предлагаемый материал по дисциплинарной практике США, хотя и подготовлен в июле 2021 г., но содержит сведения за 2018 г., для корректности сравнений также выберем 2018 г. Тогда в России насчитывалось 80 778 адвокатов, из которых действующим статусом обладали 74 398. В 2018 г. на адвокатов поступили 12 216 жалоб, по 5206 из которых (42,5%) были возбуждены дисциплинарные производства и по 3111 (60% от возбужденных дел) установлены дисциплинарные нарушения. Таким образом, за год 3,85% от общего числа адвокатов подверглись дисциплинарным взысканиям, из них 2736 (80% от всех привлеченных к ответственности) получили замечание или предупреждение, у 373 (12% от привлеченных) адвокатский статус был прекращен.

124 адвоката, подвергнутых дисциплинарным взысканиям, обжаловали их в суд, и 13 заявлений были удовлетворены.

Для примера – к концу 2020 г. общее число адвокатов возросло на 1348 и составило 82 126, из которых 75 196 имели действующий статус. В связи с этим и количество поступивших жалоб, несмотря на ограничения, связанные с пандемией коронавируса, увеличилось на 1500, и количество дисциплинарных взысканий – на 500. А вот в суд эти взыскания обжаловались вдвое реже – 61, из них удовлетворено 9 жалоб.

Теперь сравним ключевые показатели России и США.

Первое, что бросается в глаза: в 2018 г. в России насчитывалось 74 398 адвокатов с действующим статусом (в расчете на душу населения – один адвокат на 1 974 чел.), а в США – 1 257 772 практикующих юриста (или один юрист на 260 чел.).

При этом в России дисциплинарным взысканиям подверглись 3,85% адвокатов, из которых у 0,46% прекращен статус, а в США – 0,23% юристов, из которых 0,05% лишены статуса и у 0,16% статус приостановлен.

Мало того что американских юристов больше, чем российских адвокатов, в 17 раз (в расчете на душу населения – в 8 раз), так и наказывают их в 15 раз реже, и статуса лишают втрое реже.

Выходит, «все пропало»? Не догнать и не перегнать?

Но не будем спешить с выводами и вспомним крылатое выражение: «существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика».

Иллюстрация на заданную тему

Свежий пример степени независимости американских адвокатов и гуманности дисциплинарного производства США.

Не просто известный и уважаемый, а без преувеличения знаменитый американский адвокат, мэр Нью-Йорка (1994 –2001 гг.), «Человек года» (2001 г.) согласно журналу «Тайм», удостоенный почетного рыцарского звания, дарованного королевой Великобритании Елизаветой II (2002 г.), личный адвокат и друг Дональда Трампа 77-летний Рудольф Джулиани лишен адвокатской лицензии.

Первым попалось на глаза по этому делу мнение председателя Института политической экономии, доктора экономики, заместителя министра финансов США в администрации Рональда Рейгана Пола Крэга Робертса: «Демократы в Нью-Йорке отняли лицензию на юридическую практику у Руди Джулиани, бывшего мэра Нью-Йорка и бывшего прокурора южного округа Нью-Йорка, за “преступление”, выразившееся в защите президента Трампа», … «окружной прокурор Нью-Йорка выдвигает ложные обвинения против бизнес-менеджера Трампа, пытаясь заставить … <его> дать ложные показания против Трампа в обмен на снятие обвинений. Именно так работает “правосудие” в Америке».

Как известно, в 20-х числах июня окружной суд Федерального округа Колумбия приостановил действие адвокатской лицензии Рудольфа Джулиани. Апелляционный суд округа Колумбия 7 июля оставил в силе отзыв лицензии, выданной в Нью-Йорке и позволявшей Джулиани работать адвокатом в ряде штатов и на федеральном уровне. Как сообщило агентство Reuters, «Джулиани лишили лицензии с формулировкой “за ложь”. Суд нижней, а затем и апелляционной инстанций счел, что слова Джулиани о том, что выборы 2020 года были у Трампа украдены, лживы. Собранные Джулиани доказательства в пользу его версии судом даже не были рассмотрены – “ввиду того, что они не относятся к делу”. Суд просто указал на то, что все иски Трампа были отклонены».

Чтобы понять абсурдность происходящего, не могу не процитировать статью «Джулиани – скандальный мэр Нью-Йорка, ставший национальным героем»: «Непримиримый борец с мафией, консерватор, католик ˂…˃ Джулиани был успешен в борьбе со знаменитой нью-йоркской мафией “Коза Ностра”, не только возбуждая криминальное преследование против “крестных отцов”, но и подсекая их бизнес ˂…˃ Уже за первые несколько лет управления городом общее число преступлений, по разным данным, снизилось на 50–67%, число убийств – на 64–70%. Героем нации Рудольфа Джулиани сделала трагедия 11 сентября 2001 года. Он был в эпицентре катастрофы спустя минуты после обрушения второй башни Всемирного торгового центра. И пока президент США Джордж Буш почти целый день оставался в тени, храня молчание, мэр Нью-Йорка обращался к горожанам и ко всей стране, вселяя надежду на лучшее. “Нью-Йорк будет отстроен, а мы будем сильнее, чем прежде. Я хочу, чтобы жители Нью-Йорка показали всей стране, всему миру, что терроризм не остановит нас”, – говорил Джулиани тоном, не оставляющим сомнения ˂…˃ В сентябре 2001 года телеведущая Опра Уинфри назвала Рудольфа Джулиани “мэром Америки” – так его теперь и знает весь мир».

Невозможно предположить даже близко аналог подобного итога карьеры любого из наших самых-самых уважаемых мэтров – Резника, Падвы, Новолодского, – даже если бы они публично выступили в защиту самого страшного врага президента, хотя такой пока и не родился.

Но вернемся от эмоций к цифрам.

Загадки ААЮ

Многие годы я наивно полагал, что Американская ассоциация юристов (ААЮ, или в американском варианте – АВА), хотя и является общественной организацией, но объединяет подавляющее большинство практикующих в США юристов: адвокатов, юрисконсультов, юристов государственных ведомств. Однако оказалось, что объединяет она далеко не всех и на данный момент якобы состоит из 410 тыс. членов при заявленном общем числе практикующих юристов в США порядка 1,3 млн.

Что ж, 410 тыс. тоже немало. Однако не все так просто. Как отмечалось в статье «Упадок AАЮ: почему все меньше юристов присоединяется к организации?», согласно внутренней информации ААЮ, в 2017 г. в эту организацию входили примерно 194 тыс. юристов, уплачивающих взносы, что составляет лишь 14,4% от общего числа юристов США.

В статье Bloomberg от 19 августа 2020 г. сообщалось, что время, когда 40% юристов в США платили взносы в AАЮ, как это было в начале 80-х гг. ХХ в., давно прошло. Число членов с того времени сократилось на треть и составляет чуть больше 168 тыс. – то есть еще на 26 тыс. меньше, чем в 2017 г.

Чтобы «обратить вспять» сокращение членства и доходов, ААЮ ввела в 2019 г. новую модель членства. Теперь членами Ассоциации также могут быть юристы других стран, коллективные члены различных профессиональных организаций юристов и даже не юристы – например, помощники юристов, библиотекари, экономисты и другие «заинтересованные в ААЮ» лица. Главное – продемонстрировать недостижимую для других численность и собрать как можно больше взносов.

Основными целями ААЮ провозглашались выработка нормативов юридического образования для профильных вузов, разработка этических стандартов для юристов и политически значимых законопроектов, а также дача заключений при назначении на посты в высшем эшелоне органов юстиции (включая федеральных судей и гособвинителей). Кроме того, в перечень уставных целей ААЮ входит содействие распространению принципов верховенства права во всем мире. Во исполнение этой цели в 1990 г. Ассоциацией была учреждена Программа правовых инициатив для стран Центральной и Восточной Европы (ABA/CEELI), которая прямо или завуалированно реализуется за счет бюджетных ассигнований США (мы хорошо знакомы с ней по деятельности московского отделения ABA/CEELI, а в последние несколько лет – по деятельности пресловутого «Пражского клуба» российских адвокатов). Показная численность ААЮ, вероятно, нужна, чтобы демонстрировать юридическому миру свое лидерство и исключительную значимость.

Число адвокатов в России и в США

Перейдем от общественной организации ААЮ, готовой принять в свои ряды всех, кто «заинтересован в ААЮ», и декларирующей свою численность вдвое больше фактической, к статистике дисциплинарной практики американских юристов (хотя после нестыковок с численностью ААЮ статистика общего числа практикующих юристов в США вызывает сомнения).

Вспоминается анекдот о человеке, оказавшемся среди джентльменов, которые, как оказалось, верят друг другу на слово.

Число активных юристов в США в 1993 г. составляло 846 тыс., в 1997 – 986 тыс., а в 2018 – уже 1 257 772. И это в условиях, когда темпы роста экономики до 2020 г. практически оставались неизменными, а в 2008–2009 гг. США вместе со всем миром пережили серьезный экономический кризис.

Сомнения в корректности подсчета отмечают и американские коллеги. Так, в журнале ААЮ «Юридический бизнес» от 3 июня 2019 г. со ссылкой на статистику ААЮ указывалось, что численность практикующих юристов определяется согласно данным Национального опроса юристов, проводимого ААЮ (according to the ABA’s National Lawyer Population Survey) путем сбора данных от государственных ассоциаций адвокатов и лицензионных агентств.

Не берусь опровергать данные о численности практикующих адвокатов в США, но в этой же статье содержатся сведения о том, что два штата не предоставили данные на текущий год, три штата представили скорректированные данные за прошлый год, некоторые штаты отличаются особым способом подсчета (например, в одном штате считали всех практикующих юристов, даже если они не проживают в этом штате, в другом не учитывали юристов старше 70 лет).

Даже в небольшой статье о дисциплине в «Профиле юридической профессии ААЮ» (июль 2021 г.), послужившей поводом для настоящего отклика, содержится сомнительная, на мой взгляд, информация. Указано, в частности, что статистические данные собраны из 56 адвокатских дисциплинарных учреждений, представляющих каждый штат и округ Колумбия. При этом, как известно, в США лишь 50 штатов и один федеральный округ. Также в материале утверждается, что в 2018 г. 2872 адвоката были подвергнуты дисциплинарным взысканиям, однако, если просуммировать показатели по отдельным видам взысканий, число адвокатов-нарушителей составляет 3351 (на 17% больше). Соответственно искажены и процентные соотношения между отдельными видами взысканий.

Не уверен, что это полный перечень аспектов, вызывающих сомнения в итоговых показателях, но в отсутствие безусловных доказательств иного примем данные, предлагаемые ААЮ, – в 2018 г. в США насчитывались 1 257 772 практикующих юриста, 2 872 из которых были подвергнуты дисциплинарным взысканиям.

Вспомним, что в это число входят все практикующие юристы, а это и частнопрактикующие, и юрисконсульты, и юристы государственных ведомств (судьи, прокуроры и пр.). Для корректного сравнения американской и российской систем с российскими адвокатами надо сравнивать только американских частнопрактикующих юристов, которых далее буду называть адвокатами. Мне не удалось найти сведения о численности адвокатов в США, но полагаю, что их в общей сложности не менее 50% от общей массы практикующих юристов. Соответственно, чтобы соотнести американскую и российскую дисциплинарные практики, следует исходить из того, что в США адвокатов – в российском понимании этого слова – около 629 тыс. чел.

Для корректности сравнений к 74 тыс. российских адвокатов прибавим всех юристов, которые в России занимаются адвокатской практикой, не имея адвокатского статуса. Их число неведомо, имя им легион. В последние лет пять многие эксперты в СМИ, высказывая предположения об их численности, называли от 20–30 тыс. до чуть ли не 1 млн. Немудрено: юридические факультеты ежегодно «поставляют на рынок» до 150 тыс. выпускников, значительная часть которых, не желая обременять себя хлопотами, связанными с приобретением адвокатского статуса, объявляют себя практикующими юристами и оказывают любые юридические и «околоюридические» услуги в экономически более выгодных условиях, нежели адвокаты. За 10 лет в России «юристов высшей квалификации» выпущено до 1,5 млн. Даже если лишь треть из них станут частнопрактикующими юристами, то вместе с подлинными российскими адвокатами это составит 574 тыс. юристов, что вплотную приблизится к 629 тыс. американских коллег.

За уникальной российской «юридической аномалией» нерегулируемого рынка юридической помощи больше 20 лет пассивно наблюдает Минюст. Если прежнее руководство министерства хотя бы декларировало намерения нормализовать эту ситуацию, то действующее предпочитает строить воздушные замки.

Кстати, существующее положение очень удобно международным – чаще всего англо-саксонским – юридическим фирмам, которые уверенно освоили российский рынок юридических услуг и всячески препятствуют его урегулированию.

Впрочем, вопрос о достаточной численности адвокатов в России все еще нет-нет да и всплывает, и некоторые горе-эксперты видят «адвокатское счастье» не в предоставлении адвокатуре исключительного права на оказание всех видов юридической помощи – прежде всего права на судебное представительство, – а в сокращении адвокатского «поголовья». Так, Гасан Мирзоев в интервью «Российской газете» 9 апреля 2019 г. и 6 апреля 2021 г. на вопрос о регулировании численности адвокатуры отвечал, что принимать в адвокатуру новых членов надо лишь на освободившиеся, вакантные места.

Подводя итог, можно утверждать, что по сравнению с США в России если и меньше адвокатов в совокупности с частнопрактикующими юристами без адвокатских лицензий, то не намного.

И еще такое сравнение. По данным Международного центра тюремных исследований (ICPS), на май 2021 г. по числу заключенных с большим отрывом лидируют США (2 094 000, или 639 на 100 тыс. населения, или 3,5 заключенных на одного адвоката). В России заключенных в четыре раза меньше – всего 475 тыс. (329 на 100 тыс. населения), поэтому и адвокатов у нас может быть поменьше, чем в США.

Меры дисциплинарных взысканий и кто их применяет

В России основным документом, устанавливающим нормы профессиональной этики адвоката и процедуру дисциплинарного производства, является принятый в 2003 г. КПЭА, в который 7 раз вносились поправки.

Мерами дисциплинарной ответственности адвоката в России являются: замечание, предупреждение и прекращение статуса.

При прекращении статуса адвоката устанавливается срок (от года до 5 лет), по истечении которого указанное лицо допускается к сдаче квалификационного экзамена на получение статуса адвоката, а при повторном прекращении статуса указанный срок должен составлять от 5 до 7 лет. В России не существует пожизненного лишения адвокатского статуса.

Применение к адвокату любых мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса, является предметом исключительной компетенции Совета адвокатской палаты субъекта РФ, в которой состоит адвокат. С 2021 г. предусмотрены случаи, когда дисциплинарное дело рассматривается ФПА (п. 4 ст. 18 КПЭА).

В США Палатой делегатов ААЮ в 1983 г. были приняты Модельные правила профессионального поведения, на основе которых приняты соответствующие правила и кодексы этики в подавляющем большинстве штатов1.

В Модельных правилах, в частности, отражена широко используемая в практике США концепция, что адвокат помимо прочего является служащим юридической системы и публичным гражданином, который несет особую ответственность за качество правосудия2.

Важнейшими полномочиями в сфере регулирования адвокатской профессии, включая вопросы адвокатской этики и ответственности, в США наделены суды. Например, в штате Нью-Йорк полномочия по надзору за деятельностью адвокатов, в том числе соблюдением ими норм адвокатской этики, возложены на Апелляционное отделение Верховного суда штата Нью-Йорк, а также на дисциплинарные комитеты и комитеты по жалобам, сформированные данным судом.

Указанные комитеты состоят как из адвокатов, так и из представителей других профессий и могут налагать следующие взыскания: предупреждение (вид выговора, имеющий непубличную форму), замечание или выговор (публичное осуждение).

Только по решению суда назначаются взыскания в виде порицания, приостановления адвокатской деятельности на определенный срок с повторной сдачей экзамена на получение статуса (через 5–7 лет либо без установления какого-либо срока) или без повторной сдачи экзамена, а также прекращение действия лицензии адвоката без права на ее восстановление.

В ряде случаев адвокату может быть назначено испытание – санкция, которая позволяет заниматься практикой при соблюдении определенных условий.

Кроме того, на адвоката может быть возложено возмещение стоимости дисциплинарного производства, которая подчас составляет тысячи долларов. В некоторых случаях вместо более сурового наказания может быть назначен испытательный срок с условиями, которые адвокат должен выполнить.

Более 200 лет в США практикуется гражданско-правовая компенсация (материальная ответственность) за недобросовестную практику. Такие иски получают все большее распространение. Общая сумма решений о взыскании компенсаций и убытков за подобные нарушения составляет около 5,4 млрд долл. ежегодно.

В заключение приведу еще один пример дисциплинарной практики США.

Закон устанавливает, что лицо, незаконно распространяющее ложную рекламу любыми средствами с целью побуждения к приобретению услуги, наказывается штрафом в 5 тыс. долл. или лишением свободы на срок не более четырех лет. Ложной считается реклама, которая вводит потребителя в заблуждение.

Калифорнийский суд отстранил адвоката за рекламу, где присутствовали созданные в компьютерной программе фотографии, на которых он запечатлен вместе со знаменитостями. Помимо временного отстранения от должности адвокату был назначен испытательный срок на три года. Также он был обязан сдать единый экзамен по профессиональной ответственности3.

Данная тема столь широка, что рассуждать о ней можно бесконечно. Бессмысленно пытаться определить, какая система лучше. Вспоминается известный ответ на вопрос о том, какой уклон в партии хуже – левый или правый: «оба хуже».


1 Кубышкин А.В., Шаров Г.К. Некоторые аспекты регулирования вопросов адвокатской этики в США / Мораль и догма юриста: профессиональная юридическая этика. Сборник научных статей – М.: Эксмо, 2008. – С. 183–198.

2 Концепция «служащего юридической системы» (officer of the legal system) заключается в том, что адвокат выполняет особые функции в сфере отправления правосудия. Концепция «публичного гражданина» (public citizen) предполагает прежде всего, что адвокат является представителем своей профессии в любое время и должен своим поведением демонстрировать особое уважение к праву, способствовать его улучшению и т.п.

3 Весьма любопытные факты о США см. на сайтах: https://pikabu.ru/story/pravda_ob_amerike_nemnogo_statistiki_2740244; https://smart-lab.ru/blog/400693.php.

Рассказать:
Другие мнения
Кудряшова Анна
Кудряшова Анна
Адвокат АП Челябинской области
Об охране труда адвоката
Адвокатура, государство, общество
Правоохранительным органам и судам недопустимо принуждать адвокатов к работе за пределами рабочего времени
15 Октября 2021
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»
Представитель адвокатской палаты – кто он?
Защита прав адвокатов
О необходимости детального урегулирования его полномочий в УПК
08 Октября 2021
Хмыров Ростислав
Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК, председатель КА «Хмыров, Валявский и Партнеры»
«Адвокат для адвоката»?
Защита прав адвокатов
О праве представителя адвокатской палаты защищать профессиональные права коллег – защитников в уголовном процессе
21 Сентября 2021
Краузе Сергей
Краузе Сергей
Заместитель президента АП Санкт-Петербурга, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СПб
Если отвод необоснован
Защита прав адвокатов
Активная позиция защитника помогла добиться признания его отвода следователем незаконным
15 Сентября 2021
Хмыров Ростислав
Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК, председатель КА «Хмыров, Валявский и Партнеры»
В защите прав адвокатов каждая удовлетворенная жалоба – победа
Защита прав адвокатов
Почему незаконные действия следователей и суда необходимо обжаловать
23 Августа 2021
Челохсаев Тимур
Челохсаев Тимур
Адвокат АБ Краснодарского края «Сила Слова»
Судопроизводство требует совершенствования
Адвокатура, государство, общество
О законодательных инициативах в рамках предвыборной программы «Доступное правосудие»
20 Августа 2021
Яндекс.Метрика