×
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС» (г. Москва)

Вопросы реформирования судебной системы, повышения уровня ее открытости, обеспечения справедливости принимаемых судебных решений регулярно поднимаются и обсуждаются на различных дискуссионных площадках уже давно, по крайней мере они находились в фокусе внимания еще тогда, когда я более 15 лет назад окончил юридический факультет и начал работать по избранной уголовно-правовой специализации.

Читайте также
О необходимых шагах к цивилизованному правосудию
Представители разных юридических профессий обозначили основные проблемы российского суда и предложили возможные пути их решения
29 Ноября 2017 Обзоры и аналитика

Несмотря на в общем-то поддерживаемое всеми обсуждающими, вне зависимости от их политических убеждений, мнение о том, что изменения в этой части давно назрели, и даже несмотря на веерные, хоть и хаотичные либеральные поправки в процессуальное законодательство, на практике ситуация с открытостью нашего правосудия оставляет желать лучшего. Более того, c тем же чувством сожаления вынужден отметить, что, по моим оценкам, с каждым годом эта ситуация ухудшается.

Юмор с печальной окраской
В большинстве случаев общение с судами, особенно в кассационной инстанции и особенно по уголовным делам, превращается в формальную процедуру обмена бумажками посредством почтовой переписки. При этом, как правило, судебные постановления, связанные с отказом в удовлетворении кассационных жалоб, настолько малоинформативны, поскольку содержат типичные юридические клише вроде «существенных нарушений уголовно-процессуального закона не допущено», «возбуждено уполномоченным лицом в установленные законом сроки», «веских оснований для отмены принятого решения не представлено», что из них непонятно, по каким реальным основаниям судьей принято решение, какими обстоятельствами уголовного дела он руководствовался и по каким причинам отверг приводившиеся в жалобе доводы. Многие подобные судебные ответы отличаются еще и тем, что наиболее сильные юридические аргументы автора жалобы полностью игнорируются и не получают никакой оценки.

Ситуация доходит до того, что уголовные юристы в шутку определяют качество подготовленной жалобы не по ее результативности, а по тому, насколько полно судом опровергнуты приведенные в ней доводы в отказном решении: если они получили судебную оценку и были убедительно опровергнуты, то ты недоработал и действительно привел сомнительные аргументы, а вот если какой-то из твоих наиболее весомых доводов был просто проигнорирован, это означает, что налицо стопроцентное попадание и ты был настолько убедителен, что суд не знал, как тебя опровергнуть, решив «не заметить» приведенную аргументацию. Наверное, это кому-то может показаться смешным, но юмор в данном случае имеет весьма печальную окраску.

Увидеть не безликий лист бумаги
Подобная закрытость судей и принимаемых ими решений хотя бы частично могла бы быть поколеблена в случае возрождения некогда существовавшего приема граждан, подающих кассационные жалобы, судьями, которые данные жалобы рассматривают.

Во-первых, это позволит судьям столь высоких инстанций, которые отгорожены от бед тех людей, которым они должны служить, отправляя правосудие, увидеть не безликий лист бумаги, а человека, который вкладывает в напечатанный на этом листе текст свои проблемы, боль и переживания.

Во-вторых, это даст возможность автору жалобы полноценно донести до судьи свои правовые аргументы и, возможно, даже ответить на возникающие в процессе приема вопросы или возражения.

И наконец, в-третьих, после приема податель жалобы будет обладать некоторым представлением о том, чем руководствовался судья при принятии по его жалобе процессуального решения. Полагаю также, что откровенно обманывать, манипулировать нормами права, давать формальные ответы, игнорировать доводы гораздо сложнее, глядя человеку в глаза, нежели отгородившись от него почтовыми ящиками, полицейскими на входе и металлическими дверями.

В целях защиты прав и законных интересов граждан
Мне очень интересно общаться с адвокатами, практиковавшими в те годы, когда я в силу возраста еще не имел доступа к профессии. Большинство из них с энтузиазмом рассказывают о результативности тех жалоб, которые подавались судьям на личном приеме, когда подобный институт еще существовал. В некоторых случаях им удавалось убедить судью в обоснованности доводов жалобы, например, посредством дословного оглашения конкретной уголовно-процессуальной нормы, не позволяющей вольных толкований. Таким образом, институт личного приема неплохо работал в целях защиты прав и законных интересов граждан.

В этой связи вношу предложение о возрождении института личного приема судьями кассационной инстанции на уровне Верховного Суда РФ и судов субъектов Российской Федерации. Это не потребует внесения изменений в процессуальные нормы, поскольку вопрос может быть решен внутри самой судебной системы путем издания распорядительных документов со стороны руководителей Верховного Суда РФ. Не повлечет это и существенных затрат для так заботящего власти бюджета страны. Да, судьи кассационной инстанции будут тратить часть своего рабочего времени на непосредственный прием поступающих в суды кассационных жалоб и общение с заявителями, но не думаю, что в результате этого нагрузка существенно возрастет и потребует увеличения штата. Единственное, хотелось бы, чтобы в целях уменьшения формализации такого приема он проводился тем судьей, который в дальнейшем будет рассматривать соответствующую жалобу. Не думаю, что технически это будет сложно организовать на уровне того же Верховного Суда РФ, а эффект от возрождения данного института для повышения открытости и доступности всей судебной системы может быть существенным.

Искренне надеюсь, что руководители Федеральной палаты адвокатов, наладившие, по моим наблюдениям, весьма неплохое рабочее взаимодействие с Верховным Судом РФ, обратят внимание на данный вопрос и в официальном порядке вынесут его на рассмотрение коллег из высшей судебной инстанции. Думаю, проблема защиты прав и законных интересов граждан должна волновать адвокатское сообщество, а значит, и наших руководителей не меньше, а возможно, и больше, чем вопросы дисциплинарной ответственности адвокатов, критикующих суды, или повышения статуса адвокатского удостоверения.

Рассказать:
Другие мнения
Назаров Ерлан
Назаров Ерлан
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Белгородской области, председатель МКА «Паритет»
У судов не должно быть статистических ориентиров
Правосудие
Стабильные показатели работы судов: оправдательных приговоров сегодня меньше, чем в годы репрессий
08 Ноября 2018
Комар Ирина
Комар Ирина
К.э.н., партнер в ООО «Профессиональная Группа Оценки», вице-президент СРО «Союз “Федерация Специалистов Оценщиков”», член Совета по оценочной деятельности при Минэкономразвития РФ
«Стоимость» жизни авиапассажира
Правосудие
Разработана методика определения размера компенсаций при причинении вреда жизни пассажиров при авиаперевозках
02 Ноября 2018
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Старший партнер КА «Дефенден Юстицио», директор Института государства и права Сургутского государственного университета, д.ю.н.
Зачем адвокатам идти в судьи?
Правосудие
Пополнение судейского корпуса выходцами из адвокатуры не преодолеет пороков судебной системы
30 Октября 2018
Денисов Антон
Денисов Антон
Юрист NLF Group
Взгляд инвестора на финансирование судебных процессов
Юридический рынок
Перспективы развития рынка многообещающие, но изменения в правоприменении необходимы
23 Октября 2018
Авакян Елена
Авакян Елена
Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»
Протокол адвокатского опроса – не доказательство
Правосудие
Он должен быть средством обеспечения явки свидетеля в суд и в этом смысле приниматься судом
16 Октября 2018
Ермолаева Надежда
Ермолаева Надежда
Адвокат, партнер АБ «Мусаев и партнеры»
О «конституционной идентичности»
Правосудие
Конституция РФ является наследницей западной правовой культуры, нежели проявлением отечественных юридических традиций  
15 Октября 2018