×
Гулян Вреж
Гулян Вреж
Адвокат АП Нижегородской области

Основной проблемой осуществления защиты в суде первой инстанции, на мой взгляд, можно назвать перманентно осложняющийся процесс доказывания. Практика показывает, что при исследовании доказательств нередки случаи, когда некоторые суды отдают приоритет доказательствам обвинения, а доказательства защиты зачастую ставят под сомнение. Фактически наблюдаются «презумпция достоверности и приоритета» материалов предварительного следствия, несмотря на некоторую порочность происхождения части таких материалов, а также «повышенная» юридическая сила показаний сотрудников правоохранительных органов и свидетелей обвинения.

Разумеется, человек крайне редко оказывается на скамье подсудимых случайно. Если лицо подвергается уголовному преследованию, то, как правило, этому предшествуют события, в которых он в той или иной форме принимал участие. Здесь важными являются умысел, степень участия и наличие состава преступления в его действиях. При наличии состава преступления, в свою очередь, нужно определить квалификацию преступления, вокруг чего чаще всего разворачиваются споры в суде первой инстанции.

Вместе с тем самые «непримиримые» процессуальные споры между сторонами защиты и обвинения возникают из-за того, что подсудимый не признает вину в инкриминируемом ему деянии. В таких случаях защите приходится трудно ввиду сложности восприятия судом иной – противоположной обвинению – версии произошедшего и квалификации содеянного, предлагаемой защитой.

Практикующие по уголовным делам адвокаты выделяют несколько причин такой позиции судов, включая «обвинительный уклон». Не могу не согласиться с мнением коллег, однако хотел бы остановиться на другом – возможно, более глубинном, аспекте.

Основываясь на собственных практических наблюдениях, помимо прочего выделю психологическую причину, а именно – недоверие некоторых судей к защите в целом. По всей видимости, для части судей характерна внутренняя убежденность в заведомой лживости доводов адвоката, приводимых им в качестве доказательств.

В соответствии со ст. 6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства является не только защита прав и законных интересов потерпевших от преступлений, но и личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. В соответствии с ч. 4 ст. 7 Кодекса определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными. В связи с этим приоритет должен отдаваться защите не только потерпевшего, но и невиновного лица – то есть не правам отдельных участников уголовного процесса, а назначению и основным принципам уголовного судопроизводства.

Однако практика показывает, что суды не стали реже рассматривать другую квалификацию – кроме той, которая указана в обвинительном заключении, – не говоря уже об исследовании вопроса об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления либо иных оснований для прекращения уголовного преследования.

В качестве примера приведу выдержку из обвинительного приговора в отношении моего подзащитного, в котором суд указал, что «защита не представила бесспорных доказательств, опровергающих версию государственного обвинителя». То есть получается, что с обвинения снимается обязанность доказывать наличие события, квалификацию деяния и вину в совершении преступления.

Приведенная формулировка становится распространенной, что вызывает тревогу, поскольку свидетельствует о том, что судья изначально убежден в виновности подсудимого и именно в той квалификации, которую определило следствие и утвердила прокуратура. Данное обстоятельство дает повод полагать, что на подсознательном уровне часть судей уже изначально не расположены разрешать дело по существу, чтобы вынести законный, обоснованный и мотивированный приговор, что подразумевает подвергание критике доводов как защиты, так и обвинения при соблюдении фундаментального принципа презумпции невиновности. При этом данный принцип подразумевает более критичный подход к доказательствам именно стороны обвинения.

Изложенное приводит к тому, что стороне обвинения не составляет сложности приобщить к материалам дела новые доказательства; практически все ее ходатайства удовлетворяются, включая ходатайства о назначении экспертизы. Ходатайства обвинения подвергаются критике преимущественно стороной защиты.

В то же время обоснованность ходатайств защиты ставит под сомнение не только обвинение, которое делает это, исходя из собственной позиции, но и суд, нередко отказывающий защите в приобщении к делу собранных ею доказательств, допросе свидетелей, специалистов, назначении экспертиз, в том числе в постановке вопросов, которые могли бы внести ясность в рассматриваемое уголовное дело.

Чтобы добиться удовлетворения заявленных ходатайств, защите приходится выстраивать целую цепочку предпосылок к тому, чтобы суд назначил экспертизу. Куда сложнее с приобщением к материалам дела письменных и вещественных доказательств, а также с допросом свидетелей. Кроме того, защита часто бывает не услышанной судом при возражениях на ходатайства стороны обвинения. В итоге в 95% случаев суды удовлетворяют ходатайства прокуратуры и в таком же процентном соотношении отказывают в удовлетворении ходатайств защиты, если против удовлетворения данных ходатайств выступает обвинение. К сожалению, ходатайства обвинения суд удовлетворяет из соображений проверки обоснованности приведенных этой стороной доводов.

Противоположная ситуация с ходатайствами защиты. Для проверки версии защиты суд редко удовлетворяет ее ходатайства либо удовлетворяет частично. Классический пример –частые отказы в ходатайствах об истребовании материалов по другому делу, подтверждающих заинтересованность свидетелей обвинения либо действительность событий, на которые ссылается защита. Другой случай – отказ защите в приобщении к материалам дела заключения специалиста под тем предлогом, что специалист не был предупрежден об уголовной ответственности, и в то же время приобщение к материалам дела заключения другого специалиста, также не предупрежденного об уголовной ответственности, но чье заключение вынесено в пользу обвинения. При этом в одной ситуации специалист может быть допрошен в суде, но в приобщении заключения может быть отказано, а в другой – специалист допрашивается после приобщения его заключения к материалам дела.

Некоторые адвокаты полагают, что отказ в удовлетворении ходатайств защиты и препятствование в постановке вопросов допрашиваемым лицам обусловлены нежеланием суда «пошатнуть» позиции обвинения. Исходя из приведенного тезиса, полагаю возможным говорить о такой причине, как нежелание части судей пересматривать свою убежденность в виновности подсудимого.

Так, коллеги-защитники нередко сталкиваются с использованием типовых мотивировок, носящих преимущественно обвинительный характер, в частности: «нет основания не доверять», «суд критически оценивает показания свидетеля, данные им в суде, поскольку на стадии предварительного следствия свидетель давал показания, изобличающие подсудимого», «суд расценивает доводы обвиняемого как способ защиты с целью уменьшения степени ответственности», «показания свидетелей защиты вызваны их знакомством с подсудимым и желанием помочь ему избежать уголовной ответственности, в связи с чем суд относится к ним критически» и т.п.

Например, в моем производстве находится дело, по которому ключевые свидетели обвинения являются родственниками потерпевшего, а свидетели защиты полностью состоят из родственников подсудимого. Все они также были участниками происходящих событий. Оценивая показания свидетелей, суд отнесся критически к показаниям свидетелей защиты, поскольку они, – как посчитал суд, – тем самым пытаются помочь своим родственникам и (!) не соответствуют показаниям свидетелей обвинения. Вместе с тем суд принял за основу показания ключевых свидетелей обвинения, мотивируя это тем, что они подтверждают вину подсудимых.

Негативное отношение некоторых судов к активной защитительной позиции нашло отражение в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» (далее – Постановление Пленума ВС № 29), согласно которому может считаться законным отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий защитника, если они обусловлены явно недобросовестным использованием этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса.

Однако уголовный процесс является, по сути, противостоянием двух сторон, двух разных позиций. Он сам по себе предполагает оппонирование сторон друг другу, в ходе которого каждая сторона, реализуя свои права, как правило, наносит ущерб интересам другой стороны.

Позиция подсудимого, настаивающего на своей невиновности (непричастности к совершению преступления), обусловливает активную защитительную работу адвоката, предполагающую подачу большого количества ходатайств, возражений на действия стороны обвинения и заявляемые ею ходатайства, более детальный подход к исследованию доказательств и т.д. Активная работа защитника может вызвать раздражение председательствующего по делу судьи, если тот склонен считать подсудимого виновным. Из позиции ВС, изложенной в Постановлении Пленума ВС № 29, а также отсутствия четких критериев недобросовестности вытекает, что «злоупотреблением права на защиту» могут быть признаны практически любые действия и ходатайства защитника.

Исходя из анализа собственной адвокатской практики и практики коллег, отмечу, что наибольшая эффективность работы защитника в предоставлении доказательств и законные, обоснованные и мотивированные приговоры и постановления суды выносят в тех случаях, когда председательствующий по уголовному делу судья не закрыт к доводам защиты и внимательно анализирует их, не отказывает безосновательно в удовлетворении ее ходатайств и дает возможность осуществлять защиту в соответствии с требованиями УПК.

Уровень открытости судьи сказывается и на судьбе доказательств, представленных стороной обвинения. Увы, судебная практика такова, что идентичные нарушения одни суды признают недопустимыми, а другие – «несущественными». Так, доказательства расцениваются судами в качестве недопустимых, как правило, в том случае, когда судьи «слышат» сторону защиты, в то время как отказы в признании доказательств недопустимыми зачастую содержат странные мотивировки.

Безусловно, открытое отношение председательствующего не свидетельствует однозначно о том, что судья не убежден в виновности подсудимого, как и о том, что в приговоре не будут использованы «антизащитные» мотивировки, и не гарантирует, что суд вынесет решение, которое защите видится соответствующим закону. Однако это способствует правильной оценке доказательств, что может повлиять на выводы суда о виновности или невиновности подсудимого или об иной квалификации содеянного, аргументы в пользу которой приводит защита.

Рассказать:
Другие мнения
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Тронин Андрей
Тронин Андрей
Руководитель практики юридической фирмы INTELLECT
Когда субсидия МУП правомерна
Конституционное право
Наличие нарушений требований антимонопольного законодательства требует тщательной проверки судами
09 июля 2024
Яндекс.Метрика