×

Привлечение юрлица к административной ответственности

Почему дифференциацию ответственности в зависимости от формы вины следует поддержать
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики Адвокатского бюро г. Москвы «Халимон и партнеры»

14 апреля Конституционный Суд РФ принял Постановление № 17-п по жалобе АО «Пассажирский Порт Санкт-Петербург “Морской фасад”» далее – Постановление), в котором разъяснил возможность привлечения юридических лиц к административной ответственности за умышленное неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности.

Читайте также
Эксперты «АГ» прокомментировали выводы КС РФ о связи вины юридического лица с виной его работников
Ранее Суд пришел к выводу, что административное правонарушение организации является умышленным только тогда, когда установлен умышленный характер действий работников этой организации, ответственных за исполнение нормативных требований
16 Апреля 2020 Новости

Заявитель, обращаясь в КС РФ с запросом о проверке конституционности норм ч. 2 ст. 2.1, ч. 1 ст. 2.2, ч. 3 ст. 11.15.1 и п. 5 ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ, очевидно, преследовал цель избежать административной ответственности, переложив ее на физлиц – вероятно, являющихся его работниками. Как известно, санкции для физических лиц по административным правонарушениям ниже, чем для юридических. Полагаю, именно этот аспект стал причиной обращения АО «Пассажирский порт Санкт-Петербург “Морской фасад”» в судебный орган конституционного контроля.

Выводы КС по итогам рассмотрения жалобы представляются юридически выверенными и логичными, соответствующими правовой доктрине. В Постановлении особое внимание обращает на себя разъяснение положений о вине юрлица, формах его вины, условиях ответственности при различных формах вины, а также о соотношении вины юрлица и физического лица – работника, единоличного исполнительного органа или иного субъекта, чьи действия или бездействие «проецируют» действия или бездействие компании.

В рассматриваемом Постановлении КС привел определение вины в конституционном смысле, считая таковой основанные на характеристиках субъекта права пределы, в которых он может нести такую ответственность сообразно конституционным принципам равенства, справедливости и соразмерности. Но, возможно, данное определение представляется сложным для восприятия и понимания.

Если трактовать более упрощенно, вина – это психологическое отношение субъекта правонарушения к совершенному им действию или допущенному бездействию – умышленно или по неосторожности, которое характеризует пределы, в которых он может нести ответственность. Замечу, что приведенное мной определение вины всеобъемлюще, его можно понимать таким образом и в конституционном смысле.

Полагаю, что вина как элемент субъективной стороны правонарушения должна быть универсальной категорией независимо от того, кто является субъектом правонарушения, – гражданин, организация, индивидуальный предприниматель или должностное лицо.

Любое лицо может действовать неосторожно или умышленно, но в каждом случае действия (бездействие) виновного будут идентичными – как и итоги совершенного деяния или бездействия. Например, в рассмотренной КС ситуации итогом стал факт нарушения требований в области транспортной безопасности.

В то же время результаты совершенного или не совершенного действия имеют свои особенности – в зависимости от того, о каком составе правонарушения – материальном или формальном – идет речь.

Для правонарушений с материальным составом итогом будет факт совершенного нарушения с определенными последствиями, причем совсем не обязательно, что умышленное действие (бездействие) будет порождать более тяжкие последствия, чем неосторожное. Неосторожное поведение, в свою очередь, может повлечь такие же последствия, как умышленное. Однако если обратиться к составам административного правонарушения, предусмотренного ст. 11.15.1 КоАП РФ, очевидно, что верхним пределом ответственности за нарушение, допущенное по неосторожности (ч. 1), является уголовная санкция1. Для правонарушения по ст. 11.15.1 КоАП РФ с умыслом уголовно наказуемое деяние2 также является таким пределом, хотя по какой-то причине законодатель не внес соответствующее уточнение в текст нормы.

Что касается правонарушений с формальным составом, в которых, как подтверждает КС, также допускается дифференциация санкции в зависимости от формы вины, последствия действия (или бездействия) не имеют юридического значения, поскольку они могут и не наступить, поэтому ответственность возлагается не за последствия, а за факт совершения действия или бездействие. Однако это не означает, что наказание не должно различаться в зависимости от формы вины. Исключительную и единственную важность приобретает психологическое отношение субъекта к совершенному деянию. Таким образом, в формальном составе лица, совершившие одинаковые правонарушения, но с разной формой вины, понесут различные по тяжести наказания.

В ряде случаев законодательство РФ дифференцирует ответственность за правонарушение в зависимости от формы вины, считая неосторожное поведение менее опасным, чем умышленное. Как следствие, первое влечет для субъекта правонарушения не столь существенную ответственность по сравнению со случаем умышленного поведения. Например, санкция для юрлица за нарушение требований в области транспортной безопасности по неосторожности (ч. 1 ст. 11.15.1 КоАП РФ) – административный штраф от 50 тыс. до 100 тыс. руб., а за то же правонарушение, но совершенное с умыслом (ч. 3 той же статьи), штраф составит от 200 тыс. до 500 тыс. руб. с конфискацией орудия или предметов правонарушения или без таковой либо деятельность может быть приостановлена на срок до 90 суток. Разница, безусловно, существенна и закономерна.

Исходя из позиции заявителя жалобы в КС, юрлицо вообще не может совершить административное правонарушение умышленно – только неосторожно. Подобное противоречит основополагающим правовым принципам и нормам, предусматривающим справедливость и равенство всех перед законом, в том числе применительно к юридическим и физическим лицам.

Действительно, юрлицо не является чем-то обособленным, его деятельность проявляется через физлиц, но это не может и не должно позволять организации избежать административной ответственности. Поэтому умысел физлица – работника, единоличного исполнительного органа или иного субъекта, чьи действия или бездействие «проецируют» действия или бездействие компании, – при административном правонарушении означает умысел последней, а неосторожность этого же физлица – неосторожность юридического лица.

Необходимо учитывать, что физлицо – работник, единоличный исполнительный орган или иной субъект, чьи действия или бездействие «проецируют» действия или бездействие юридического лица, – это проявление юридического лица. В связи с этим выходом из ситуации, на мой взгляд, может быть введение санкций внутри организации по отношению к физлицу, совершившему действие (допустившему бездействие), повлекшее правонарушение. В любом случае для общества и государства на первом плане будет юрлицо, которое оказывает услуги неограниченному кругу лиц (например, транспортные услуг), выполняет работы или осуществляет продажу товаров. Следовательно, именно оно должно быть привлечено к административной ответственности.

Ответственность юридического лица исключена только тогда, когда физлицо не совершит определенное действие (не допустит бездействия), признаваемое государством нарушением закона, за что предусмотрены санкции.

Одновременно КС «намекает» законодателю на возможность уйти от критерия формы вины при выделении составов административного правонарушения, субъектом которого является юрлицо. В настоящее время разрабатывается новый КоАП, в котором данный подход, возможно, будет учтен разработчиками.

В то же время не могу согласиться с позицией КС в этой части, поскольку ужесточение ответственности для случаев умышленного поведения – умышленного административного правонарушения – как в материальных, так и в формальных составах справедливо. Критерии дифференциации правонарушений по форме вины и (или) характеру состава (материальный или формальный) разработаны уже давно и причин что-то менять в данном аспекте, думается, нет.

Подводя итог, отмечу, что подход законодателя и КС к вопросам соотношения вины юридического и физического лица и дифференциации ответственности в зависимости от формы вины следует поддержать.

Однако более актуальными представляются, скорее, не эти проблемы, а зачастую чрезмерные размеры административных штрафов для юрлиц, достигающие сотен тысяч рублей.

Требует также доработки дифференциация санкций в зависимости от последствий (справедливо ли суровое наказание, если никаких последствий не наступило либо они несущественны?).

Особого внимания заслуживает также тема злоупотреблений при привлечении юрлиц к административной ответственности, когда «создаются» специальные условия, при которых организация совершает правонарушение независимо от ее воли. В итоге факт привлечения к административной ответственности может стать основанием наступления иных юридических последствий – например, поможет государству взыскать с юрлица убытки.


1 Прямое указание «…если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния» (прим. ред.).

2 Статья 263.1 УК РФ (прим. ред.).

Рассказать:
Другие мнения
Фомин Михаил
Фомин Михаил
Председатель президиума Московской городской коллегии адвокатов «Фомин и партнеры», к.ю.н.
Участие адвоката в оценке доказательств: миф или реальность?
Уголовное право и процесс
Почему судьи, вынося обвинительные приговоры, игнорируют доводы защиты
02 Марта 2021
Климовская Анна
Климовская Анна
Руководитель проектов юридической фирмы «ЭЛКО профи»
Выплата компенсации работнику при увольнении: право или обязанность работодателя?
Трудовое право
Почему суды нередко отказывают в удовлетворении подобных исков
26 Февраля 2021
Сальникова Вероника
Сальникова Вероника
Адвокат, партнер ЮГ «Яковлев и партнеры»
Решение латвийского суда от 2006 г. о взыскании алиментов удалось оспорить
Гражданское право и процесс
Апелляция сочла доказательства выплат на содержание сына надлежащими
26 Февраля 2021
Саранов Алексей
Саранов Алексей
Адвокат, управляющий партнер КА «Саранов & Партнеры»
Обжалование решений органов следствия: проблемы эффективности
Конституционное право
Передача дела в суд не является устранением нарушений, допущенных в ходе следствия
25 Февраля 2021
Сагадиев Алексей
Сагадиев Алексей
Управляющий партнер Адвокатского бюро «Гросс» г. Москвы
Представление копий документов из материалов уголовного дела в арбитражный суд
Уголовное право и процесс
Как быть, если суд не заверяет запрашиваемые копии?
25 Февраля 2021
Лукьянов Роман
Лукьянов Роман
Управляющий партнер Semenov & Pevzner
Блокировка программных приложений за нарушение авторских и смежных прав
Интернет-право
Первый опыт правоприменения и дуализм судебных решений
24 Февраля 2021