×

Рискованное действие или безопасное бездействие?

Проблемы, связанные с арендой имущества должника в рамках процедуры конкурсного производства
Сычев Антон
Сычев Антон
Адвокат АП г. Москвы, партнер ASTO Consulting

Банкротство является неотъемлемой частью и юридической, и экономической реальности. Применение данного института возможно в отношении как граждан, не способных выплатить потребительский кредит в несколько сотен тысяч рублей, так и предприятий с задолженностью в миллиарды рублей.

Соответственно, часть элементов банкротства не находит очень частого применения, но это не значит, что их не нужно регулировать. К подобным «редким» инструментам относится аренда имущества должника в рамках процедуры конкурсного производства.

Банкротство связано с невозможностью погашения всех требований кредиторов, поэтому при введении конкурсного производства арбитражный управляющий, становящийся единоличным исполнительным органом несостоятельного юридического лица, изначально исходит из дефицита доходов и средств при большом объеме издержек. Он обязан принимать меры по защите имущества (абз. 2 п. 2 ст. 20.3 Закона о банкротстве), разумно и обоснованно осуществлять расходы, связанные с исполнением возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве (абз. 8), а также действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (п. 4).

Зачастую организация-должник представляет собой имущественный комплекс, осуществляющий предпринимательскую деятельность, имеющий необходимое оборудование и квалифицированный персонал, что в рамках дела о банкротстве позволяет позиционировать его как готовый бизнес и значительно повышает стоимость.

Стоит отметить, что продолжение деятельности несостоятельного предприятия порой является вынужденной мерой для сохранения имущества в целом. Примечательно в этом плане банкротство животноводческих комплексов, способное в отсутствие финансирования в считанные дни привести к падежу скота и кардинальному снижению стоимости имущества. Подобное положение характерно и для промышленных объектов, так как после остановки некоторых печей, станков и иного оборудования расходы по их восстановлению и новому запуску соизмеримы со стоимостью оборудования.

Одной из первостепенных задач арбитражного управляющего является обеспечение финансирования эксплуатационной деятельности предприятия, для чего существуют несколько источников.

Первый – собственные средства управляющего, что само по себе является маловероятным развитием событий, учитывая объем и срок вложений, которые нельзя назвать инвестициями в связи с их беспроцентным характером1.

В связи с этим для арбитражного управляющего существуют множество факторов риска, в том числе риск наличия формальных жалоб и последующего признания его действий экономически нецелесообразными, на что зачастую влияют не объективные причины, а условия экономической или государственной конъюнктуры.

Второй источник финансирования – кредиторы. Здесь стоит подробнее рассмотреть категорию залоговых кредиторов, которые чаще всего представлены кредитными организациями. Они как никто заинтересованы в поддержании цены имущества должника для наиболее полного последующего удовлетворения их требований, но в силу бюрократических причин не спешат осуществлять финансирование в любом объеме, несмотря на косвенную мотивацию, предусмотренную законодательством2.

Третьим вариантом является передача имущества должника в аренду, предоставляющая выгоды как для сохранения имущества должника, так и для процедуры банкротства в целом.

В настоящее время не существует способа сокращения срока согласования финансирования расходов должника с целью предотвращения причинения имущественного ущерба. Усложняется данная система тем, что на передачу в аренду имущества, обремененного залогом в пользу конкурсного кредитора, требуется письменное согласие3. Сдача имущества в аренду без такого согласия является формальным нарушением Закона о банкротстве.

Стоит отметить положительную тенденцию в судебной практике, согласно которой объективная необходимость передачи имущества в аренду ставится выше наличия формального согласия залогового кредитора4.

Интересен в данном случае механизм применения обеспечительных мер, позволяющий принимать оперативные решения в сжатые процессуальные сроки. Но здесь пока нет сформировавшейся правоприменительной практики, в связи с чем существенное воздействие на мнение судей оказывают специфика региона и значимость объекта для субъекта Федерации.

Механизм передачи имущества должника во временное владение и пользование законодательством детально не регламентирован, однако судебная практика исходит из необходимости соблюдения определенного алгоритма, дополнив который, получим следующий порядок действий:

  • анализ целесообразности сдачи имущества в аренду;
  • размещение оферты на заключение договора аренды на площадках с целевой аудиторией;
  • сбор коммерческих предложений для выбора наиболее оптимального;
  • проверка контрагента;
  • заключение договора;
  • инициирование утверждения договора в суде.

Конструкция5 распределения прибыли от передачи залогового имущества в аренду приводит к заключению, что данный инструмент с точки зрения логики Закона о банкротстве предпочтителен.

Сдача имущества в аренду – это всегда риск (в частности, риск гибели имущества, недобросовестности арендатора и т.д.). Проявляя разумность и добросовестность, арбитражный управляющий должен предусмотреть возможные последствия сдачи имущества должника в аренду и потенциальные пути решения проблем.

Передача в аренду подразумевает возврат имущества в том же состоянии с учетом нормального износа. Однако бывают ситуации, приводящие к гибели или порче имущества, из-за чего арендатор должен возместить причиненный убыток. При выборе контрагентом фирмы-однодневки арбитражный управляющий не сможет восполнить убыток с помощью такой компании, в связи с чем у кредиторов возникнет обоснованный вопрос о том, почему управляющий не проявил должную осмотрительность.

Неопределенность в данную ситуацию может внести и тот факт, что подобные фирмы, не способные нести ответственность за причинение вреда арендованному имуществу, могут заявлять коммерческие предложения, в текущий момент представляющиеся по сравнению с иными более выгодными. В таком случае управляющий может задаться вопросом: кому отдать предпочтение: контрагенту, предложение которого экономически выгоднее, но ничем не обеспечено, либо профильному игроку, способному как поддерживать инфраструктуру действующего предприятия, так и в полной мере отвечать по возможным обязательствам из причинения вреда?

Одним из важнейших моментов при заключении договора аренды является согласование существенных для управляющего и кредиторов условий. В связи со спецификой процедур банкротства в договор подлежат включению положения, регулирующие его досрочное расторжение в связи с реализацией имущества на торгах либо вынесением судебного акта; право управляющего на беспрепятственный доступ к предмету аренды для проверки исполнения условий договора и демонстрации имущества в ходе реализации; регулирование субаренды; регламентация порядка несения текущих и капитальных расходов; право собственности на неотделимые улучшения, а также вопрос о субъекте, дающем согласие на производство необходимых работ.

Сфера процедуры банкротства, связанная со сдачей имущества должника в аренду, пребывает в противостоящей арбитражному управляющему позиции. Существует множество примеров привлечения арбитражного управляющего к ответственности за нарушения, связанные с заключением договора аренды с конкретным контрагентом6, заключением договора аренды на новый срок без согласия собрания кредиторов7, передачей имущества в аренду по заниженной стоимости8.

Основной причиной привлечения управляющих к ответственности является отсутствие достаточного законодательного регулирования и расчет в большей части на внутреннее усмотрение арбитражного управляющего, которое может расходиться с мнением кредиторов и суда, что, к сожалению, в проекте поправок в Закон о банкротстве не учтено.

Некоторые арбитражные управляющие, опасаясь привлечения к ответственности, предпочитают рискованным действиям безопасное бездействие, в результате чего предприятия, вполне способные к продолжению функционирования и поддержанию экономической деятельности, созданию рабочих мест и иным положительным для экономики эффектам, останавливаются и «консервируются».

Разработка и закрепление критериев разумного поведения арбитражного управляющего при сдаче имущества должника в аренду – как в законодательстве, так и в судебной практике – позволят, на мой взгляд, снизить напряженность в данной сфере.


1 Исходя из системного анализа норм ст. 395 ГК РФ, п. 1 и 3 ст. 20.6, ст. 59 Закона о банкротстве, а также разъяснений, приведенных в постановлениях Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 2013 г. № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» и от 17 декабря 2009 г. № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», с учетом того что за несвоевременно выплаченную сумму вознаграждения арбитражного управляющего и судебных расходов, связанных с проведением процедуры банкротства, возможность начисления процентов по ст. 395 ГК отсутствует.

2 Пункт 6 ст. 138 Закона о банкротстве: «Расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога, до расходования этих средств в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи».

3 Пункт 4 ст. 18.1 Закона о банкротстве: должник вправе отчуждать имущество, являющееся предметом залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им или обременять предмет залога правами и притязаниями третьих лиц только с согласия кредитора…

4 Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2020 г. № 308-ЭС16-10285(4, 5, 6) по делу № А63-13115/2014.

5 Определение ВС РФ от 20 ноября 2017 г. № 306-ЭС17-9235 по делу № А49-2992/2014, № 301-ЭС17-9716 по делу № А79-8466/2015: залогодержатель вправе потребовать 80% поступающих в конкурсную массу арендных платежей.

6 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС от 28 февраля 2020 г. № 308-ЭС16-10285(4,5,6) по делу № А63-13115/2014.

7 Определение ВС от 20 декабря 2019 г. № 308-ЭС19-24296 по делу № А32-31363/2014.

8 Определение ВС от 19 мая 2020 г. № 305-ЭС19-16314(3) по делу № А40-211646/2014.

Рассказать:
Другие мнения
Жолобова Анна
Жолобова Анна
Советник практики недвижимости и строительства КА «Регионсервис»
Коттеджные поселки: проблемы правового регулирования
Градостроительное право
Как законодатель предлагает решать их
06 декабря 2022
Синицын Алексей
Синицын Алексей
Адвокат АП Архангельской области, зам. председателя Комиссии по взаимодействию с предпринимательским сообществом и правовой защите бизнеса АЮР, член Комиссии по новым технологиям и правовому обеспечению цифровизации общества АЮР
Куда ведут «цифровые следы»…
Интернет-право
О совершенствовании законодательства о защите персональных данных
06 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Проект поправок в АПК: договорная подсудность и судебные расходы
Арбитражный процесс
Плюсы и минусы законопроекта
29 ноября 2022
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Пути совершенствования российского природоохранного законодательства
Природоохранное право
Экоделикт как специальный деликт в системе гражданского права
24 ноября 2022
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП Г. Москвы, адвокат МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «ДИГМАР ГРУПП»
Важные, но неоднозначные предложения
Административное судопроизводство
Некоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными
23 ноября 2022
Пашкевич Татьяна
Пашкевич Татьяна
Адвокат АП г. Москвы
Проблемы применения межотраслевой преюдиции
Уголовное право и процесс
Почему редакцию ст. 90 УПК нельзя признать оптимальной
22 ноября 2022
Яндекс.Метрика