×

Устранение назначенного адвоката от участия в деле в случае «двойной защиты»

Процедурные особенности и важные аспекты заявления ходатайства
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент АП Ставропольского края

АП Ставропольского края традиционно уделяет особое внимание вопросам оказания юридической помощи по назначению в уголовном судопроизводстве. Этот сегмент деятельности в значительной степени формирует мнение общества о состоянии адвокатуры, определяет ее лицо. То, как выглядит это «лицо» со стороны, во многом зависит от адвокатов, непосредственно предоставляющих правовую помощь по назначению.

О недобросовестных «назначенцах» сказано немало. Сегодня хочется отметить добросовестных коллег, для которых соблюдение профессиональных обязанностей – не пустой звук. К слову, поощрение добросовестных адвокатов в той же степени, как наказание недобросовестных коллег, является одним из стимулов к надлежащему исполнению обязанностей.

Читайте также
О взаимоуважении и соблюдении этических норм в условиях «двойной защиты»
Что важно учитывать адвокатам, вынужденным совместно участвовать в деле
30 Июля 2020 Мнения

В публикациях в «АГ» я неоднократно обращался к теме исполнения назначенными адвокатами-защитниками профессиональных обязанностей в условиях «двойной защиты». Есть повод снова вернуться к этой проблеме.

Напомню, что согласно решению Совета ФПА РФ от 27 сентября 2013 г. «О двойной защите» (в редакции от 28 ноября 2019 г.) назначенный адвокат обязан устраниться от участия в деле в случае установления обстоятельств «двойной защиты».

На практике возникают вопросы о процедуре такого устранения. И если в период досудебной подготовки (в силу закрытости для публики) оставление назначенным адвокатом места проведения процессуального действия не является заметным событием (для не вовлеченных в него лиц), то уход из зала заседания вопреки решению суда об отказе в удовлетворении заявленного подсудимым отказа от адвоката-дублера имеет признаки демарша – открытого неподчинения распоряжению председательствующего, законность либо незаконность которого (распоряжения) очевидна далеко не для всех участников судопроизводства и присутствующих в зале.

Читайте также
Когда «двойная защита» есть, а конфликта нет
Основания назначения адвоката-дублера должны быть исключительными
05 Августа 2020 Мнения

Естественно, подобные случаи вызывают больший резонанс. Во избежание открытого конфликта и упреков в неуважении к суду адвокаты ищут менее эпатажные способы освобождения от участия в деле. В качестве одного из них практикуется заявление назначенным адвокатом ходатайства об освобождении от участия в деле. В нем приводятся соответствующие нормы закона, ссылки на решения Конституционного Суда РФ и документы ФПА о недопустимости навязывания помощи адвоката.

В качестве примера приведу недавнее обращение двух адвокатов в адвокатскую палату за разъяснениями. Как следовало из обращения, Алексей Володарец и Роман Иванов были назначены для участия в качестве защитников в уголовном деле в период, когда приглашенный защитник (осуществляющий защиту двоих подсудимых) не мог по объективным причинам участвовать в судебном заседании. Однако после возвращения в процесс адвоката по соглашению суд не освободил его назначенных коллег от дальнейшего участия в деле, не приняв отказ подсудимых от их помощи. Решение суда не содержало мотивировки о злоупотреблении подсудимыми и (или) приглашенным защитником их правами.

В такой ситуации назначенные адвокаты совершенно справедливо считали продолжение защиты невозможным, но сомневались по поводу допустимости прекращения их участия вопреки решению суда. Защитники планировали заявить в ближайшем заседании ходатайства (проекты прилагались) об освобождении от участия в деле ввиду невозможности осуществления защиты в условиях отсутствия доверительных отношений. Они просили также дать рекомендации о дальнейших действиях в случае неудовлетворения ходатайств.

Обращения были рассмотрены, адвокатам даны соответствующие рекомендации. Отмечалось, в частности, что заявление подобных ходатайств самими назначенными судом адвокатами, а не их подзащитными спорно (с процессуальной точки зрения). Если такие ходатайства носят чисто декларативный характер (для выражения своей позиции), их заявление возможно. Однако, как правило, лицо, заявляющее ходатайство, предполагает хотя бы минимальную вероятность его удовлетворения. В данном случае она «стремится к нулю» – у суда есть как минимум две веские причины для отказа в удовлетворении такого ходатайства:

  • отсутствие в УПК РФ процедуры «освобождения адвоката от защиты» по его ходатайству (если это не самоотвод по основаниям, указанным в ст. 72 УПК);
  • формальное (по количественному признаку) ограничение права на защиту в случае удовлетворения ходатайства по сравнению с ситуацией до его заявления (было два адвоката, останется один).

Со второй причиной все более-менее очевидно. Несмотря на более чем сомнительное качество (эффективность) защиты со стороны «лишнего» адвоката в условиях «двойной защиты», само по себе его присутствие создает иллюзию обеспечения права на защиту в большем объеме, нежели без него. При таких обстоятельствах отказ в удовлетворении ходатайства более прогнозируем, поскольку суд ничем не рискует (два адвоката лучше, чем один). Принимая противоположное по смыслу решение, суд (гипотетически) может получить упрек в ограничении права на защиту.

Относительно отсутствия закрепленной в законе процедуры освобождения адвоката от защиты по его ходатайству суд может привести следующие доводы:

  • во-первых, такая процедура действительно не регламентирована;
  • во-вторых, исходя из положений п. 7 ст. 49 УПК, адвокат не вправе инициировать отказ от защиты.

Невозможность отказа от защиты следует и из подп. 6 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, п. 2 ст. 13 КПЭА, п. 17 Стандарта осуществления защиты в уголовном судопроизводстве, принятого VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 г. (далее – Стандарт). При таких обстоятельствах более очевидным процессуальным способом выразить свою позицию является письменное заявление (мнение) в поддержку заявления доверителя об отказе от защитника, поданного в соответствии со ст. 52 УПК.

В обоснование данного заявления (и для исключения встречных доводов о невозможности отказа от защиты) необходимо привести следующую мотивировку.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан соблюдать требования КПЭА и исполнять решения органов адвокатской палаты субъектов Федерации и ФПА, принятые в пределах их компетенции (подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре).

В соответствии с п. 17 Стандарта «адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов».

Совет ФПА в Решении «О двойной защите» указал: «участие в деле наряду с защитником по соглашению защитника по назначению допустимо лишь в том случае, если отклонение отказа от него следователь или суд мотивируют именно злоупотреблением со стороны обвиняемого либо приглашенного защитника своими правомочиями и выносят о таком злоупотреблении обоснованное постановление (определение) с приведением конкретных фактических обстоятельств, свидетельствующих о дезорганизации хода досудебного или судебного процесса. Процессуальное решение лица или органа, осуществляющего производство по уголовному делу, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не содержащее таких мотивировки и обоснования, а принятое в порядке дискреции с одной лишь ссылкой на ч. 2 ст. 52 УПК РФ, не может как явно не соответствующее требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ и позиции Конституционного Суда РФ служить законным и достаточным основанием для дублирования защитой по назначению защиты по соглашению и вынуждает назначенного защитника устраниться от участия в деле (выделено мной. – Н.Т.)».

Согласно Рекомендациям Совета ФПА об обеспечении непрерывности защиты по назначению (утверждены Решением от 28 ноября 2019 г.) «назначение или продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты, нарушающее конституционное право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника, только при условии, что процессуальное решение дознавателя, следователя или суда, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не только вынесено в соответствии с требованиями закона, но и содержит указание именно на такое недобросовестное поведение подозреваемого, обвиняемого и/или защитника (защитников) по соглашению, с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого вывода».

Читайте также
КС запретил судам навязывать обвиняемому защитника по назначению, от которого тот отказался
Суд подчеркнул, что участие в деле защитника по назначению после вступления в дело защитника по соглашению допустимо только при явном злоупотреблении правом на защиту со стороны обвиняемого или приглашенного им адвоката
18 Июля 2019 Новости

Процитированные решения ФПА основаны на правовой позиции КС, изложенной в п. 5 Постановления от 17 июля 2019 г. № 28-П «По делу о проверке конституционности статей 50 и 52 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Ю.Ю. Кавалерова». Соответствующее разъяснение приведено и в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве».

Таким образом, в обращении к суду необходимо прямо указать, что при отказе в удовлетворении заявления доверителя об отказе от назначенного защитника последний может продолжить участие в деле лишь в том случае, если отклонение отказа от него суд мотивирует именно злоупотреблением правомочиями со стороны обвиняемого либо приглашенного защитника и выносит о таком злоупотреблении обоснованное постановление (определение) с приведением конкретных фактических обстоятельств, свидетельствующих о дезорганизации хода досудебного или судебного процесса. Если процессуальное решение не содержит указанной мотивировки, адвокат обязан устраниться от участия в деле. Такое поведение не является проявлением неуважения к суду либо отказом от принятой защиты, а продиктовано лишь необходимостью выполнения профессиональной обязанности, неисполнение которой может привести к возбуждению дисциплинарного производства по заявлению доверителя (или его защитника по соглашению).

При этом под «устранением адвоката от участия в деле» понимается обусловленное необходимостью соблюдения требований Закона об адвокатуре и КПЭА прекращение выполнения назначенным адвокатом функций защитника по конкретному делу (см. п. 5 и 10 Решения Совета АП Ставропольского края от 30 октября 2020 г. «Рекомендации о действиях адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению, при вступлении в дело»).

В силу отсутствия закрепленной законом процедуры устранения адвоката от участия в деле, исходя из смысла приведенных разъяснений ФПА и правовых позиций высших судов, вопрос об устранении адвоката в данной ситуации (если решение суда не содержит приведенной мотивировки о злоупотреблениях со стороны обвиняемого и (или) его приглашенного защитника) не требует разрешения соответствующим правоприменительным органом, поэтому сообщение адвоката о прекращении дальнейшего участия в деле носит уведомительный характер (как в случае прекращения полномочий ввиду расторжения соглашения об оказании юридической помощи).

Тем не менее следует все же по возможности воздерживаться от излишнего эпатажа, помня о необходимости сохранения баланса сопоставимых ценностей (уважение к суду и исполнение адвокатом-защитником профессиональной обязанности). В данном разъяснении – на случай повторного решения об отказе в удовлетворении заявления подсудимых об отказе от защитника-дублера, не содержащего должной мотивировки, – адвокатам рекомендовано дождаться перерыва в судебном заседании либо его отложения, а затем уже выйти из процесса, уведомив суд о прекращении участия в процессе.

В заключение отмечу, что в рассматриваемом случае действовать вопреки решению суда не пришлось: от адвокатов поступили уведомления об удовлетворении судом заявленных подсудимыми повторных ходатайств (подготовленных и поддержанных адвокатами с учетом полученных рекомендаций) об отказе от адвокатов-дублеров.

Рассказать:
Другие мнения
Карпович Никита
Карпович Никита
Адвокат КА «Хмыров, Валявский и Партнеры»
Это – Знак!
Профессиональная этика
Ношение нагрудного Знака не только способствует сплоченности корпорации, но и в традиции адвокатуры, которую надо поддерживать
30 Апреля 2021
Проценко Татьяна
Проценко Татьяна
Адвокат, управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры»
Нарушить и снова вернуться?
Профессиональная этика
К вопросу об увеличении срока недопуска к повторной сдаче квалификационного экзамена
02 Апреля 2021
Айрапетян Нарине
Айрапетян Нарине
Адвокат, член Совета АП Ставропольского края, тренер Школы адвоката АП СК, председатель Ставропольского регионального отделения ФСАР
План действий
Методика адвокатской деятельности
Особенности участия адвоката в делах в отношении лиц с психическими расстройствами
30 Марта 2021
Ершов Юрий
Ершов Юрий
Адвокат АП г. Москвы
Ради интересов подзащитного
Методика адвокатской деятельности
О необходимости обеспечивать права на ознакомление с материалами дела и на уважение человеческого достоинства
30 Марта 2021
Тютюнникова Екатерина
Тютюнникова Екатерина
Адвокат МКА «Центрюрсервис»
Адвокат не должен быть «декорацией» в процессе
Методика адвокатской деятельности
Действия адвоката в интересах правосудия не должны приводить к безоговорочному одобрению госпитализации доверителя без ссылки на его позицию
30 Марта 2021
Репринцев Павел
Репринцев Павел
Адвокат, советник юридической фирмы INTELLECT
Только ли во благо?
Методика адвокатской деятельности
О судебном контроле над осуществлением права на эффективную защиту
15 Декабря 2020
Яндекс.Метрика