×

Запрет определенных действий неконституционен?

Не разрешили запрещать связываться со следователем и с полицией, а про адвоката – ни слова

Во втором чтении рассмотрен законопроект № 900722-6, которым предлагается ввести новую меру пресечения – запрет определенных действий, предусматривающую возможность ограничения прав и свобод обвиняемого (подозреваемого), за исключением его изоляции в жилом помещении. Как писала «АГ», в первом чтении законопроект приняли еще в декабре 2016 г., однако ко второму чтению документ был значительно переработан.

Читайте также
Предложение о новой мере пресечения прошло второе чтение
Госдума во втором чтении рассмотрела проект закона, которым устанавливается введение запрета на осуществление определенных действий
28 Марта 2018 Новости

Считаю, что дополнение существующей системы мер пресечения запретом определенных действий может привести к тому, что постановления об избрании меры пресечения станут более обоснованными: суду придется указывать, по какой причине в конкретном случае невозможно запретить обвиняемому совершать определенные действия, а необходимо применять домашний арест или заключение под стражу. В настоящее время суды предпочитают копировать стандартные тексты из ходатайств следователей и дознавателей, которые переносят абстрактные формулировки из УПК РФ и бездумно цитируют основания для избрания меры пресечения вместо приведения фактических обстоятельств дела. Возможно, после внесения предложенных изменений в УПК РФ суды начнут приводить доводы в обоснование сделанных выводов, а сторона обвинения отойдет от заученных фраз, поддерживающих ходатайство следователя независимо от его содержания. Впрочем, считаю, что это маловероятно.

Проект можно рассматривать как направленный на смягчение законодателем репрессивных мер в отношении представителей предпринимательского сообщества. Не исключено, что фигурантам уголовных дел хотят оставить возможность заниматься бизнесом. Новая мера пресечения позволила бы заниматься предпринимательской деятельностью будучи под следствием, что практически невозможно при избрании домашнего ареста и тем более заключения под стражу.

В ч. 1 ст. 108 УПК РФ говорится о заключении под стражу при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. При этом в сравнении с данной мерой все остальные могут выступать в качестве более мягких. К ним относятся подписка о невыезде, залог, домашний арест, личное поручительство.

В законопроекте речь идет о мерах пресечения, являющихся альтернативными по отношению к заключению под стражу. Стоит отметить, что альтернативой заключению под стражу давно является домашний арест. Новая мера пресечения в виде запрета определенных действий скорее будет являться альтернативной уже домашнему аресту, поскольку законодатели предлагают закрепить в ней, в частности, обязательство лица не выходить за пределы жилого помещения в определенные периоды времени, а также отправлять и получать почтово-телеграфные отправления и т.п. При этом если проект закона примут, в срок содержания под стражей будет засчитываться запрет выхода в определенные периоды времени за пределы жилого помещения из расчета два дня его применения за один день содержания под стражей.

Законопроект предусматривает, что суд при избрании залога или домашнего ареста сможет дополнительно устанавливать для фигуранта и новые запреты. Полагаю, что возможность применения запрета определенных действий наряду с домашним арестом или залогом приведет к практике, когда судами будут одновременно избираться сразу две меры пресечения, что недопустимо. Такие постановления ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны законными и обоснованными. Более того, каждая из этих мер имеет свое назначение и непосредственно связана с наличием определенных оснований для ее применения. И здесь возникает вопрос: если запрет определенных действий является самостоятельной мерой пресечения, то зачем ее надо «добавлять» в качестве дополнительной к залогу и домашнему аресту?

Отдельно замечу: для меня остается непонятным, почему указано, что нельзя будет запрещать вызывать скорую, полицию и аварийную службу, а также связываться со следователем и контролирующим органом, но в то же время нет ни слова о связи с адвокатом, что является нарушением права на защиту фигуранта и противоречит Конституции РФ. И неясно, это случайный пробел или же умышленное оставление лазейки для определенных целей.

Ко второму чтению в документе появилась поправка, согласно которой обвиняемым и подозреваемым по уголовным делам о нарушении ПДД (ст. 264 и 264.1 УК РФ) можно запретить водить автомобиль на время следствия. Такое ограничение должен налагать суд по ходатайству следователя. В этом случае водительское удостоверение изымут, и оно будет храниться в материалах дела. Считаю это дополнение правильным, ведь автомобиль является источником повышенной опасности. 

В завершение хотелось бы отметить, что при всех недоработках инициатива законодателей все же носит разумный характер. Несмотря на то что в УПК РФ указаны семь мер пресечения, суды зачастую отправляют обвиняемых и подозреваемых под стражу. Возможно, изменения поспособствуют расширению практики применения альтернативных заключению под стражу мер пресечения. В связи с принятием законопроекта число случаев, когда гражданина не отправляют в СИЗО, а накладывают определенные ограничения, может увеличиться, что облегчит участь тех, кто еще не признан судом виновным.

Нельзя недооценивать стремление законодателей расширить список гарантий неприкосновенности личности. Новая мера пресечения должна быть внесена в Кодекс независимо от того, будет ли она применяться на практике регулярно или, уподобившись залогу, крайне редко. Ведь если законом не предусмотрена такая возможность, то и воспользоваться ею нельзя. А что касается эффективности – время и практика покажут.

Рассказать:
Другие мнения
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Право на разумный срок судопроизводства не конкурирует с правом на защиту
Уголовное право и процесс
Последнее больше зависит от иных факторов, чем от срока обжалования
24 Сентября 2020
Кириенко Михаил
Кириенко Михаил
Адвокат, руководитель уголовной практики АБ «КРП», доцент Южно-Уральского государственного университета, к.ю.н.
Получится ли усилить гарантии независимости адвокатской деятельности?
Уголовное право и процесс
Каким образом целесообразно скорректировать проект поправок в УК и УПК
22 Сентября 2020
Брестер Александр
Брестер Александр
К.ю.н., советник Адвокатского бюро «Хорошев и партнеры»
Главное – идти вперед, а не просто идти
Уголовное право и процесс
При отсутствии уважения к адвокатской деятельности поправки в УК и УПК РФ могут оказаться неработающими
22 Сентября 2020
Смирнов Юрий
Адвокат АП Калужской области, председатель Калужской областной Коллегии адвокатов «Консул»
Участие в деле специалиста – не формальность
Правовые вопросы статуса адвоката
Защитникам необходимо активнее использовать возможность привлечения в уголовное дело компетентных лиц
22 Сентября 2020
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
Устранить процессуальное неравенство
Правовые вопросы статуса адвоката
Необходимые изменения в УПК РФ
22 Сентября 2020
Батура Ольга
Руководитель практики недвижимости и ГЧП Дювернуа Лигал
О возможности включения в договор обязанности публично-правового образования издать нормативный правовой акт
Гражданское право и процесс
Включение такого условия в соглашение допустимо, но обязанность издания не следует квалифицировать как гражданско-правовую
22 Сентября 2020