×

Адвокатская тайна снова под угрозой

Адвокаты и адвокатура в свете законопроекта о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации
Материал выпуска № 12 (53) 16-30 июня 2009 года.

АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА СНОВА ПОД УГРОЗОЙ

Адвокаты и адвокатура в свете законопроекта о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации


17 апреля 2009 г. Государственная Дума России приняла в первом чтении («за» – 316 голосов) проект федерального закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком». Данный проект, разработанный Федеральной службой по финансовым рынкам, был внесен в Государственную Думу Правительством РФ.

Законопроект рассматривался в Правительстве с марта 2007 г. и был утвержден для внесения в Государственную Думу 2 декабря 2008 г.

Данный законопроект, крайне любопытный, но весьма «сырой» по содержанию, представляет интерес и для адвокатов, причем не только с точки зрения того, как он затронет соответствующих клиентов и оказание им юридических услуг: его положения относятся непосредственно к самим адвокатам, причем по меньшей мере в трех аспектах.

Во-первых, ст. 5 «Инсайдеры» данного проекта предусматривает: «1. К инсайдерам относятся следующие лица:
<…>

4) физические лица, имеющие доступ к инсайдерской информации на основании трудовых и (или) гражданско-правовых договоров, заключенных с организациями, указанными в пунктах 1–3 настоящей части (далее – сотрудники);

5) лица, имеющие доступ к инсайдерской информации на основании договоров, заключенных с организациями, указанными в пунктах 1–3 настоящей части, в том числе аудиторы (аудиторские организации), лица, имеющие право в соответствии с федеральным законом осуществлять оценочную деятельность, профессиональные участники рынка ценных бумаг, кредитные организации;».

Если проект станет федеральным законом, то адвокаты в соответствующих случаях будут подпадать под п. 4 или же под п. 5 ч. 1 данной статьи. В самом деле, неужели адвокаты не могут иметь такой же доступ к соответствующей инсайдерской информации, что и аудиторы, и оценщики? Из сказанного следует, что адвокатов будут затрагивать все соответствующие положения данного закона, в том числе ст. 7 «Ограничения на использование инсайдерской информации и манипулирование рынком», ст. 10 «Требования по ведению и передаче списков инсайдеров и раскрытию сведений о совершенных инсайдерами операциях», ст. 11 «Меры по выявлению и предотвращению неправомерного использования инсайдерской информации и манипулирования рынком».

Во-вторых, к адвокатуре будет иметь непосредственное отношение ст. 17 «Полномочия саморегулируемых организаций»: «Саморегулируемая организация, признаваемая таковой в соответствии с федеральными законами, вправе:

1) разрабатывать в соответствии с настоящим Федеральным законом и нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков требования к своим членам (правила), позволяющие выявлять, предотвращать и пресекать неправомерное использование инсайдерской информации и манипулирование рынком;

2) контролировать соблюдение своими членами требований, установленных настоящим Федеральным законом, принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, а также правилами саморегулируемой организации, устанавливать санкции за их нарушение».

Адвокатура, как известно, под понятие саморегулируемой организации подпадает. Самое же интересное случится тогда, когда слово «вправе» в только что приведенной статье в ходе второго или третьего чтения будет заменено словом «обязана», которое, если исходить из логики законопроекта, является в нем гораздо более уместным.

В-третьих, в проекте имеется ст. 16 «Порядок представления информации в федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков»: «1. Федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие их функции органы или организации, государственные внебюджетные фонды, Центральный банк Российской Федерации, юридические лица, их должностные лица и сотрудники, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, обязаны по мотивированному (обоснованному) письменному требованию (запросу) федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков представлять в срок, указанный в требовании (запросе), документы, письменные и устные объяснения и информацию, в том числе составляющую коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну (за исключением государственной и налоговой тайны), которые необходимы для выявления и пресечения фактов неправомерного использования инсайдерской информации и манипулирования рынком. Установленный в требовании (запросе) федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков срок должен обеспечивать возможность подготовки указанными органами (лицами) документов, объяснений и (или) информации.

2. Представление по требованию (запросу) федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков документов, объяснений и (или) информации федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими их функции органами или организациями, государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации, юридическими лицами, их должностными лицами и сотрудниками, физическими лицами, в том числе индивидуальными предпринимателями, в целях и порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, не является нарушением служебной, банковской, коммерческой тайны, тайны связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иной охраняемой законом тайны.

3. Лица, уклоняющиеся от выполнения требований федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков при осуществлении им полномочий, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также представившие в федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков ложную или вводящую в заблуждение информацию либо сокрывшие информацию, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
<…>

5. Федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков не вправе раскрывать и передавать любому лицу информацию, полученную от органов и лиц, указанных в части 1 настоящей статьи, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами».

Кроме того, согласно ст. 18 «Международное сотрудничество» федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков вправе обмениваться такой информацией в определенных случаях с соответствующим органом (организацией) иностранного государства на основании соглашения с таким органом (организацией), предусматривающего взаимный обмен указанной информацией.

Напомним, что ст. 7.1 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» также возлагает в п. 2 на адвокатов обязанность сообщать уполномоченному органу определенную информацию. Однако при этом в п. 5 этой же статьи делается важная оговорка: «Положения пункта 2 настоящей статьи не относятся к сведениям, на которые распространяются требования законодательства Российской Федерации о соблюдении адвокатской тайны». Любопытно отметить, что в первоначальном тексте закона, принятом в 2001 г., сама статья 7.1 с ее п. 5, отсутствовала: эта статья была введена только Федеральным законом от 28 июля 2004 г. № 88-ФЗ.

К сожалению, в рассматриваемом законопроекте правило, аналогичное только что приведенному пункту 5, отсутствует. Из сказанного следует, вероятно, что если этот законопроект будет принят в таком же виде, то через три года в него неизбежно придется вносить изменения.

Если же этого не случится, то останется только констатировать, что в России противодействие неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком является более важной задачей, нежели противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Напрашивается вывод, что следующим шагом должно быть внесение изменений в УК РФ, согласно которым уголовное наказание за неправомерное использование инсайдерской информации и манипулирование рынком должно быть более суровым, нежели наказание за легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма. После этого останется только поздравить законодателя с соблюдением законов логики.

В связи с этим думается, что Федеральной палате адвокатов РФ следует сделать все от нее зависящее, чтобы правило, аналогичное п. 5 ст. 7.1 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», в данном законопроекте к его второму чтению появилась. Кроме того, органам самоуправления адвокатуры и наиболее продвинутым адвокатам следует тщательно проанализировать данный законопроект с точки зрения отражения в нем интересов адвокатов и предложить в него иные соответствующие изменения. При этом несомненно, что в данном законопроекте в первую очередь необходимо в том или ином виде указать на то, что его положения не касаются сведений, на которые распространяются требования законодательства РФ о соблюдении адвокатской тайны.

Александр МУРАНОВ,
доцент кафедры международного частного
и гражданского права МГИМО (У) МИД РФ,
управляющий партнер коллегии адвокатов
«Муранов, Черняков и партнеры»,
член Центрального Совета Ассоциации юристов России,
кандидат юридических наук

"АГ" № 12, 2009