×

Системно и прагматично

НКС – о концепции гражданского законодательства
Материал выпуска № 12 (53) 16-30 июня 2009 года.

СИСТЕМНО И ПРАГМАТИЧНО

НКС – о концепции гражданского законодательства



В заседании участвовали вице-президенты ФПА Ю.С. Пилипенко и Г.М. Резник, представители государственных органов, судейского корпуса, адвокатского сообщества, ученые-правоведы, в том числе члены Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства: первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права А.Л. Маковский, заведующий кафедрой гражданского и семейного права МГЮА В.П. Мозолин, заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ В.М. Жуйков.

«Привлекая к проблеме совершенствования гражданского законодательства адвокатское сообщество, – сказал В.В. Лазарев, – Научно-консультативный совет не сомневается в эффективности такого решения. Проблемные вопросы необходимо обсудить с точки зрения адвокатской практики».

Концепция

 Виктор Мозолин и Валерий Лазарев
Проект подготовлен в соответствии с Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» и рекомендован к обсуждению Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

В его подготовке участвовали пять рабочих групп под руководством советника Президента РФ В.Ф. Яковлева (раздел об общих положениях Гражданского кодекса), заведующего кафедрой юридического факультета МГУ профессора Е.А. Суханова (раздел о юридических лицах), Председателя ВАС РФ А.А. Иванова (раздел о вещных правах), заместителя Председателя ВАС РФ В.В. Витрянского (раздел об общих положениях об обязательствах), судьи ВАС РФ С.В. Сарбаша (раздел о ценных бумагах и финансовых сделках). В состав каждой группы входили как ученые, так и работники судов.

Среди целей проекта – развитие основных принципов гражданского законодательства РФ, соответствующих новому уровню рыночных отношений, отражение в Гражданском кодексе опыта его применения и толкования судом, а также сближение положений Кодекса с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейского Союза. Проект опубликован в нескольких периодических изданиях, в том числе в «Вестнике ВАС РФ».

А.Л. Маковский охарактеризовал основные направления проекта: 1) внесение в часть первую Гражданского кодекса изменений системного характера (предлагается включить в нее нормы, регулирующие корпоративные отношения; полностью переработать второй раздел и дать ему новое название – «Вещные права»; создать развернутую систему гражданско-правовых норм, направленных на защиту нематериальных благ, в том числе личных неимущественных прав); 2) введение дополнительных средств, обеспечивающих надлежащее исполнение гражданских обязанностей и осуществление гражданских прав (в частности, введение принципа добросовестности и института преддоговорной ответственности); 3) детализация правового регулирования, совершенствование гражданско-правового инструментария; 4) установление полного соответствия между Гражданским кодексом и законодательством, построенным на его базе; 5) исправление ошибок и устранение норм Кодекса, которые оказались неэффективными.

Вопросы и замечания

 Виктор Жуйков
По мнению В.В. Лазарева, проект является попыткой навести определенный порядок в гражданских правоотношениях. Это касается, в частности, раздела о юридических лицах. В то же время возникает много вопросов, связанных с толкованием и применением положений предлагаемой концепции (например, положений, содержащихся в разделах о юридических лицах, о вещных правах).

Ряд критических замечаний с точки зрения общей теории права высказал В.П. Мозолин. По его мнению, попытка включить в состав обязательственных отношений, регулируемых гражданским законодательством, внутрикорпоративные отношения ведет по существу к отказу от кодифицированной гражданско-правовой модели, поскольку эти внутренние отношения не подпадают под предмет регулирования, определенный в п. 1 ст. 2 ГК РФ как имущественные и личные неимущественные отношения между субъектами.

Иными словами, концепция охватывает в том числе и отношения, которые должны регулироваться не кодексом, а специальными законами. Внесение подобных изменений приведет к трансформации Гражданского кодекса в свод законов и в целом будет означать, что законодатель встал на путь создания отдельных комплексов законодательства, состоящих из правовых норм различной отраслевой принадлежности, в то время как «система законодательства должна представлять собой единый организм, в котором кодекс содержит лишь стволовые клетки, которые взаимодействуют с другими его клетками».

Юлия Меркулова
Неоднозначную оценку вызвало предложение ввести общий принцип добросовестности в качестве дополнительного средства, обеспечивающего надлежащее исполнение гражданских обязанностей и осуществление гражданских прав.

С.Г. Пепеляев, управляющий партнер юридической фирмы «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», эксперт Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам, член Научно-экспертного совета при Комитете Совета Федерации по правовым и судебным вопросам, сказал, что пять лет назад ФНС, ссылаясь на одно из постановлений Конституционного Суда, вместо того чтобы выявлять составы налоговых правонарушений, начала искать в действиях налогоплательщиков нарушения принципа добросовестности и использовать эти нарушения в качестве оснований для начисления недоимок и наложения штрафов. Теперь «этот принцип приходится выдавливать из практики по капле». Не сложится ли подобная ситуация и в сфере гражданского права?

По мнению В.М. Жуйкова, проблема не в содержании принципа добросовестности, а в том, как этот принцип применяется судом. «Принцип добросовестности используется в противоречии с его назначением, которое в Налоговом кодексе определено следующим образом: все сомнения в толковании и применении налогового законодательства толкуются в пользу налогоплательщика».

 Юрий Пилипенко
Д.Н. Бедняков, советник Председателя Совета Федерации ФС РФ, и В.В. Лазарев выделили другой аспект проблемы: как адвокаты на практике будут соизмерять свои позиции с принципом добросовестности? Д.И. Бедняков считает, что подход к применению этого принципа по отношению к адвокатам и к сторонам в процессе должен быть дифференцированным.

В.Н. Буробин, президент адвокатской фирмы «Юстина», обратил внимание на то, что в проекте концепции развития законодательства о юридических лицах адвокатские образования, так же как и адвокатские палаты субъектов РФ, отнесены к общественным организациям. Это сущностная ошибка: по своей правовой природе адвокатура не подходит под определение общественной организации.
«Причисление адвокатуры к общественным организациям абсолютно некорректно и, в частности, противоречит позиции Европейского суда, – резюмировал Г.М. Резник. – Адвокатура – это корпорация публичного права, вступление в которую является обязательным, так как обеспечить качество профессиональной деятельности адвокатов без контроля со стороны саморегулируемой корпорации невозможно».

Предложения

Г.М. Резник предложил при совершенствовании Гражданского кодекса учесть то обстоятельство, что в настоящее время вследствие ошибки, допущенной законодателем, при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации не учитывается степень вины. В результате, несмотря на то, что ст. 151 ГК РФ обязывает суд при определении размера компенсации морального вреда принимать во внимание степень вины нарушителя, компенсация назначается одинаковая, вне зависимости от того, имел ли место «откровенный заказ, проплаченный коррумпированным журналистам и редакторам, или вред был причинен вследствие добросовестного заблуждения журналиста, проводившего расследование».

Кроме того, Г.М. Резник назвал очень неудачной – «абсолютно безразмерной» – формулировку ст. 150 ГК РФ, где среди нематериальных благ последовательно названы «достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация», то есть понятия «достоинство», «честь» и «деловая репутация» разделены (в отличие от формулировки, которую содержит ст. 152 ГК РФ, – «честь, достоинство и деловая репутация»). Это открыло путь для вольного толкования ст. 150 ГК РФ, благодаря которому суды получили возможность принимать решения о взыскании морального вреда, признавая оскорбительной форму высказывания. Таким образом, на практике наряду с закрепленным в уголовном законе понятием «оскорбление» возникло гражданско-правовое понятие – «оскорбительная форма высказывания».

Александр Маковский
В связи с этим Г.М. Резник предложил пойти по пути, на который встали во многих зарубежных странах: по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации при определении размера компенсации морального вреда обязательно учитывать степень вины нарушителя; вместо понятия «честь, достоинство и деловая репутация» ввести единое понятие «репутация»; уточнить термин «деловая репутация» (в настоящее время с исками о защите деловой репутации часто обращаются государственные органы, что полностью противоречит, например, позиции Европейского Суда), декриминализировать клевету и оскорбление.

В ходе обсуждения были высказаны и другие предложения по совершенствованию гражданского законодательства.

Подведение итогов

Многие из высказанных участниками заседания замечаний и предложений С.Л. Маковский признал заслуживающими внимания и заверил, что они будут учтены при подготовке проектов федеральных законов о внесении изменений в Гражданский кодекс.

По материалам обсуждения предполагается подготовить обобщенные предложения Федеральной палаты адвокатов по совершенствованию гражданского законодательства. Они будут направлены в Исследовательский центр частного права при Президенте РФ и Совет при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

Обобщение материалов заседаний Научно-консультативного совета ФПА в форме докладов уже прочно вошло в практику. Это очевидный результат работы Федеральной палаты адвокатов и НКС, отметил Ю.С. Пилипенко. Так, по итогам заседания, состоявшегося в ноябре 2008 г., был подготовлен доклад «Обеспечение прав и интересов граждан при осуществлении уголовно-правовой политики в Российской Федерации», с которым ФПА обратилась к органам государственной власти, общественным организациям и средствам массовой информации.

   
 Лев Бардин и Дмитрий Урсин
 Сейран Багян и Сергей Пепеляев



Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель главного редактора «АГ»

"АГ" № 12, 2009